Хинштейн рассказал, готова ли Россия к отключению от глобального интернета
Хинштейн рассказал, готова ли Россия к отключению от глобального интернета
© Украина.ру
— Александр, недавний сбой социальных сетей безусловно несет риски пользователям, но насколько  это для нас опасно?

— Это опасно только с точки зрения того, что привычные механизмы и образ жизни ломаются, люди не могут воспользоваться ставшими уже обыденными механизмами, инструментами, социальными сетями, мессенджерами. Но если говорить именно о безопасности и о защищенности российских граждан, то хочу заметить, что в период этого великого сбоя российские продукты никаким образом затронуты не были. Это означает, что у наших граждан всегда сохраняется возможность альтернативы.

То есть заблокировали Инстаграм или произошел какой-то технический сбой. У тебя всегда есть возможность зарегистрироваться в других социальных сетях, потому что ни «Одноклассники», ни «ВКонтакте» никаким образом не пострадают. Нет доступа к Гугл — пожалуйста, есть работающая исправно поисковая система Яндекс. И все эти события, они, помимо прочего, нам еще дают очень хороший пример того, насколько оправдана была государственная политика по созданию безопасного рунета.

Когда эта работа начиналась, в определенное время тому назад, очень многие оппоненты, скептики говорили, что это делается исключительно для того, чтобы отрезать Россию от внешнего мира. Заставить пойти нашу страну по пути Северной Кореи и Китая.

Конечно же, это не так. И конечно же, создание безопасного рунета в первую очередь было необходимо для обеспечения бесперебойной, автономной при необходимости, работы интернета на территории нашей страны. Сделать нас в этом сегменте максимально импортонезависимыми. Что, собственно, и показали эти события.

Хинштейн сравнил блокировку YouTube с ядерным ударом по США
Хинштейн сравнил блокировку YouTube с ядерным ударом по США
© РИА Новости, Михаил Воскресенский / Перейти в фотобанк
— Да, вы как раз упомянули об альтернативных платформах — Телеграм, ВКонтакте, Яндекс — это примеры успешных российских продуктов. Однако чего нам не хватает, чтобы заменить все мессенджеры, социальные сети, весь зарубежный информационный продукт отечественным?

— Нам не хватает, если говорить конкретно по специфике, объективно достойного конкурента для Ютьюб, хотя соответствующий продукт разработки в России есть, но по своему охвату и содержанию, конечно, они до уровня Ютьюб не дотягивают.

Что касается инструментариев для организации видеоконфренц-связи, аналогов Zoom, то сегодня в России такие наработки есть, они не так популярны, как Zoom, но опять-таки это вопрос времени.

Сегодня государство вкладывает серьезные средства, усилия, для поддержки отечественной IT-отрасли, для запуска и максимальной раскрутки, продвижения наших собственных продуктов, буквально несколько, три недели тому назад правительство утвердило так называемый второй пакет мер поддержки.

Напомню, что в России принято беспрецедентное налоговое законодательство в части IT, все они переведены на минимальное налогообложение, сокращены отчисления в различные фонды. То есть в этом смысле государство дает удочку, а не рыбу. И многие, слава богу, этой удочкой успешно пользуются.

— Действительно, Ютьюб фактически цензурирует наши медиаресурсы по идеологическому принципу, отсюда частые блокировки наших ресурсов, как было с «Ньюсфронтом», с «Царьградом», или недавно c Russia Today. Отсюда и рождается идея замены их на альтернативные платформы, альтернативные хостинги. Однако, тот же Рутьюб не так успешен, мягко говоря, как Ютьюб. Почему не удается заменить и заместить этот видеохостинг?

— По разным причинам. Во-первых, потому что, наверное, всегда имеет роль и значение фактор личности. Во-вторых, объективно, средства, которые сегодня тратятся на продвижение и разработку Рутьюб, конечно, несоразмерны с возможностями Ютьюба, а точнее, гигантской корпорации, которой он принадлежит. Потому что Гугл оперирует цифрами в десятки миллиарды евро и долларов. У нас, конечно, нет такого объема и такого оборота.

