После победы большевиков в революции и Гражданской войне единственным институтом бывшей Российской империи, который напоминал о «старом мире», оставалась церковь. Ни Ленин и Троцкий сначала, ни Сталин и Хрущев позже не выполнили своего намерения зачистить все, что было в России до большевистского переворота и не соответствовало доктрине коммунистического общества будущего.

Даже в самые тяжелые годы, когда Русская православная церковь осталась почти без епископов, она сохранилась все равно, единственным небольшевистским институтом в совершенно противоестественном окружении.

Но большевизм был не единственным врагом русского православия. Ситуацию в полной мере использовал исторический соперник — Ватикан.

Годы богоборчества

Не секрет, что накануне революции в среде интеллигенции и городского сословия стало неудобно быть верующим. И французский стишок «Кишкой последнего попа последнего царя удавим» был в тренде. Антицерковные настроения господствовали в среде грамотных, студентов, молодежи и разночинцев.

Все то, что большевики впоследствии выстроили в системную теорию и практику, уходило корнями в дореволюционный период. Духовенство подвергалось критике со стороны либеральных кругов, а на бытовом уровне очень жестко и зло высмеивалось. Попытки диалога провалились.

Киевская Голгофа. Кто хотел крови митрополита Владимира (Богоявленского)
Киевская Голгофа. Кто хотел крови митрополита Владимира (Богоявленского)
© commons.wikimedia.org, Public Domain

А либеральная пресса вела антирелигиозную пропаганду. Московские и питерские либеральные журналисты, которые смеялись над дикостью обрядов, жадностью клира, стяжательством, скрепами, духовностью и так далее, прекрасно пережили революцию, став востребованными «воинствующими безбожниками», журналистами газеты «Безбожник» и большевиками. Не правда ли, похоже на современного Александра Невзорова?

Во второй половине 30-х чистить стали уже безбожников, как тяжелое наследие интернационал-большевизма предыдущего десятилетия. Закончилось передовицей главного безбожника Емельяна Ярославского «Почему религиозные люди против Гитлера», ставшей надгробием воинствующему безбожию. Когда враг пришел на нашу землю, церковь подняла свое оружие за Россию, чем мгновенно вернула свою роль в ней. А «Союз воинствующих безбожников» был распущен навсегда. Но до этого момента нужно было дожить.

В 1920-е, в буквальном смысле из государственной религии и идеологии 1/6 планеты Земля РПЦ превратилась в крохотный светоч, окруженный со всех сторон желающими погасить его навсегда.

Крушение института РПЦ

Революция, о которой мечтали многие поколения русских либералов, совершилась. Монархия как основа духовного окормления десятков миллионов жителей империи, скреплявшая их в единую русскую нацию, перестала существовать.

Всероссийский Поместный собор, который открылся в Москве, 15 августа 1917 года восстановил патриаршество, упраздненное при Петре Великом. Сперва внешне ничего не изменилось. Первые несколько месяцев после Октября большевики также не вмешивались в дела патриарха Тихона

«Любит Малороссию за хороший борщ, колбасу и чудные песни»: «Автокефалист» Нестор Шараевский
«Любит Малороссию за хороший борщ, колбасу и чудные песни»: «Автокефалист» Нестор Шараевский
© Public domain

Но это была революция. Декрет о земле конфисковал земельную собственность церкви, выбивая из-под нее экономический базис. А отделение церкви от государства, школы от церкви лишило РПЦ ее главной идеологической роли в России. Это была катастрофа, потому что церковь ограбили, лишив статуса юридического лица, собственности и прихожан, которым отныне посещать церковь было не обязательно.

С 1918 года на территории, контролируемой большевиками, прекратилось финансирование духовенства и религиозного образования из казны.

Все это было крушением не только института РПЦ, но и привычного уклада жизни миллионов русских. Очень быстро церковь стала убежищем для несогласных, а пастыри ощутили призыв к активному служению и проповеди против безбожной власти.

Власть немедленно ответила, начав финансирование оппозиции — «обновленцев», «григорианцев», украинских «автокефалов» и других раскольников, желавших делить наследство РПЦ. После смерти владыки Тихона в 1925 году власти вторично упразднили институт патриаршества. Новый патриарх появится только в далеком 1971-м.

В 1927 году митрополит Сергий издал послание, в котором признал Советский Союз гражданской родиной, призвал членов Церкви к лояльности советской власти, а также потребовал от заграничного духовенства полной политической лояльности к советскому правительству. Большинство русских епископов в эмиграции прекратили отношения с Москвой. Россия из Святой Руси превратилась в страну пустого неба.

Окно возможностей

Этот самый момент и был сочтен шансом в Риме.

Крушение РПЦ, которая, по мнению Святого Престола, прекратила свое существование, было воспринято как сигнал для начала осуществления самого грандиозного с момента Брестской унии проекта по окатоличиванию гигантских пространств России-СССР. «Ледоколом» стали вожди этого государства, совершенно далекие от религии. Атеисты зачистили для католической церкви 1/6 планеты, уничтожив институт государственной религии, исторического конкурента католиков. 

