- Игорь, последние числа февраля ознаменовались столпотворением заробитчан на польско-украинской границе: тысячи граждан Украины стремятся выехать с родины в соседние государства на работу, куда их неохотно пускают из-за коронавирусной пандемии.

Как вы считаете, в связи с этим почему для тысяч, если не миллионов, украинцев остается актуальной работа вне пределов страны, куда они едут в основном на неквалифицированную работу — сборщиками урожаев, разнорабочими… Это благо для Украины или вред? Почему Украина последние 6-7 лет остается поставщиком рабочей силы, а не квалифицированных кадров? Как это связано с произошедшей в 2014 году Революцией гидности?

— Тот случай, когда в серии вопросов зарыты все ответы. У моей мамы в Гайсине (Винницкая область) ее ближайшая подруга работает за 3 тысячи гривен администратором в сауне. Это 110 долларов. Кассир в Киеве, которого еще могут уволить за вопрос к посетителю на русском языке, получает 8-10 тысяч гривен. Это 350-400 долларов. Сборщик клубники в Польше меньше 500 долларов точно не получит. В этих цифрах ответы о причинах столпотворений на границах.

Игорь Лесев: Зеленский воспроизвел линию Порошенко и даже переплюнул его
Игорь Лесев: Зеленский воспроизвел линию Порошенко и даже переплюнул его
© Facebook, Игорь Лесев

Ну и вопрос о «квалифицированных кадрах» несколько устарел. В какой сфере у нас квалифицированные кадры? Кораблестроение? Станкостроение? Самолетостроение? «Квалифицированный кадр» — это специалист-практик, который после получения диплома работает непрерывно в своей сфере. В стране, где практически не осталось наукоемкого производства, не может быть в массовом количестве квалифицированных кадров.

Кстати, это во многом проблема и России. Проложить собственными силами несколько сотен километров трубопровода «Севпотока-2» — это стало технологическим вызовом для страны. Построить свой авианосец, которые еще в 80-е клепались в Союзе серийно, пока тоже не получается.

Другое дело, что когда есть хотя бы понимание у власти и общества, что квалифицированная рабочая сила — это главная основа национального богатства, то и общество с государством движутся в правильном направлении. Украина пока движется в направлении польских грядок.

- При вступлении во власть президент Зеленский обещал обеспечить людей работой, поднять доходы населения, снизить тарифы на ЖКХ и т.д. Скоро будет два года, как он стал президентом. Как вы считаете, насколько ему удалось реализовать свои обещания? И что и почему не получилось? Есть ли объективные причины ухудшения экономической и политической жизни страны. Каковы они?

— Зеленский обещал ровно то, что и все остальные кандидаты. Плюс-минус то же самое обещал даже Порошенко. Вопрос ведь не в предвыборных обещаниях. От Зеленского особо никто ничего сверхуникального не ожидал. Да, если бы чем-то приятно удивил, никто бы не возражал. Но вот так, чтобы он тут построил Сингапур, каждой бабе по мужику, а мужикам — по бутылке водки, этого от него точно не ждали.

Негласный общественный договор был составлен по одному-единственному принципу — Зеленский должен был заменить Порошенко, потому что Порошенко был вообще невыносимым. Но Зеленский заменил Порошенко только по фамилии, а сам практически стал своим предшественником. В этом главное предательство Зеленским своих избирателей.

При этом Зеленский стал еще и худшей репликой Порошенко. Тот, загоняя Украину под внешнее управление, делал это во многом ради легализации своего режима, который после кровавых событий 14-го года критично нуждался в западной поддержке. При этом принцип «Техас грабят техасцы» для Порошенко всегда оставался основным. Он предпочитал мародерить самостоятельно, очень часто выполняя директивы Запада только формально.

Зеленский же всю страну пускает с молотка, превратив ее в разновидность Ост-Индской Британской компании. Спекуляции с облигациями внешнего займа происходят под диктовку внешних кредиторов. Рынок земли принят под скупку иностранных банков. Судебная реформа проталкивается под управление западных структур. На всех ведущих госпредприятиях сидят в набсоветах иностранные управляющие.

Да и вообще, любое стратегическое решение — от продажи частного предприятия «Мотор Сич» китайцам до подписания правительственного контракта с той же китайской «Хуавей» — может быть заблокировано одним звонком из посольства США.

Поэтому прогнозировать «экономические и политические перспективы Украины» — дело весьма специфическое. Ключевые решения принимаются не в Украине. А то, что зависит от команды Зеленского, умещается в генеральный план — будет день, и будет пища.

- Готовы ли вы спрогнозировать ближайшее будущее Украины? Если да, то чего стоит ожидать в ближайшие месяцы, исходя из тех действий, которые в последние недели принимала власть? (Имеется в виду закрытие телеканалов, введение санкций на граждан Украины Медведчука, Марченко и Козака)? Насколько эти решения усилят (ослабят) власть? Почему Зеленский пошел на эти шаги: из непонимания ситуации? По принуждению (кого)? Или из-за плохого понимания природы политической жизни?

