Андрей Пургин: политическим играм вокруг Донбасса конец, дальше война?
Андрей Пургин: политическим играм вокруг Донбасса конец, дальше война?
© кадр из видео Украина.ру
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Андрей, сегодня в Донбассе мы видим концентрацию сил, стягивание войск и усилившиеся обстрелы. С чем связан такой ажиотаж именно в этом году?

— С моей точки зрения, здесь ответ очевиден. Дело в том, что 25 октября 2020 года Украина провела местные выборы, тем самым выйдя из Минского процесса.

Весь смысл Минского процесса состоял в том, что Украина и республики проводят в один день выборы в местные органы власти, а дальше как получится. «Формула Штайнмайера» фактически говорит о том же, что необходимо любой ценой провести местные выборы. Но Украина по сути выключила политику. А раз выключается политическая часть, значит, включается военная, потому что война — это политика другими методами. Получается, что нагнетание началось буквально на следующий день после проведения местных выборов.

Я напомню, что была попытка прикрыть всю эту ситуацию фиговым листком, когда в части районов не были проведены местные выборы. Их провели 28 марта. Именно в тот день закончился весь пятилетний цикл, который начался в сентябре 2014 года и в феврале 2015-го.

Изначально были какие-то правила игры: вот наш «Минск», на который мы молимся, вот пункты «Минска», которые начинаются с самого главного — проведения выборов (об этом говорит и президент Германии). Посыл Старой Европы состоял в том, чтобы получить на территории республик легитимные органы власти, дабы европейцы могли политически попадать в Донецк или Луганск и вести переговоры с Горсоветом.

На сегодняшний день присутствует политическая тишина, зато начались разговоры о некоем «Минске-3», о некой украинской платформе, бесконечные разговоры о хорватском варианте и Сребреннице. То есть Украина ушла из политического поля, оставив на этом политическом поле глубокую тишину, которая стала заменяться на бряцанье оружием.

- Ранее прошла пресс-конференция замглавы администрации Президента РФ Дмитрия Козака, который заявил, что война отменяется по факту, так как украинская сторона спустя восемь месяцев упорного нежелания все-таки согласилась дать распоряжение в свои войска относительно того, что огонь может быть открыт только по распоряжению высшего командования. Как вы можете это прокомментировать?

— На мой взгляд, учитывая отказ Российской Федерации вести бесплодные разговоры с Зеленским и его аппаратом, нашей стороне было бы разумно приостановить участие в ТКГ и не участвовать в этом фрик-шоу. Потому что о чем говорить, если Украина провела местные выборы?

Я напоминаю, что для нас гарантами выполнения Минских соглашений является Россия, нормандский формат и решения Совбеза ООН. ТКГ в данном случае должна обсуждать решения, которые будут приняты и согласованы с нами. А что согласовывать, если даже нет каких-то контактов, и чередой идут заявления Путина и Козака о том, что ни о каких переговорах нет речи. Что же они там согласовывают, если «старшие братья» ни о чем не разговаривают?

Это не политика, это политиканство. С 9 декабря 2019 года произошло худшее, что могло произойти. Украина вышла из политической части, проведя местные выборы в два этапа. А в ТКГ мы можем обсуждать только в том духе, кто на кого сел, кто на кого плюнул, и кто что заявил.

Обсуждения в ТКГ превращаются в скучную штуку, потому что мы понимаем, что они должны обсуждать решения, но решений никаких нет. Военные все-таки обсуждают СЦКК, есть заместительные службы, которыми занимаются чисто военные. А политика превращается в политиканство.

- В голове всплывают заявления украинской стороны о погибшем мальчике Владике Дмитриеве, которые сначала заявили о том, что это фейк, а потом назвали его Владиком Шиховым. Я впервые за 7 лет увидел столь медленную работу по инфоповоду, который более чем серьезен, когда в первые полтора дня толком не было никакой информации, кроме одного заявления Минобороны ДНР. Почему все так медленно, если все внимание приковано к войне?

— К сожалению, многолетнее цензурирование медийного поля республик (все медиа, кроме государственных, в общем-то запрещены) привело к внутренней цензуре. Возможно, что все эти корреспонденты — прекрасные люди, но без отмашки они опасались озвучивать столь острую тему. У нас часто происходит замалчивание проблем и гибели военнослужащих.

Донбасс, звонок Байдена и «несостоявшаяся война»
Донбасс, звонок Байдена и «несостоявшаяся война»
© AFP, Pavel Golovkin, Eric BARADAT
Буквально за две недели до этого замолчали еще более беспрецедентный случай, когда в Александровке в собственном подворье погиб дедушка от руки снайпера. Если беспилотник мог не понимать, куда он бросает снаряд, то снайпер точно знал, в кого он стреляет. Он понимал, что это не ополченец и не враг, а мирный житель, который просто работал у себя во дворе. И об этом такая же тишина. Это цензурирование привело к самоцензуре, которая сыграла злую шутку.

Участникам ТКГ больше интересно меряться неизвестно чем, а не поднимать вопрос, что Украина массово использует невоенные беспилотники, на которые привязываются не ВОГи со взрывателем, а пластид, чтобы было полегче, с кучей шариков и поражающих элементов. Те, кто живет близко к линии соприкосновения, стрекот этих беспилотников слышат постоянно.

Получается, что эти беспилотники залетают все дальше и дальше, уже фактически в мирную зону, и там начинают искать свои жертвы. Вот они нашли жертву — пятилетнего мальчика и его бабушку. Но эти вопросы, к сожалению, не поднимались. Но вообще это странная ситуация, когда фактически используются невоенные способы войны.

