- Наталья, глава МИД России Сергей Лавров заявил, что он не думает, что «при нынешнем украинском правительстве, как и при предыдущем президенте, будет какой-либо прогресс в выполнении Минских соглашений». Означает ли это, что Россия не станет больше разговаривать с Зеленским?

— Начнем с того, что не совсем корректно отвечать на вопрос: будет или не будет разговаривать с кем-то руководство другого государства. В словах Сергея Викторовича явно просматривается определенное сожаление и разочарование в поведении и поступках нынешнего руководства Украины, потому что были некоторые ожидания, что те заявления, с которыми шел Зеленский на выборы, будут соответствовать действительности и что он будет нацелен на мир.

Андрей Пинчук: Признание Россией ЛДНР сопряжено с полномасштабными военными действиями
Андрей Пинчук: Признание Россией ЛДНР сопряжено с полномасштабными военными действиями
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Но то, что происходит при Зеленском в минском и нормандском форматах, явно доказывает и показывает, что основной вектор не поменялся и политической воли на урегулирование конфликта в Донбассе не появилось в Киеве с новым руководством.

Тем не менее, между Россией и Украиной есть дипломатические отношения, и их не собираются разрывать ни Москва, ни Киев, поэтому, естественно, никаких препятствий для диалога в теории нет.

Другое дело, что в минском формате и по теме урегулирования конфликта нет никаких результатов и итогов. Красноречивый пример: в декабре 2019 года состоялся долгожданный саммит глав нормандского формата, которого Зеленский очень добивался. По итогам этого саммита были сделаны соответствующие поручения, инструкции для работы в минской контактной группе.

Но украинская сторона полностью не выполнила ни одного из содержащихся в совместном коммюнике поручений. Теперь же мы слышим, что Украина высказывает свои чаяния на следующую встречу глав в нормандском формате. Но уже понятно, что Киев хочет встречу ради встречи. Главы государств не могут позволить себе такую роскошь — просто встретиться, чтобы поговорить без результатов, и даже без результатов от предыдущей встречи.

Поэтому вполне понятно, что в общении с Украиной Россия, как посредник, да и Донбасс прекрасно понимают, что мяч на стороне Киева, и мы ожидаем каких-то конкретных шагов. Что касается диалога между Киевом и Москвой — это диалог между двумя государствами. И это право государств — будет ли продолжаться диалог и в каком формате.

А если вопрос стоит о диалоге с целью выполнения Минских соглашений, то здесь важен не диалог Киева с Москвой, здесь важен диалог между двумя сторонами конфликта: между Киевом и Донбассом. Потому что как Минские соглашения, так и сам комплекс мер говорят нам о том, что все пункты, особенно политические, должны выполняться в прямом диалоге, а именно по согласованию межу Киевом и республиками Донбасса. И мы пока продолжаем находиться в этом диалоге.

Другой вопрос, что он сейчас осложнен и фактически заблокирован действиями украинской стороны, а именно украинского парламента, который принял нормативный правовой акт, полностью перечеркивающий Минские соглашения и противоречащий комплексу мер. Поэтому на данный момент мы стоим перед некой плотиной в переговорном процессе, а именно перед ответом украинской стороны: остается ли Украина в Минских соглашениях, привержена ли она им.

Либо официальные лица Украины считают, что парламент прав и постановление о местных выборах содержит нормальные, приемлемые нормы. Ну и тогда мы ждем сообщения от Киева о выходе из минских переговоров. Еще раз повторю тезис, что мяч на стороне Украины, мы ждем их ответа.

- Понятно, что Минские соглашения уже вряд ли будут выполнены и неподконтрольные территории Донбасса не вернутся в обозримом будущем в состав Украины. Но что делать людям, которые живут на этих неподконтрольных территориях в непризнанных республиках? Они живут в тяжёлых условиях, их правовой статус не определён. Какие тут могут быть сценарии развития событий?

— Условия жизни жителей республики, конечно, не самые лучшие. Все эти условия устроила нам исключительно Украина: ее официальные власти и радикальные элементы. Я на данный момент говорю об экономической и транспортной блокаде, о сложностях в выплате пенсий, о всевозможных решениях на всех уровнях власти, которые поражают в правах наших граждан.

Это и боевые действия, потому как, несмотря на хрупкое перемирие, существует опасность, что в любой момент они могут начаться. Мы это прекрасно понимаем. Украина уже не раз срывала перемирия. Естественно, это не простые условия жизни. Но начнём с того, что нельзя просто так взять и не выполнить Минские соглашения. Минские соглашения были одобрены резолюцией Совета Безопасности ООН.

Соответственно, они несут в себе международные обязательства для Украины. И просто так взять и не выполнить эти соглашения Украина не может — у нее нет такой опции. Для Украины здесь два сценария: либо она выполняет то, что было одобрено мировым сообществом, либо она отказывается. И во втором случае события могут развиваться по-разному. И в международном отношении, и в плане отношений с республиками Донбасса.

