Об этом ведущий политических радиопограмм Sputnik Беларусь Вячеслав Шарапов рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Вячеслав, насколько серьезно нужно относиться к «ультиматуму» Тихановской?

— Ультиматум Тихановской — это "строевой смотр" оппозиции, попытка удостовериться в том, насколько серьезные силы готовы сегодня выйти на улицу для решительных действий, а заодно посмотреть на масштаб забастовочного движения.

Владимир Мамонтов: Цветная революция в Белоруссии споткнулась о два камня — Лукашенко и народ
Владимир Мамонтов: Цветная революция в Белоруссии споткнулась о два камня — Лукашенко и народ
© Sputnik / Miroslav Rotari
Отодвинув дату окончания приема предложений по поправкам в Конституцию, власть снова пытается переиграть активную оппозицию, то есть если 25-26 октября будут какие-то серьезные протесты, то вина за срыв конституционного процесса целиком ляжет на оппозицию.

- Кто стоит за Тихановской — реальные протестующие или какие-то очень серьезные политические силы?

— И то, и другое. Тихановская действительно стала символом протеста, все, кто свято верит в антироссийскую переориентацию Беларуси, считают ее своим лидером и уповают на поддержку коллективного Запада.

Тот факт, что Тихановскую принимают лидеры и иные важные политические фигуры в ЕС, свидетельствует о явной заинтересованности мощных западных структур в создании на территории Беларуси некого подобия современной Украины, где рулит антироссийская повестка. Понимая особенности устройства западных "демократий" с их двухконтурной системой власти, всё становится очевидным.

- Действительно ли Тихановская способна мобилизовать протестные массы, если посчитает, что ее «ультиматум» не выполнен? Если да, то как Лукашенко будет со всем этим бороться?

— С одной стороны, люди устали от протестов, с другой — позитивная провластная повестка пока не просматривается, кроме приглашения к диалогу по поправкам в Конституцию, других "коврижек" не наблюдаю. Летний рекорд протестной "посещаемости" вряд ли будет побит в ближайшее время, даже несмотря на относительно комфортную погоду.

Белорусский политолог: Оппозиция теряет механизмы давления на власть
Белорусский политолог: Оппозиция теряет механизмы давления на власть
© Facebook, Евгений Константинов
В виде противопоставления власть пока предупреждает о своих решительных действиях как реакции на возможный масштаб протеста. Явно, что крови не никто не хочет, но и оставить всё по-прежнему уже не получится.

- Протесты вынудили Лукашенко согласиться пойти на реформы. Однако по мере того, как опасность потерять власть уходила на второй план, президент, у многих создается такое впечатление, стал забывать о том, что обещал перемены, в том числе и Путину. Что будет, если никаких изменений в итоге не произойдет? Как будет реагировать российское руководство?

— Мне мало что известно об обещаниях, которые Лукашенко давал российскому лидеру. Скорее всего, он попытается максимально сохранить свои позиции, растягивая во времени всё, что можно растянуть. Действующая белорусская система складывалась годами, уже сформировались элитные группы, которые заинтересованы в сохранении этой системы.

Любая трансформация некомфортна как представителям элиты, так и самому белорусскому лидеру, и российское руководство наверняка это понимает. Кремлю важно понимать и то, что число активных сторонников белорусско-российской интеграции по объективным причинам уменьшается, вместо них выросли те, кто ориентирован на экономическое сотрудничество с Россией, несколько отстраняясь от нашего цивилизационного единства.

- Так что, протесты могут пойти по пути радикализации?

— Белорусский протест может радикализироваться лишь в случае (не дай Бог) кровопролития, либо если процесс перемен растворится во времени и пространстве, но если к этому прибавятся ещё и экономические неурядицы (а Запад очень постарается в этом направлении), то вполне возможны и радикализация, и расширение участников протеста за счёт тех, кто верил, но не убедился в решимости властей Беларуси и России построить полноценное Союзное государство.

- Как сегодня белорусы относятся к России?

— Белорусы воспринимают Россию как братскую страну, это очевидно. Но в обществе укоренилось мнение о "хищных российских олигархах", которые спят и видят, как бы здесь приватизировать всё и вся. С другой стороны, была велика надежда оппонентов Лукашенко на то, что Россия поможет с отстранением его от власти, поддержав оппозицию.

Белорусская оппозиция рассказала о плане действий при отказе Лукашенко уйти
Белорусская оппозиция рассказала о плане действий при отказе Лукашенко уйти
© БелТА | Перейти в фотобанк
Не увидев такой поддержки, оппозиция ринулась в объятия Запада, а некоторое количество молодых специалистов либо уже перекочевало туда в поисках лучшей жизни, либо сейчас всерьез рассматривает этот вариант, но отношение к русским не изменилось.

- Все эти события приведут к тому, что интеграция Белоруссии и России примет какие-то реальные очертания?

— Реальные шаги по интеграции Беларуси и России были бы весьма позитивно восприняты, но для этого нужны позитивные шаги: вот вам союзные цены на энергоносители, вот вам единые услуги связи и прочие сопутствующие "ништяки".

Идёт ли это в ногу с экономическими интересами России? Как всегда, все стоят между экономической Сциллой и политической Харибдой. Очевидно одно: и Беларуси, и России сегодня необходимы общая идея, образ будущего, сплочение и воодушевление народа. При этих условиях мы вместе можем горы свернуть, показывая русскому миру других стран качественный пример.

Не хочется, чтобы к этому нас подтолкнули некие внешние чрезвычайные обстоятельства. Пусть это будет ростком нашей братской инициативы, а плодом — социальный оптимизм и мощное совместное развитие на годы вперёд!