Еще в 1918 году французский маршал Фердинанд Фош, узнав о подписании Версальского мира, заявил: «Это не мир. Это перемирие на двадцать лет».

Ведущие страны капиталистического мира готовились ко второму акту мировой войны, неизбежность которой ни для кого не была тайной. Одной из её целей было уничтожение первого в мире социалистического государства, во внешней политике претендовавшего на преемственность от Российской империи и даже более того.

Украинская игра абвера. ОУН* и немецкая разведка накануне Великой Отечественной войны
Украинская игра абвера. ОУН* и немецкая разведка накануне Великой Отечественной войны
© AP, | Перейти в фотобанк

В 1931 году Сталин произнёс известные слова: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут…»

Невероятным напряжением сил СССР смог провести индустриализацию, побочными издержками чего стали репрессии и голод 1932-33 годов. При этом был сделан технологический рывок, выводящий разрушенную Гражданской войной страну в сильные игроки.

Тем временем в остальном мире бушевал крупнейший экономический кризис — Великая депрессия. На её фоне коммунистические идеи всё сильнее овладевали умами европейцев. В 1932 году в Германии возникла реальная угроза прихода к власти социалистов. Тогда немецкие буржуазные, финансовые и военные круги решили выбрать из двух зол меньшее, и привели к власти нацистов во главе с их лидером — Адольфом Гитлером.

Этот выбор был явно поддержан странами-победительницами в Первой мировой. Условия Версальского мирного договора накладывали на Германию жесточайшие военные ограничения. Ей запрещалось производить военную бронетехнику, самолёты, боевые корабли и тяжёлые артиллерийские системы. Численность армии не должна была превышать 100 тысяч человек, при этом обязательная воинская повинность отменялась. Но с приходом Гитлера немецкие власти стали систематически нарушать эти ограничения, а потом и вовсе про них как-то забыли. И наказывать нарушителя никто не стал.

Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей
Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей
© пресс-служба партии "Народный фронт"

В 1988 году завербованный британскими спецслужбами советский офицер разведки Виктор Резун выпустил книгу «Ледокол». В нём СССР и его довоенные лидеры — Ленин и Сталин обвиняются в создании «ледокола революции» — Гитлера и его НСДАП. Дескать, это СССР вскормил немецких нацистов, выпестовал их, чтобы те захватили всю Европу. Затем Советы планировали их разгромить, чтобы таким образом сделать Европу «красной», да ещё и выступить в роли её освободителя. Но у СССР не было никаких рычагов влияния на политическую ситуацию в Германии. Зато Франция и Великобритания могли в любой момент прихлопнуть как муху и Гитлера, и его милитаристские поползновения. Могли, но не захотели.

Резун же пытался (и довольно успешно) внедрить в общественное сознание британские исторические мифы. Переложить вину за развязывания Второй мировой войны с её реальных инициаторов, Франции и Великобритании, на СССР.

Главным грехом Советов называется то, что они вместе с Германией разделил несчастную Польшу. Но всего годом ранее в Мюнхене, 29 сентября 1938 года, премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен и премьер-министр Франции Эдуард Даладье отдали Германии треть территории Чехии — Судетскую область — и, в итоге, всю страну. А при вторжении немцев в Чехию поляки решили ловить момент и забрали себе Тешинскую область. Мифический «парад в Бресте» — это ужасно. А польские солдаты на улицах Тешина?

«Большевики едут с открытыми люками танков, улыбаются и машут»
«Большевики едут с открытыми люками танков, улыбаются и машут»
© commons.wikimedia.org, German Federal Archives

При этом Польша отказала в проходе частей Красной армии через её территорию, чтобы обезопасить Чехословакию от вражеского вторжения. А 26 января 1934 года был подписан договор о ненападении, так называемый пакт Пилсудского—Гитлера. Много ли вы о нём слышали?

Кому-то может быть неприятно, но поляки сделали всё, чтобы развязать Вторую мировую войну, и стали жертвой дела рук своих. А Франция и Англия не стали спасать союзника, их все устраивало.

Ещё в марте 1938 года Германия (с разрешения всё той же Великобритании) провела так называемый аншлюс Австрии — то есть её захват. У Франции и Великобритании было более чем достаточно сил, чтобы поставить агрессора на место. Но они не захотели этого делать. Наоборот, 30 сентября 1938 года, на следующий день после «Мюнхенского сговора», Великобритания подписала с Германией декларацию о взаимном ненападении. Схожая декларация Германии и Франции была подписана чуть позже.

Так какой смысл было англичанам и французам дергаться через полгода, 23 марта 1939 года, когда немцы высадили свои войска в литовском порту Мемель (Клайпеда) и создали там военно-морскую базу? Уже после аннексии Лива подписала с Германией договор о ненападении, и его уверенно можно называть стыдным.В апреле такие же договоры Германия заключила с Латвией и Эстонией, которые фактически становились зависимыми территориями.

«Эскадрилья №5»: фильм о будущей войне
«Эскадрилья №5»: фильм о будущей войне
© скриншот фильма "Эскадрилья №5"

Остзейские земли возвращались к старым хозяевам. В эстонском договоре имелась и секретная часть, согласно которой молодая республика обязывалась принять «с согласия Германии все необходимые меры военной безопасности по отношению к Советской России».

Таким образом, учитывая ранее случившиеся «Пакт четырёх», военно-морское соглашение Германии и Британии, «Антикоминтерновский пакт» Германии и Японии (с последующими боями на Хасане и Халхин-Голе, союзничество немцев с румынами, к лету 1939 года над Советским Союзом нависла крупная угроза.

Заключение пакта с Германией в этих критических условиях стало огромной победой советской дипломатии и крупным проигрышем дипломатии европейской.

К 23 августа 1939 года, когда был подписан пакт, войска вермахта уже были сосредоточены на восточных границах Рейха, приказы о нападении уже были отданы и документы, подписываемые Иоахимом Риббентропом и Вячеславом Молотовым, в этом отношении совершенно ничего не решали. Войну пакт остановить не мог.

Зато он дал СССР возможность, во-первых, отложить для себя боевые действия почти на два года и лучше к ним подготовиться; во-вторых, отодвинуть свои западные границы в среднем на 250 километров.

Бессарабия 1940. «Цветная революция» под красным флагом
Бессарабия 1940.  «Цветная революция» под красным флагом
© wwii.space | Перейти в фотобанк

Для Украины «позорный пакт» стал огромным шагом к соборности. Сегодняшние же попытки отрицать его автоматически означают и отказ от претензий на Галичину, Волынь, части Буковины и Бессарабии.

Что же до остальных «жертв оккупации», то они сами выбрали судьбу, проводя откровенную антисоветскую политику. Без всякой пристрастности, а лишь с позиции банальной логики появляется вопрос: с какой тогда стати СССР должен был считаться с их интересами? При этом пакт не кровожадный, а логичный, выверенный и обоснованный.

Обвинять во многих грехах Империю зла, конечно, можно. Только не следует забывать, какие прибыли эти грехи дали нашему поколению. Как и то, что на фоне грехов «наших западных партнеров» они выглядят весьма и весьма скромно.