Я искренне сожалею, что мы упустили в какой-то момент, когда Рутьюб и Ютьюб в России были наравне, Рутьюб в какой-то период даже опережал. Но называется «лиха беда начало». Если мы видим с вами, что в целом ряде других сегментов отечественные продукты не просто составляют достойную конкуренцию иностранным, но и являются наиболее массовыми и популярными у российского пользователя, следовательно есть возможность развивать свои интернет-проекты.

Мы сегодня перечисляли их — это социальные сети. Кто бы что ни говорил, но по степени охвата, по объему российской аудитории «ВКонтакте» и «Одноклассники» являются соцсетями номер один. Это и с точки зрения поисковых систем.

Так вот, если мы можем в этих сегментах успешно конкурировать, значит, мы можем и в других сегментах работать. Здесь государство со [своей] стороны необходимые шаги и дальше будет предпринимать, но очень важно, чтобы это накладывалось на соответствующие движения и инициативу самих участников рынка.

— Еще один вопрос — это вопрос регулирования. Все компании находятся за рубежом, и единственным механизмом влияния на них представляются сейчас штрафы. Недавний штраф Фейсбуку, штрафы другим социальным сетям. И за цензуру, и за неправильное ведение деятельности на нашей территории. Насколько вообще мы эффективно можем регулировать деятельность этих корпораций? Хватает ли штрафов, или все-таки нужен более сложный механизм?

— Мы формируем, нарабатываем соответствующую практику, потому что в долгий период времени у нас, увы, это должным образом не было урегулировано с правовой точки зрения. Да, штрафы накладывались, да, требования Роскомнадзора выдвигались, но, как нередко бывает, суровость закона компенсировалась его неисполнением. Сегодня ситуация не изменилась.

Государственная Дума, уже ушедшая, седьмого созыва, приняла ряд инициатив, в большинстве из них я являюсь автором, которые установили ответственность за неисполнение законных требований Роскомнадзора, за неудаление противоправного и негативного контента, за нарушение основополагающих прав и свобод граждан Российской Федерации, так называемые законы о противодействии IT-цензуре.

Мы приняли закон о приземлении, устанавливающие требования для работы в России IT-гигантов иностранных, и прописали в нем меры понуждения. Потому что учил нас старина Кольт: «доброе слово, помноженное на пистолет, всегда выглядит убедительней, чем доброе слово». И принятые нами меры только внешне со стороны кажутся достаточно жесткими.

Мы принимали их, скажем, возможность полной тотальной блокировки того или иного ресурса на территории нашей страны. Или ограничения и замедление трафика. Мы принимали эти нормы с пониманием, что к ним государство будет прибегать только в исключительных случаях. Это, образно выражаясь, голова Медузы Горгоны.

Я, честно, не очень себе представляю, технически, — это как раз совершенно возможно, — политически, социально, понятийно, как может произойти, например, блокировка того же самого Ютьюба на территории России. Но такие возможности должны быть. Потому что, повторяю, хорошее обращение и уговоры на наших партнеров действуют далеко не всегда.

Наглядный пример — история с замедлением трафика Твиттер. На протяжении ряда лет Твиттер не только не удовлетворял требования Роскомнадзора об удалении негативного контента, а просто их игнорировал, не считая нужным вообще отвечать. И более двадцати четырех тысяч требований Роскомнадзора было вынесено, но они остались без ответа.

Дальше началось замедление, как раз в рамках принятого нами закона. И Твиттер 99% всего негативного контента удалил. Я абсолютно уверен, что и другие IT-гиганты последуют этому примеру и будут соблюдать российские законы.