— Решение по Медведчуку однозначно принималось не в Украине. По крайней мере, на стратегическом уровне. Да, у Зеленского очень болезненно относятся к падению рейтинга. Он вообще в этом плане оказался ранимым персонажем. Но Медведчук в Украине очень прямолинейно ассоциируется с Путиным и пророссийскостью.

В этом плане беспредельно гасить эту партию означает только одно — Зеленский смещается радикально вправо. Но проблема в том, что у Зеленского в классическом плане вообще нет ни своей партии, ни хоть какой-то внятной идеологии. До атаки на Медведчука «слуги» были таким себе симулякром «третьей силы», которая вроде бы над вечной украинской схваткой между Востоком и Западом. Но как только ты начинаешь мочить одну из цивилизационных сторон, то тут же лишаешься статуса этой пусть и виртуальной, но все же «третьей силы».

Поэтому отмашка и согласие было дано из Вашингтона — это бесспорно. Американцы этим «мочиловом» Медведчука практически застопорили даже теоретические подвижки по Донбассу. К тому же они нивелировали возможность эволюционного примирения в обществе, где между Майданом и Антимайданом ставился бы знак равенства. Зеленский уже провозгласил, что Майдан — это Революция достоинства, а не какой-то там пошлый госпереворот. А значит, и вся дальнейшая идеологическая парадигма его власти будет выстраиваться по этим канонам.

Так что главным бенефициаром здесь выступают американцы. Они застолбили на оставшуюся пятилетку Зеленского явно непримиримый антироссийский курс. А вот что выигрывает в этой конфигурации сам Зеленский — вопрос. Да, он все еще остается самым популярным политиком страны. Но это уже инерционная популярность. Он атаковал не олигархов, и не тех, кто был у власти до него. Он атаковал оппозиционеров, с которыми делил одно электоральное поле юго-востока страны, но при этом не дав простым людям ничего взамен — ни хлеба, ни зрелищ.

А потому будущие перспективы Зеленского-политика, собственно, уже закончились. Окружение его думает иначе, но это их персональные иллюзии.

- Как вы считаете, какое ближайшее будущее у Медведчука, Марченко, Козака? Какие есть варианты? Ведь в настоящее время на их имущество и счета в банках наложены аресты, и они не имеют к ним доступа. А что ждет ОПЗЖ?

— У меня нет каких-то глубоких инсайдов в тусовке ОПЗЖ, поэтому могу только предполагать. Физически ни Медведчуку, ни Козаку ничего не угрожает, это точно. Их обвинили по особо тяжкой статье — финансирование терроризма, — но при этом оба депутата не получили даже подозрения. Просто представьте себе всю абсурдность ситуации.

Обвинения против Медведчука и Козака — такого же уровня. Задача стоит не их закрыть, а прикрыть легальную пророссийскую фракцию в украинской политике.

Команда Зеленского прикрыла информационную площадку Медведчука, но пока еще не решилась перейти на точечные аресты. Но при этом «зеленые» потеряли электорально очень здорово на юго-востоке и к тому же настроили против себя очень радикально «ватную» журналистику в стране.

Но также непростая ситуация и у Медведчука. Его сделали максимально токсичным для власти и бизнеса внутри страны.

- Какова, с вашей точки зрения, в целом политическая атмосфера на Украине?

— Украина — страна очень особенная и во многом иррациональная. В 2004 году Украина показывала один из самых высоких темпов роста ВВП в мире — 12%, но при этом случился первый «оранжевый» Майдан. То же самое можно сказать и о 2013 годе. Темпы роста экономики не были такими огромными, но та Украина Януковича по уровню всего-всего — от социальных стандартов до промышленного производства — сейчас видится «золотой эпохой». Но тоже случился бунт — безжалостный и беспощадный.

Украина 2021 — это страна очень неоднородная. Неудовлетворенная. Разочарованная. Все это есть. Но Украина — это еще и очень разобщенная страна. Страна, в которой невозможно людей массово поднять на протест, как и подвигнуть на какое-то глобальное начинание. Украина и украинцы разбиты на стаи. Это же показали местные выборы. В большинстве регионов страны победили местные политпроекты. Украинцы вернулись в 90-е, где каждый выживает сам по себе.

Решение закрыть оппозиционные украинские каналы приняли США — Лесев
Решение закрыть оппозиционные украинские каналы приняли США — Лесев
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

И да, власти очень опасаются бунтов, особенно социальных. Но далеко не факт, что они произойдут. Я больше склоняюсь к эволюционному негативу, какой был при Порошенко. Люди дотерпели до дня выборов, а потом вынесли режим на свалку. Правда, поменяли шило на мыло, но это уже особенности украинского избирателя.