— Константин, апелляция «Газпрома» на решение Стокгольмского арбитража по выплате «Нафтогазу» $2,6 млрд отклонена шведским судом. Скорректирует ли негативное решение шведского суда по апелляции «Газпрома» позицию российской компании на переговорах с «Нафтогазом»?

— Позиция «Газпрома» останется неизменной. Думаю, «Газпром» изначально ожидал, что решение будет именно таким, поэтому и поставил условием нового соглашения отказ от выполнения штрафных санкций, наложенных Стокгольмским арбитражом.

Поэтому позиция была озвучена заранее. Чуда не произошло, суд не отменил решения Стокгольмского арбитража по выплате $2,6 млрд «Нафтогазу».

Фесенко: Россия от газовой войны потеряет больше, так лучше ей договориться с Украиной
Фесенко: Россия от газовой войны потеряет больше, так лучше ей договориться с Украиной
© Facebook Владимира Фесенко

Соответственно, «Газпром» считает, что если «Нафтогаз» будет настаивать на выплате этой суммы, никакого транзитного договора не будет.

- Как, по-вашему, будет развиваться ситуация в дальнейшем?

— Сейчас мяч на стороне «Нафтогаза». Если сейчас «Нафтогаз» выпишет счет и начнет арестовывать имущество в счет этого иска, переговоры, к сожалению, никакого смысла иметь не будут. И вряд ли здесь позиция России быстро изменится.

«Газпром» vs «Нафтогаз»: начало нового судебного противостояния
«Газпром» vs «Нафтогаз»: начало нового судебного противостояния
© РИА Новости, Кирилл Каллиников | Перейти в фотобанк
Поэтому мне кажется, что «Нафтогаз» должен все-таки подумать, какие он будет совершать действия. Мне кажется, что было бы правильнее приехать на переговоры в «Газпром» и в комплексе эту тему обсудить.

Если просто выставить счет на вот этот иск, он скорее всего будет оплачен, но транзитного договора тогда не будет точно и в результате суммарные потери Украины будут существенно больше.

То есть, можно сейчас получить эти несколько миллиардов, но напомню, что только на транзите газа Украина зарабатывала три миллиарда долларов в год.

Я считаю, что сейчас задача Украины — сохранить транзит вообще, тогда она в среднесрочной перспективе заработает больше денег. Но если Украина настаивает на том, чтобы просто получить эти $2,6 млрд, она может это сделать, но тогда транзита не будет точно.

- Вступило в силу разрешение Дании на строительство "Северного потока—2". Глава Минэнерго РФ Александр Новак говорил, что поставки газа по СП-2 могут начаться уже в 2019 году…

— Это технически невозможно. Труба еще может быть достроена до конца 2019 года, но с учетом необходимости пуско-наладочных работ она не может быть запущена в эти сроки.

Думаю, что министра просто неправильно поняли. Никто этого не скрывает, не является какой-то тайной, что физически газопровод заработает, скорее всего, в конце первого квартала 2020 года.

- Насколько вероятно полное прекращение транзита российского газа через Украину? Когда это может произойти?

— Боюсь, что полное прекращение транзита через Украину произойдет в 10 утра 1 января 2020 года. Именно тогда завершается действующий контракт.

Была вероятность, что в случае если стороны не договорятся, то можно будет продолжить транзит, ну а потом путем переговоров рассчитать тарифы, объемы…

Но «Нафтогаз» сделал достаточно жесткое заявление, что в случае отсутствия договора находящийся в трубах газ будет считаться неустановленным, и, по версии «Нафтогаза», он будет изыматься на хранение.

- То есть, «Нафтогаз» заранее предупредил, что будет снова воровать российский газ, как это делал в 2008 году?

— Сегодня было разъяснение «Нафтогаза», что он не будет воровать российский газ, не будет перекрывать вентиль. Витренко гордо заявил, что это не их метод. Газ будет изыматься и складываться в хранилище — просто анекдот.

Кстати, еще один анекдот — по сообщениям того же «Нафтогаза», хранилища Украины заполнены на 100%. Куда тогда они собираются складывать этот газ? Совершенно неясно.

Кто будет оплачивать транспортировку газа до этих хранилищ, которые находятся на западе Украины, тоже неясно.

- Зачем же коммерческий директор украинской компании делает такие анекдотические заявления?

— «Нафтогаз» пытается снять с себя ответственность. Вопрос в том, кого можно будет обвинить в прекращении транзита. «Нафтогаз» заявляет — мы ничего не закрывали. Просто будем забирать этот газ и складывать на хранение до выяснения происхождения.

Но ясно же, что в такой ситуации «Газпром» прокачивать газ не собирается.

- Как это скажется на снабжении клиентов «Газпрома» в Европе?

— На счастье европейцев, есть уже «Северный поток — 1», есть «Турецкий поток»,  который уже заработает сейчас, заполнены подземные хранилища по всей Европе практически на 100%, плюс скоро заработает «Северный поток — 2». Уже готов EUGAL, продолжение «Северного потока-2».

Хорошая новость заключается в том, что транзитная роль Украины как транзитного государства стремительно падает. Первый квартал можно пройти без задействования Украины, особенно если в Европе будет теплая погода.

- Как вы считаете, почему вопрос транзита газа через Украину из экономического стал политическим?

— Украина изначально, еще 25 лет назад, решила, что именно в трубе, как в игле — смерть Кощея, заключается украинская государственность. Это началось очень давно.

Украине предлагали изначально подойти к транспорту газа как бизнесу. Тогда не было бы и «Северного потока», и «Северного потока — 2», если бы Украина услышала предложения России создать трехсторонний консорциум, совместно использовать трубу.

Но Украина объявила трубу национальным достоянием. Заявила, что если отдать трубу Москве, то Украины не будет как независимой страны.

Украина, к сожалению, превратила трубу в политический инструмент и даже символ страны.

- Постойте, как труба может быть символом страны? Вы серьезно?

— Когда я слушал еще 10 лет назад дискуссию на Украине, то понимал, что там считают, что именно труба — главный символ независимости страны. И они эту трубу как политический символ обороняли.

Российский газ для Украины и ЕС. Политика и реальность
Российский газ для Украины и ЕС. Политика и реальность
© Украина.ру/Стрингер
Это не позволило подойти к транзиту газа как к бизнесу, он изначально был политизирован украинской стороной. И отсюда все проблемы, потому что если это бизнес, надо подходить к нему как к бизнесу.

Надо считать разумные тарифы, инвестировать в обновления. Украина этого не делала, и труба постепенно превратилась в способ давления на Россию. Сейчас украинский транзитный газопровод именно в таком качестве и выступает.

Украина пытается доказать, что может использовать трубу как метод в том числе и политического давления на Россию.

Посмотрим, будет ли Зеленский на переговорах 9 декабря связывать газотранспортную историю с ЛНР и ДНР. Я не исключаю, что попытки такие будут.