В воскресенье, 9 августа, в Белоруссии состоялись выборы главы государства. По данным ЦИК, действующий президент Александр Лукашенко набрал 80,08% голосов избирателей. За его основного конкурента Светлану Тихановскую проголосовали 10,09% белорусов. 

Белорусская оппозиция, не согласна с объявленными итогами выборов, устраивает массовые акции протеста, вступая в столкновение с ОМОНом и забрасывая силовиков «коктейлями Молотова». Милиция для разгона протестующих применяет слезоточивый газ и водометы. Один из протестующих погиб, по версии МВД, пытаясь бросить в силовиков взрывное устройство.

- Алексей, удалось ли белорусским властям взять под контроль ситуацию в стране во время массовых протестов?

— Да, ситуация изначально находилась под контролем. В последние дни мы увидели агрессивные действия демонстрантов и жесткую реакцию силовиков. Особенно позавчера, когда погиб один из протестующих, когда пытался бросить взрывное устройство в милицию.

Но в целом ситуация под контролем. В Минске протесты, очевидно, идут на спад, это уже не тысячи, а сотни людей. Регионы не удалось поднять, на улицы областных центров в основном выходит молодежь, представители радикальных субкультур, футбольные фанаты и криминализированные элементы.

Это, естественно, не большинство белорусов, не та масса людей, на которую они рассчитывали. Плюс провалилась затея с забастовкой. На самом деле никакие серьезные предприятия не остановились, люди работают, поэтому все сообщения о том, что здесь что-то начинается, — специально вброшенный фейк. Забастовки нет.

- Кто руководит массовыми протестами и могут ли эти люди перейти к подпольной работе, когда власти окончательно подавят массовые выступления?

— Главным организатором, агитатором протестов выступил польский Telegram-канал «Некста». Он курируется польскими спецслужбами, это очевидно. Там звучали призывы и к насилию, и к агрессивной самоорганизации для противостояния белорусскому государству.

Кроме того, на протестах присутствовали люди, которые раздавали деньги, вчера на месте массовых беспорядков был задержан человек с наличкой, 10 тысяч долларов у него было. Плюс вычислили кураторов высшего уровня, которые сидели в гостиницах и руководили группами. То есть сейчас выясняется сеть, которая руководила протестами.

Мы видим следы, ведущие в Польшу через «Некста», сейчас задержанные дадут показания, с кем они работали непосредственно в Белоруссии. В целом разматывается весь клубок попытки организации майдана.

- Участники массовых акций обвиняют милицию в чрезмерном насилии. Как вы полагаете, не внесут ли действия силовиков еще больший раскол в гражданское общество?

— Я считаю, что действия силовиков оправданы, потому что там были далеко не мирные граждане, безобидные горожане. Среди агрессивного кулака протестующих были люди, представляющие криминальный круг, радикальные субкультуры, футбольные ультрас, националисты и неонацисты, которые готовились к подобным столкновениям.

Готов ли Лукашенко к украинскому сценарию? Эксперты о протестах в Белоруссии
Готов ли Лукашенко к украинскому сценарию? Эксперты о протестах в Белоруссии
© Sputnik | Перейти в фотобанк
Поэтому попустительство в данном случае скорее, привело бы к разрастанию насилия. Не считаю, что силовики применили самый высокий градус насилия, который возможен в данном случае, они действовали достаточно ювелирно, аккуратно. Даже погибший погиб по собственной вине, а не от действий силовиков.

Поэтому в этой ситуации нам угрожал реальный майдан, на который работали серьезные внешние силы. Силовики сделали свою работу хорошо.

- Светлана Тихановская объявила о своем уходе из политики. Кто может занять ее место, став лидером оппозиционных сил?

— На сегодняшний день из числа элит, которые выдвинулись в белорусскую политику, вряд ли, большинство из них либо сбежали, либо задержаны, над ними идут следственные действия.

Старая оппозиция несостоятельна, она себя не проявила. Скорее всего, в ближайшее время таких лидеров не появится, но это не означает, что их не будут готовить вновь, потому что, не сомневаюсь, от своих планов они не откажутся и начнется новый раунд этой борьбы.

- В Европе уже осудили действия белорусских властей в отношении протестующих. А может ли повториться венесуэльский сценарий, по которому появится белорусский вариант Хуана Гуайдо, объявившего себя президентом за пределами страны?

— Они, конечно, могут попытаться, но сама Тихановская не сильно жаждет дальше принимать участие в политике, тем более, как я понимаю, те, кто с ней работали, ее уже обеспечили финансово. Цепкало не имеет вообще никакой легитимности, он даже не был кандидатом, жена его тоже не имеет никаких юридических оснований претендовать на это.

То есть этот сценарий не имеет даже минимальной видимости легитимности, сомневаюсь, что он будет всерьез отрабатываться.

- Как вы считаете, устоит ли белорусский президент перед давлением западных стран? Согласится ли он на компромисс с лидерами протестных движений?

— Были и более острые ситуации в отношениях с Западом. Я не думаю, что для Лукашенко это серьезная проблема. Да, они могут ввести персональные, скорее всего, санкции. Не думаю, что дойдет до серьезных экономических санкций.

Интернет вернулся в Минск. Почему Лукашенко больше не боится Τelegram
Интернет вернулся в Минск. Почему Лукашенко больше не боится Τelegram
© REUTERS, Vasily Fedosenko
Насчет компромисса тут вопрос, с кем идти. Если часть оппозиционных сил выдвинут конструктивные предложения, по социальной политике, экономике, думаю, стоит пойти, выслушать их, активировать органы власти, чтобы они могли заняться конструктивной деятельностью.

Но большинство протестующих или лидеров оппозиции на это не сильно настроены, поэтому многое будет зависеть от того, найдут ли они в себе силы пойти на диалог с властью и предложить что-то конструктивное.

- Основные экономические партнеры Белоруссии, в том числе и Российская Федерация, уже признали итоги выборов. Как теперь будут складываться российско-белорусские отношения после недавних скандалов?

— Произошло своеобразное обнуление, в России после Конституции, у нас — в связи с выборной историей. Да, она прошла тяжелее, с вовлечением белорусско-российских отношений в политические игры. Но в целом эмоции должны улечься, и мы вернемся к рабочей повестке с обсуждением насущных проблем.

Самые насущные на сегодняшний день — это закрытые границы, обсуждение перспектив интеграции, дорожных карт. То есть возвращение внутренней и внешней политики в спокойное, нормальное рабочее русло. Я бы ожидал этого.

- То есть белорусское руководство готово продолжить курс на интеграцию в Союзное государство?

— Оно от нее не отказывалось. Вопрос в условиях. Часть условий, которые, например, выдвигал Медведев (экс-президент РФ. — Ред.), белорусскую сторону не устроила, но часть устроила и обсуждалась в рамках дорожных карт. То есть вопрос не в отказе от интеграции, вопрос в согласовании интересов и условий, которые каждая из сторон считает приемлемыми.