Для граждан республик здесь более простая и радужная картина, потому что сценарий у нас один. Он был выбран в 2014 году, а спустя шесть лет он подтверждается руководством республики. И, естественно, этот курс — это интеграция с Россией. Он будет существовать вне зависимости от того будут существовать минские соглашения или нет. Более того, в Минских соглашениях даже прописана необходимость содействия со стороны Украины нашим трансграничным отношениям с Россией.

Поэтому курс у нас один — это развитие, укрепление республики, всех ветвей власти, усиление экономического потенциала. Опять же на пути интеграции с Российской Федерацией. А вот как будет поступать Украина — здесь гораздо больше неизвестности. 

- Если большинство жителей ЛДНР обзаведутся российскими паспортами, то что может предпринять Россия для облегчения условий жизни своих граждан на фактически чужой территории?

— Опять же не совсем корректно ставить вопрос, что может сделать Россия. Этот вопрос стоило бы задать уполномоченным лицам, представляющим РФ. Но со своей стороны могу сказать, что Россия делает очень много для жителей Донбасса. И не только для граждан, получивших паспорта РФ.

Сам факт принятия указа об упрощенной процедуре получения российских паспортов — это уже огромная помощь жителям Донбасса. Как минимум, восстанавливающая права в свободе передвижения. Это как минимум. Да и другие решения, которые облегчают жизнь нашим гражданам. Это не только гуманитарные конвои, это и посреднические действия при урегулировании конфликта.

Россия с самого начала поддерживает жителей Донбасса, насколько это можно при соблюдении международных норм и правил. Сейчас у нас происходит более активное, чем когда-либо раньше, сближение с Российской Федерацией. Во всех областях: и в экономике, и в образовании, и в спорте. Поэтому уже многое сделано. А дальше будет зависеть от того, как будет развиваться ситуация с урегулированием конфликта.

- Может ли Россия признать ДНР и ЛНР, при каких условиях это может произойти и что это изменит?

— Вопрос признания ДНР и ЛНР — это, наверное, одна из основных причин, почему Украина не выходит из минского процесса. РФ ни разу за шесть лет не нарушила свои международные обязательства. Ни один международный документ, ни одна международная норма не была нарушена РФ.

Поскольку Россия является гарантом и посредником выполнения Минских соглашений, Россия очень четко соблюдает все международные документы и все свои обязательства по этим документам. Признание республик Донбасса — это признание отсутствия суверенитета Украины на этих территориях.

На данный момент Россия связана своими международными обязательствами. Если украинская сторона определится и выйдет из этих соглашений, то события могут развиваться по-разному, но как минимум одна из обязывающих норм в этом процессе отпадет.

- Возможно ли полноценное государственное строительство в республиках Донбасса, развитие экономики? Или без гуманитарных конвоев не обойтись?

— Насчет полноценного государственного строительства — это не просто возможно, это уже происходит. В ДНР выстроены три ветви власти. Они работают. Налажена фискальная, финансовая, банковская система. Постоянно совершенствуется законодательство республики. Функционируют правоохранительные органы, суды. Пенсии выплачиваются, социальные выплаты. Развивается спорт. Более того, мы переходим на российские стандарты образования.

Конечно, есть некоторые сложности, связанные с военным положением. Из-за обстрелов была разбита инфраструктура, разбалансированны цепочки сбыта. Некогда Донбасс был единым организмом. Сейчас есть линия соприкосновения. Есть часть республики, которая находится под контролем Украины. Но это нас не останавливает. То есть эта преграда не является критической, потому что работают и металлургические комбинаты, и шахты, и предприятия.

Конечно, гуманитарные конвои сыграли большую роль в выживании и в процессе, когда нужно было выживать и была некая растерянность после начала боевых действий. Мы не ожидали, что официальный Киев направит войска против своего народа. И планов на этот случай у нас не было. Тогда был критический момент, и конвои сыграли свою роль.

Наталья Никонорова: План «Ы» и другие приключения Украины в попытке не выполнять свои обязательства
Наталья Никонорова: План «Ы» и другие приключения Украины в попытке не выполнять свои обязательства
© из личного архива Натальи Никоноровой

Сейчас они тоже играют свою роль, и не все потребности республика может покрыть за свой счет. Есть свои минусы. Опять же вернусь к разрушенной инфраструктуре и разорванным цепочкам. Нам пока не удалось восстановить все мощности, чтобы самостоятельно обеспечивать все нужды населения. Важность этих конвоев нельзя отрицать, но тем не менее республика восстанавливается.

Восстанавливаются как властные структуры управления, так и промышленность, экономика, социальные выплаты и так далее. То есть мы сейчас твердо стоим на пути развития.