Как нам обустроить Рунет? Сможет ли Россия отказаться от иностранных сервисов
Как нам обустроить Рунет? Сможет ли Россия отказаться от иностранных сервисов
© РИА Новости, Максим Блинов / Перейти в фотобанк
С 1 января 2022 года вступает в силу норма, обязывающая все крупные зарубежные интернет-ресурсы создавать на территории России свои полноценные филиалы или представительства. Это делается для того, чтобы существовал понятный и четкий механизм взаимодействия между IT-гигантами, бигтехом с одной стороны и российскими пользователями и властями с другой стороны.

В законе о приземлении, как я уже сказал, прописан целый ряд мер понуждения. Это не только штрафы и не только блокировка или частичные ограничения трафика, максимально жесткие меры — это и другие, но довольно существенные, весомые меры.

Информирование граждан о том, что этот ресурс нарушает законодательство России, запрет на привлечение и размещение рекламы, как на своем ресурсе, так и на других ресурсах. Запрет на получение денежных средств через российские финансовые системы, механизмы. Запрет на трансграничную передачу и обработку персональных данных.

То есть все эти шаги направлены на то, чтобы по-хорошему понудить представителей иностранного бигтеха соблюдать российское законодательство. Причем, что важно: все эти меры прекращают свою работу сразу после того, как IT-гигант выполнил требования о приземлении.

И еще одна важная вещь: они не могут применяться все одновременно и сразу. 1 января тот же самый Ютьюб должен создать на территории России, или Гугл, поскольку это самостоятельное юридическое лицо, свое представительство. Не Google Russia, которая говорит, что они занимаются только продвижением и сбором рекламы, с чем справится любой рекламный агент, а полноценный филиал.

Допускаю, что кто-то из них, не обязательно эти коллеги, у нас всего предварительно двадцать IT-гигантов, попадает под требуемый закон, кто-то из них его не будет соблюдать. Его сразу не оглоушат набором мер принуждений, а будут последовательно одну за другим применять. Не хочешь приземляться, не открываешь ты личный кабинет на сайте Роскомнадзора, не организовываешь ты у себя на ресурсе почтовый ящик для обратной связи с россиянами, а собственно, таких условий всего три, для приземления, я их вам перечислил.

Так вот, последовательно, шаг за шагом. Сначала информирование пользователя о нарушении ресурсом российского законодательства. Что это значит? Это значит, что когда ты будешь заходить на этот ресурс, или забивать в поисковике его ссылку, тебе будет приходить сразу информация — данный ресурс нарушает законодательство Российской Федерации. Это твой выбор, пользователь, хочешь пользуйся ресурсом, нарушающий закон твоей страны, не хочешь — не пользуйся, но ты уже заведомо предупрежден и понимаешь.

Не сработало? Хорошо, следующая операция. Тогда вы не вправе привлекать и размещать у себя на ресурсе рекламу, и рекламу о себе на других ресурсах. Хорошо, не сработало. Тогда вот вам запрет на привлечение средств. Причем что важно — все эти нормы носят не декларативный характер. Это не история про Телеграм 2.0, когда государство объявило жесткие шаги, но при этом реализовать их на практике не смогло, что вызвало, конечно же, определенный правовой нигилизм, и будем честно говорить, определенные репутационные издержки.

Сегодня каждый из тех механизмом понуждения, нами прописанный, имеет четкую возможность реализации. И эта возможность реализации уже заложена в законе. Надо понимать: IT-гиганты, да и не только гиганты, а вообще IT-ресурсы в подавляющем большинстве, заинтересованы в извлечении прибыли. Это бизнес, и бизнес неплохой, потому что рынок растет не по дням, а по часам. Объем средств, который Гугл зарабатывает в России, измеряется суммой около двух миллиардов долларов, по 2020 году.

Поэтому очень простой вопрос. Хотите дальше зарабатывать — соблюдайте правила, они совсем недороги в реализации, абсолютно несложны с технической точки зрения. Ну и мы, принимая закон о приземлении, собирали представителей всех этих IT-структур, приглашали двадцать, пришло четыре. В основном это крупные торговые площадки, маркетплейсы.