Если раньше они пытались достать военных на линии соприкосновения, то сегодня за небом следят, и у военных есть навыки обезопасить себя. У гражданских лиц этих навыков нет, и свою жертву эти беспилотники ищут все глубже и глубже в тылу. Это вопрос медийной засветки, который в ТКГ должны были поднять очень давно. Это военное преступление. Так война не ведется.

- С беспилотниками возникает больше вопросов, чем ответов. Два-три килограмма пластида со взрывателями от ВОГа и шариками — это версия, которая из озвученных наиболее близка к реальности. Ждем официальной информации.

— Даже если это был не беспилотник, все то, что я сказал, — это правда. Беспилотники в зоне, близкой к линии соприкосновения, особенно в частном секторе, это очень частые гости. Вам любой мирный житель расскажет, что они летают и что с них сбрасывают. Они часто стрекочут в вечернее время. Видимость не очень большая, вы просто ночью наблюдаете эти огоньки и стрекот беспилотников. Эта проблема существует, и ее СЦКК и ТКГ игнорируют, только сейчас мы подняли ту вещь, с которой мирные жители постоянно сталкиваются на линии соприкосновения.

- Возможно, было бы эффективно, если бы сейчас в ТКГ отказались, заморозили политическую корзину, политический трек по переговорам, и таким образом открылась бы возможность решать другие вопросы, связанные с экономикой, гуманитарным аспектом и безопасностью. Как вы оцениваете такие перспективы?

— Я приблизительно об этом и говорил. Очень странно, что российский политический бомонд в лице президента и высших чиновников осуществляет демарш в рамках нормандского формата, а ТКГ в политическом формате остается работать.

Безусловно, нужно было инициировать создание площадок экономического характера, площадок в рамках бывшего еврорегиона Донбасс, в отношении которого Европа считает, что он существует. Можно было бы вспомнить, что по нормандскому документу, подписанному Германией и Францией, Берлин и Париж обязуются создать у нас банковский сектор.

Мы также попали в ловушку относительно того, что переговорная площадка должна быть одна. Почему она должна быть одна? Возможно, этих площадок должно быть несколько. Первый замглавы Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ на Украине Александр Хуг пытался создать такую площадку в Германии, но это не пошло, потому что выезды и официоз.

Теоретически создание таких площадок должны инициировать сами республики, чтобы они создали площадки, на которых присутствуют и немцы, и французы. То есть фактически создать такую пятистороннюю площадку из республик Украины и Германии, Франции и России, и на этих площадках обсуждать вопросы разного плана и характера.

В итоге мы получили ТКГ, которая должна поучаствовать в демарше как политическая часть. У нас вот-вот «22 июня, ровно в 4 часа», а ведутся переговоры ни о чем, гибнут дети, гибнут старики, нагнетается ситуация. И этот политический демарш привлек бы внимание и показал, что все очень серьезно.

Для обывателя это выглядит так — все замечательно, зачем переживать о завтрашней возможной войне, если ТКГ заседает, и они там делятся, кто кого за чуб через скайп схватил. Это не очень правильная позиция, она расхолаживает и общество. Очень сложно потом рассказывать, что нам нужно осматривать бомбоубежище, заняться постепенным призывом и всем остальным.

- И рядом с Донбассом, и в Крыму Россия готовится. Силы ДНР-ЛНР готовятся. Украина стягивает войска. А во что может превратиться минский формат, и можно ли будет его называть минским, если никакого обострения не будет?

— Я сомневаюсь, что в Минске вообще будут вестись переговоры. Украина уже произвела демарш и фактически заявила, что в Минске они встречаться не будут. Это фактически срыв переговоров. Демарш должны были сделать республики, а в итоге его сделала Украина.

«Ищите другую площадку» — в дипломатии так не бывает. На дипломатическом языке Украина фактически послала республики, ОБСЕ, Россию и всех остальных и сказала, что будем разговаривать по скайпу, а встречаться больше никогда не будем. Фактически произошел определенный демарш.

Ополченец ДНР сказал, правда ли им нужно продержаться сутки до подхода России
Ополченец ДНР сказал, правда ли им нужно продержаться сутки до подхода России
© РИА Новости, Дэн Леви / Перейти в фотобанк
Что касается военной составляющей, то если огромное количество оружия стянуто в одно место, то у нас может повториться январь 2015 года. Когда оружие есть у всех, и все находятся на расстоянии 200, 300, 500 метров, то оно стреляет. И весь январь-февраль 2015 года превратился в бесконечную какофонию, это уже можно было назвать войной, потому что тогда было качественное использование тяжелого вооружения.

Война началась без объявления войны. Бесконечные ответы превратились в бесконечный бой. Этого больше всего у нас и опасаются, и расхоложенное население — это не очень хорошо.

А если учесть, что сегодня дипломатические отношения между США и Россией хуже, чем во времена Карибского кризиса, ситуация выглядит еще более серьезно. Плюс истерия польских и прибалтийских лимитрофов, которые чуть ли не на грани ввода своих полицейских миссий. Плюс Украина принимает странные постановления о возможном перемещении авиации НАТО (непонятно, кто там может летать и в каком виде). Это все настраивает на серьезный лад, и ТКГ на это должна реагировать.

- Как будут дальше развиваться события в регионе?

— Нужно признать, что Украина просто вышла из минского процесса, проведя выборы. А ждать еще 10-20 лет, когда Украина вернется в этот процесс, контрпродуктивно. В политике такого не бывает. А когда молчат переговорщики, начинают звучать политические прожекты, которые становятся обыденностью, и потом исходя из этого принимаются соответствующие решения.

Сегодня мы находимся на этом сломе. То, что решится в ближайшие полгода, будет мейнстримом на ближайшие 3-7 лет.