Мы считаем, что это отличный повод поговорить о том, за что сражалась польская шляхта на Украине и почему украинские крестьяне поддержали русские власти.

Истоки недовольства шляхты

Для польской части Украины, как и для всей остальной Польши, был характерен невероятно высокий процент дворянства — почти 10% от всего населения. Это сословие также обладало значительными правами и привилегиями, которые давали ему огромную власть над крестьянским большинством. После 1795 года эти права шляхты, которые ранее имели силу закона, уже пересекались с полномочиями русского правительства и его чиновников.

Русские монархи, разумеется, не могли в одночасье отменить все права шляхты. Но чтобы «оптимизировать» управление краем они начали массовые сокращения шляхетского сословия — комиссии по пересмотру статуса дворянства было довольно легко лишить многих шляхтичей дворянства по причине отсутствия у них соответствующей бумаги, которая подтверждала бы их статус (в Речи Посполитой такими вопросами никто не задавался). Более того, на многих действительных шляхтичей теми или иными путями навешивали новые повинности и подати.

День в истории. 24 октября: Австрия, Пруссия и Россия выкопали «историческую могилу» для Польши
День в истории. 24 октября: Австрия, Пруссия и Россия выкопали «историческую могилу» для Польши
© История.рф

Процесс «деклассирования» шляхты шёл очень успешно, и уже к 1830 году в трёх украинских губерниях шляхта составляла меньше 8% населения (и это притом что само население при русских выросло на 1/3 за счет крестьян), и её численность продолжала сокращаться.

Параллельно русские власти чувствовали себя всё более смело и в вопросах управления краем, всё меньше полагались на контрагентов из числа польских помещиков: делопроизводство постепенно переводили на русский, а в крестьянские дела и связанные с ними процессы всё чаще вмешивались русские суды и госслужащие, что серьёзно ограничивало возможности польской шляхты по выжиманию максимальной ренты из своих (преимущественно православных и не-польских) крестьян.

Схожие процессы протекали и в «материковой» Польше. Совокупность этих факторов привела к восстанию 1830-го, основной движущей силой которого была как раз деклассированная шляхта, составлявшая на тот момент основу немногочисленного городского населения и интеллектуального класса.

Шляхта и крестьяне после 1830 года

После восстания на территории всей бывшей Польши начались массовые лишения шляхты их дворянского звания. Этот процесс не миновал и украинские земли: мятежных поляков ссылали в Сибирь, а бывших военных на Кавказ и др. «горячие точки» империи. Также русские власти конфисковали имения многих мятежников, что в практическом плане вывело из-под власти польских помещиков 415 тыс. украинских крепостных — чуть больше 10% от их общего числа.

Украинское крестьянство в целом приветствовало обрушившиеся на шляхту преследования и репрессии против поляков, поскольку именно мелкая шляхта (основной носитель польских националистических настроений, поскольку самые крупные польские помещики выиграли от присоединения к России в финансовом плане и в немалой степени вели себя смирно) была основным источником повседневных проблем и унижений.

Безземельные шляхтичи служили у более богатых собратьев в качестве управляющих, надсмотрщиков и охранников и использовали все возможности поправить собственное положение за счёт чужих крепостных, на что сами помещики смотрели сквозь пальцы, поскольку в польском сообществе принцип равенства шляхты никто не отменял.

К украинским крестьянам абсолютное большинство украинских поляков относилось так же, как на довоенном юге США белые относились к неграм, то есть очень плохо. Причём этот факт признавался как сторонниками такого подхода (см., например, мемуары Александра Пшездецкого «Подолье, Волынь, Украина» 1841-го года), так и его противниками (например, Юзефом Крашевским).

Мастер-класс по интеграции Украины. Как на бывших польских землях устанавливалась российская власть
Мастер-класс по интеграции Украины. Как на бывших польских землях устанавливалась российская власть
© commons.wikimedia.org, Public Domain

Поэтому история Правобережной Украины полна рассказов о бунтах и восстаниях крестьян против польских помещиков. Причём при русских властях их всё ещё было очень много, только они были менее масштабными, чем небольшие гражданские войны XVII и XVIII веков, бывшие обычным делом для этого региона.