Так вот, они говорят о том, что созданием своих филиалов В России, скажем Aliexpress создали здесь свой филиал, или Хуавей — они не только потеряли, они выиграли, потому что им гораздо проще стало вести свои дела в России, потому что объем рынка возрос, и следовательно, возросла и прибыль. И они говорят в один голос о том, что не только эта мера и норма нами не отвергается, а наоборот, всемерно поддерживается.

Я очень рассчитываю на то, что крупный бигтех эти нормы будет соблюдать. Не будет соблюдать — здесь государству придется, конечно, применять жесткие рычаги, до чего всё же, надеюсь, не дойдет.

— Люди очень часто обеспокоены тем, что они могут оказаться под колпаком государства. Много было примеров перегиба, использования того же законодательства, наказаний в плоть до уголовного даже за репосты. Почему-то люди не опасаются подобного со стороны зарубежных спецслужб. В связи с этим вопрос: насколько мы в состоянии эффективно регулировать рунет без лишних перегибов?

— Я надеюсь на то, что сила любой умной и думающей власти не в том, чтобы не совершать ошибок, они неизбежны, особенно когда ты идешь по новому, неизвестному ранее пути, а в том, чтобы эти ошибки признавать и устранять.

Вы привели пример с репостами — хороший пример. Но я напомню, что по инициативе общественности, поддержанной президентом, были внесены изменения. И сегодня за первый репост привлечь человека к уголовной ответственности нельзя.

Да, это может быть случайно, человек действительно нажал ссылку, не подумав. А вот за второй раз, извините, человек уже это делает осознанно. И если у тебя аудитория сидит — пять, десять, пятнадцать миллионов человек, и ты говоришь «ну а что такого-то, ну взял и репостнул какой-то текст про то, что "Хайль Гитлер"»?

Нет, дружище, ты не просто репостнул текст, ты таким образом к этому присоединился. Я профессиональный журналист, если ты на страницах своей газеты печатаешь заимствованный текст, сделанный другой редакции — ты несешь полную ответственность за его содержание. Так и здесь.

Как сбой Facebook помог России
Как сбой Facebook помог России
© РИА Новости, Наталья Селиверстова / Перейти в фотобанк
Поэтому да, от ошибок не застрахован никто. Но мы в состоянии и в силах эти ошибки исправлять и двигаться дальше. Кстати, пример с Телеграмом тоже очень показателен. Государство сумело сделать из этого выводы, и сегодня функционирование безопасного рунета кардинально отличается от того, что было раньше. Я не хочу уходить сейчас в техническую сторону, могу сказать одно. Установленная сегодня инфраструктура позволяет полностью контролировать все сигналы, которые идут на территорию России.

Это означает, что мы в силах блокировать запрещенные ресурсы, ограничивать негативный контент, применять меры новых законов. В том числе, о приземлении, если этого потребуется. Ну и обеспечивать, что, пожалуй, самое важное, автономность функционирования интернета в России.

Я вчера, отвечая на вопросы журналистов, полушуткой-полувсерьез сказал, что неплохо бы провести учения по отключению глобального интернета в России, посмотреть, как система к этому готова. В каждой шутке есть доля шутки, но мы должны понимать, что сегодня с интернетом так или иначе связана огромная инфраструктура не только управления, но и жизнеобеспечения государства. Образовательные учреждения, медицинские учреждения, социальные, система жилищно-коммунального хозяйства.

Конечно, наличие устойчивого, бесперебойного сигнала интернета в России — это вопрос, если угодно, национальной безопасности. Такой сигнал в России безопасный рунет в состоянии обеспечить. Это не самоизоляция от внешнего мира, это, если угодно, генератор, который вы у себя на даче храните в подвале, и если вам, не дай бог, выключат электричество, у вас холодильник не разморозится — вы подключитесь к генератору, и будет вам своя собственная электроэнергия.