Томосом и револьвером. За что архимандрит застрелил автокефального митрополита
Томосом и револьвером. За что архимандрит застрелил автокефального митрополита
© commons.wikimedia.org, Делегация Константинопольского патриарха на Варшавском вокзале прибыла освятить православную автокефалию Польши, сентябрь 1925 года. Митрополиты Буковинский Нектарий (Котлярчук), Халкидонский Иоахим и Сардский Германий - на переднем плане. За ними в цилиндрах шествуют польские православные иерархи. Фото: NAC | Перейти в фотобанк

Не использовать этот шанс было глупо. Тем более, что события в СССР совпали с рождением города-государства Ватикан.

Латеранские соглашения, заключённые 11 февраля 1929 года между Святым Престолом и Муссолини, сделали католичество единственной государственной религией Италии, а за Ватиканом признавались права суверенного государства.

Так что учреждение 15 августа 1929 года Папской коллегии Руссикум — одно из первых, принятых уже независимым папой Пием XI. Этот римский епископ ранее вел тайные переговоры с большевиками, но они зашли в тупик и были прекращены в 1927 году. И папа, дипломатия которого повисла в воздухе, срочно нуждался в каких-то принципиально новых стратегиях. Они пришли, родившись, как все папские авантюры на Руси, из очередной польской интриги.

Католические прогрессоры

Учреждение, появившееся в Риме в 1929 году в здании XVIII века на Via Carlo Cattaneo, было странным. Там стали готовить русских католических священников.

Никакого отношения к униатам и униатской церкви Руссикум не имел. Ни одного русского в руководстве школы не было. Это были поляки и литовцы, которые в Российской империи были традиционной внутренней оппозицией, мечтавшей о реванше за раздел Польши, давшей много рекрутов для революции, большевистского движения и руководства СССР.

Это заведение не могло не привлечь внимания ОГПУ. Выяснилось, что обучающиеся там мужчины, знают, что однажды их пошлют выполнять опасные задания в СССР. Обучение только по-русски, включая диалекты. Изучали не только Закон Божий, но и политэкономию, культуру, обществоведение, актуальные политические проблемы.

Прогрессоры Ватикана. Взлет и падение проекта Русской католической церкви
Чекисты, птенцы поляка Дзержинского, не ошибались. Это была спецшкола с иезуитской дисциплиной. Но не диверсантов и разведчиков. Выпускникам подошло бы определение из фантастической литературы — прогрессоры.

Пий XI считал, что падение СССР и большевизма — дело ближайшего будущего, которое ускорит мировой кризис. Судьбы России окончательно свершатся, и в этот момент Ватикан отправит туда армию прогрессоров, которые придут на ставшее диким русское поле и засеют его новыми зернами для нового урожая. Выпускников готовили к заброске в СССР, так что ОГПУ-НКВД ни разу не лгало.

В ожидании вторжения студенты Руссикум забрасывались в Советский Союз, где «шли в народ», селились в глубинке и жили на нелегальном положении. Их ловили и сажали.

Самые известные «сидельцы» — Уолтер Чишек, Виктор Новиков, Пьетро Леони. Все это были невероятно смелые, сильные, а главное — высочайше мотивированные люди. Религиозные фанатики. Духовно они не ломались. В тех частях России, где инфильтрация удавалась, найти управу на ватиканского прогрессора было почти невозможно. Так что там, где не смогли согнуть — уничтожали, как русина Теодора Ромжа, беатифицированного Святым Престолом в 2001 году.

Конец проекта Руссикум

Безусловно, такие доктрины и практики были возможны только в межвоенный период, когда границы были еще относительно прозрачны, а возможности для рыцарей плаща и кинжала все еще безграничны. Глобализация еще не накрыла мир куполами корпораций, глобальных институтов, разведок и спецслужб. А главное — Запад еще не нашел общий язык с большевиками, они еще не были нужны для глобальных проектов.

Недооценили в Ватикане и силу русского духа. Несмотря на все гонения, в ходе переписи населения СССР в самом демонизированном историками 1937 году 55% граждан Советского Союза открыто заявило о принадлежности к религии, в частности к Русской православной церкви. Корни народа подрубить не удалось, а это не оставляло надежд на будущее проекта Руссикум. 

7 сентября 1984 г. Скончался самопровозглашенный униатский патриарх Иосиф Слипый
7 сентября 1984 г. Скончался самопровозглашенный униатский патриарх Иосиф Слипый
© commons.wikimedia.org, Rev Fr. Ivan Dacko

Потом началась война. Сотрудничество с Гитлером и Муссолини сделало Ватикан «токсичным». А после вторжения Рейха в СССР РПЦ была реабилитирована, священников стали освобождать, разрешили ставить на служение, с высшим клиром встретился под объективами Сталин. Все это уже благодаря влиянию кругов США, ради которых вождь и устроил эту оттепель.

С упразднением униатской церкви Ватикан утратил абсолютно все рычаги влияния на территории СССР, а советская пропаганда неустанно и, главное, обоснованно разоблачала все хитрые планы пап в прессе, литературе, кино. Пий XI этого не увидел, он скончался в 1939 году.

От роспуска Руссикум спасла холодная война, хотя в 1965 году коллегию окончательно перековали из миссионерского учреждения в дискуссионное. В 2016-м ходили слухи о его закрытии, но оно до сих пор существует и служит теперь площадкой для экуменического общения.

Впрочем, Ватикан никогда не говорит никогда.