Тихановская и стервятник. Почему белорусам стоит побеспокоиться
Тихановская и стервятник. Почему белорусам стоит побеспокоиться
© Twitter, BHL
- Богдан Анатольевич, в настоящий момент белорусские протесты не имеют антироссийской направленности, тем не менее в них активно участвуют белорусские националисты, их поддерживают такие антироссийские государства, как Литва и Польша. Как вы считаете, отсутствие явных антироссийских лозунгов в белорусских протестах — тактика их организаторов, или все-таки это свидетельствует о том, что они действительно не имеют отношения к России?

— Во-первых, это свидетельствует о том, что Россия, безусловно, не является организатором этих митингов и протестов, которые накапливались в течение длительного 26-летнего правления Александра Лукашенко в Белоруссии. Во-вторых, антироссийские настроения в принципе не свойственны для белорусского населения, особенно для той массы, что долгое время оставалась молчаливой и которая не являлась политически активной. Для них действительно являются ценностью отношения с Россией и идея интеграции с Россией. Поэтому антироссийские лозунги не звучат.

Вообще, если мы посмотрим внимательно на плакаты, на речи, мы увидим, что чаще всего звучит лозунг «Лукашенко, уходи!». То есть весь протест направлен против конкретной личности, которая находится у власти в Белоруссии.

Проблемы для России возникают в том, что мы не можем предложить ни смыслы, ни символы даже для тех, кто хотел бы выйти против Лукашенко, но с пророссийскими лозунгами. Ведь Лукашенко торпедировал пророссийскую составляющую во внутренней политике Белоруссии, торпедировал идею интеграции. У нас нет даже флага Союзного государства, с которым эти люди могли бы выйти, например, на митинг в поддержку интеграции и против Лукашенко.

Поэтому единственные флаги, которые предлагаются, — это бело-красно-белые флаги белорусских коллаборантов, которые запятнали себя сотрудничеством с гитлеровским режимом и соответственно во многом себя дискредитировали. Поэтому, к сожалению, пока смыслы и символы предлагают протестующим только представители националистической или прозападной среды, которую, впрочем, тоже взрастил в своей стране во многом именно Александр Григорьевич Лукашенко в пику России и для того, чтобы его считали основным гарантом независимости и суверенитета, а в скобочках — главным националистом. Ему это не помогло.

Белорусская забастовка: план оппозиции, проверка Лукашенко или тайное желание директоров
Белорусская забастовка: план оппозиции, проверка Лукашенко или тайное желание директоров
© Баста t.me/bnkbel
- В случае победы оппозиции не станет ли для части протестующих сюрпризом, что лидеры, за которыми они следовали, придерживаются более или менее антироссийских настроений, если судить даже по той же программе «Реанимационный пакет реформ»?

— Вы понимаете, пока что ни четкой программы, ни четких заявлений, по крайней мере последовательных, ни четко выраженных лидеров у оппозиции нет. Существует достаточно большая активная среда, которая категорически против Лукашенко. Причем в этой среде в принципе люди всех социальных слоев: там находятся и представители интеллигенции, действительно, может, в чем-то прозападно настроенные, и обычные рабочие и крестьяне, которые вполне хорошо и здраво относятся к идее интеграции.

Поэтому сейчас говорить о том, что будет в случае победы оппозиции, сложно, потому что самой оппозиции толком нет. Есть три координационных совета. Есть [кандидат в президенты Светлана] Тихановская, которая находится в Литве и которая при этом делает заявления, прямо противоположные своим прежним заявлениям. Я отношусь к ней с уважением в силу того, что она пошла на выборы и выдержала колоссальное давление, но сейчас в качестве лидера оппозиции ей выступать уже сложно, особенно находясь за границей.

Поэтому говорить о том, какие идеи будут транслироваться оппозицией, сложно — мы не можем понять сейчас. Да, они могут быть и антироссийскими, а могут быть и вполне рациональными и прагматичными, направленными на сотрудничество с нашей страной.

В любом случае политику Лукашенко мы уже изучили достаточно хорошо и понимаем, что доверять этому человеку ни в чем категорически нельзя. Доверять ему можно только тогда, когда его лично можно будет контролировать от и до.

- Если копать глубже в тему того, что Россия не предлагает никаких смыслов и символов пророссийской части белорусского общества, в чем в целом просчет политических структур РФ, которые снова, спустя шесть лет после Евромайдана, получили беспокойного соседа на границе?

— Мы не выращивали в Белоруссии пророссийских политиков, не создавали пророссийские партии, движения, организации, культурные и другие сообщества, прослойки. Мы не завоевывали симпатии населения, мы не заставляли Лукашенко идти на то, чтобы он пустил в полном объеме наши средства массовой информации в Белоруссию.

Кирилл Молчанов: Лидеры оппозиции в Белоруссии дрейфуют в сторону русофобии, но молчат, чтобы не отпугнуть попутчиков
Кирилл Молчанов: Лидеры оппозиции в Белоруссии дрейфуют в сторону русофобии, но молчат, чтобы не отпугнуть попутчиков
© Facebook, Денис Жарких
По сути Лукашенко вытоптал всю политическую поляну, не оставил никого из пророссийских или любых других политиков. Он пытался запрещать символы, которые относятся к нашей общей памяти, например, георгиевскую ленточку или «Бессмертный полк». И сейчас сложно опираться на кого-то в Белоруссии.

Дело в том, что сейчас люди, которые, помимо всего прочего, все равно из чувства внутреннего долга занимаются общественно-политической деятельностью, чувствуют себя незащищенными. Когда арестовали трех пророссийских публицистов, никто за них не заступился. Посол [РФ в Белоруссии Александр] Суриков арест их даже одобрил так же, как и митрополит [Минский и Заславский] Павел. Соответственно, любой другой человек, который будет выступать с пророссийских позиций, всегда может попасть под удар и понимает, что Россия за него даже не заступится. И вот это, на мой взгляд, самое опасное. Россия всегда должна за таких людей заступаться: малейшее движение против такого человека/политика/публициста/партии/движения/предприятия должно жестко пресекаться со стороны России.

Если бы все эти структуры существовали сегодня в Белоруссии, конечно, мы бы могли представить своего кандидата в президенты, который изначально был пророссийским.

- А вытаптывая политическую поляну, вытоптал ли Лукашенко и прозападных политиков? Или на этом поле ресурсы России и Запада не равны?

— Помимо Лукашенко, есть небольшая группа, но очень активная, белорусских националистов, которая поддерживалась Западом. Запад отвоевал право белорусских националистов на свободу слова, например. Вот постоянно Лукашенко обвинял Россию в том, что она вмешивается во внутренние дела, средства массовой информации российские ругал.

Но при этом «Еврорадио» спокойно вещает из Минска — это совсем не патриотическая радиостанция, это радиостанция, которая направлена как раз на подрыв идеи интеграции, формирование националистического русофобского сознания. При Лукашенко спокойно продавалась националистическая символика. Это не говоря уже о том, что сам Лукашенко приложил очень много усилий по дерусификации Белоруссии.  

Поэтому если бы Россия такие усилия употребляла, то тогда бы она могла контролировать Белоруссию во всем ее объеме. А так мы можем только прекратить поставки газа или нефти и обрушить белорусскую экономику. Да, это тоже очень много, это тоже очень мощный фактор, но он не изменит белорусское общество.

У нас в Белоруссии мало людей, которые как активисты могут возглавить что-либо в Белоруссии. Или же они есть, но находятся в очень маргинальном состоянии. Например, мало кто знает такого пророссийского политика, как Артем Агафонов. Никто не знает таких активистов, как Эльвира Мирсалимова, Евгений Константинов, Валерий Деркач, Андрей Иванов — о них никому ничего неизвестно, и Россия ими тоже никогда не интересовалась. Хотя по идее они и должны были бы быть главными проводниками российско-белорусской интеграции.

Анатолий Вассерман об отсутствии антироссийских лозунгов в Белоруссии: Волк может закрыть пасть, но не станет пуделем
Анатолий Вассерман об отсутствии антироссийских лозунгов в Белоруссии: Волк может закрыть пасть, но не станет пуделем
© РИА Новости, Александр Натрускин
- В нынешних обстоятельствах при имеющихся ресурсах Россия должна выступить на стороне белорусского народа? Или белорусского государства? Или на стороне Лукашенко, в конце концов?

— Я думаю, что Россия должна выступить прежде всего с позиции своих собственных рациональных и прагматичных интересов. Тут все будет зависеть от конкретной ситуации. Поддерживать Лукашенко сейчас невыгодно по той простой причине, что три четверти населения его категорически не приемлет. Если мы будем поддерживать Лукашенко, тогда эти люди отвернутся от России, от идеи интеграции.

Если мы будем поддерживать однозначно протестующих, которые ходят под националистическими флагами, тогда мы, соответственно, отдадим страну на съедение новой бархатной революции. Поддерживать протест можно, но только под другими лозунгами и символами.

Поэтому здесь следует четко выяснить, куда склоняется чаша весов, и уже исходя из этого принимать решение. Но, к сожалению, наши решения уже очень сильно припозднились. Нам нужно было раньше заставлять Лукашенко принимать какие-то решения хотя бы в отношении тех самых арестованных пророссийских публицистов, например.

Можно организовать внешний переход власти, но под контролем России. Это был бы лучший вариант: чтобы Лукашенко ушел, но при этом без каких-либо захватов власти со стороны националистов и тех, кто хочет резкого разрыва отношений с Россией.