Так что, несмотря на все увещевания помещиков, в восстании 1830 года украинские крестьяне не принимали широкого участия, ограничившись наблюдением за тем, как царские войска давят ненавистных им панов. Интересный момент: Крымская война вызвала в Правобережье ряд восстаний и бунтов крестьян, но не за англо-французов, а против польских помещиков, и в ходе всех этих событий они декларировали преданность царскому правительству, хотя многотысячное восстание украинских мужиков в итоге пришлось подавлять с участием армии.

Интересным социальным последствием восстания 1830-го стало резкое увеличение случаев неповиновения украинских крестьян в польских поместьях: такие акции протеста всё чаще использовались крестьянами как ответ на неослабевавший гнёт помещиков. Правда, нужно заметить, что здесь русские власти из опасений перед новым польским мятежом старались как можно меньше вмешиваться в дела польских поместий, как правило, указывая крестьянам на законный характер требований их хозяев.

Но после целой волны бунтов крестьян в 1835-м был принят закон, предусматривавший конфискацию поместий у тех польских помещиков, которые очень плохо обращаются со своими крепостными. На практике, конечно, большую часть осужденных по этому закону помещиков составляли нелояльные заговорщики с политическими амбициями (остальным обычно присуждали штрафы и аресты). Но, тем не менее, у крестьян появился дополнительный рычаг воздействия на помещиков, что в 1838 году подкреплялось появлением в регионе чиновников и полицейских, занимавшихся специально разбором жалоб крестьян на жестокое обращение.

Первый после Суворова. Как потомок казака из Полтавы стал великим русским полководцем
Первый после Суворова. Как потомок казака из Полтавы стал великим русским полководцем
© Public domain

На первый взгляд этого было недостаточно, но в контексте многовекового беспредела помещиков это было подобно появлению Женевской конвенции во времена Чингисхана. А в 1840-м русские суды отобрали у помещиков права судить крестьян, что ещё больше ограничило возможности поляков по управлению деревней.

Параллельно русское правительство продолжало лишать дворянского звания шляхту, уже переводя многих её представителей если не в крестьянское (там уже возможности для этого были исчерпаны), то хотя бы в городское обывательское население, лишенное привилегий и прав дворянства. Только в 1840-м по инициативе генерал-губернатора Бибикова в Правобережье шляхетского статуса лишили 64 тыс. человек.

Постепенно даже на относительно зажиточных и менее многочисленных, чем их безземельные собратья, представителей шляхты (например, тех, у кого было 100 крепостных) навесили разного рода подати и обязанности — так, в 1852-м сыновей таких «небольших» помещиков обязали служить в армии.

Собственно, одним из наиболее приятных для крестьян последствий реформ 1835-1838 гг. было то, что стали активно и очень строго судить виновных в плохом обращении наемных служащих помещиков, которые в абсолютном большинстве были «бывшими шляхтичами». Конечно, помещики избегали наказания, но вот исполнителям стало гораздо сложнее злоупотреблять своей властью над крестьянами.

Русификация крестьян Правобережья

Также русское правительство продолжало идеологическую обработку крестьян: с 1832-го к массовым обращениям в православие прибавилось и закрытие содержавшихся поляками приходских школ для обучения крестьян — теперь школы для них открывались православной церковью, и обучение в них велось на русском языке.

В 1840-х полицейские и гражданские чиновники начали активно закрывать польские школы для украинских крестьян, что также подрывало влияние польских помещиков на деревню. Очень непростым в этой ситуации было положение пусть и не очень большой, но весьма заметной (579 тыс. человек, или около 12% населения) группы крестьян-католиков, которые автоматически находились в «группе поддержки» шляхты. Вероисповедание тогда было маркером политических и национальных симпатий, поэтому русские власти с подозрением относились к католикам-неполякам.

Также нужно отметить наличие в Правобережье на тот момент ещё примерно 500 тыс. человек из числа «бывшей шляхты» — по своему культурному и политическому характеру это были безусловные поляки и соответственно аудитория польских школ.

Активная русификация обеих категорий населения была одной из причин конфликтов царской администрации с националистически настроенными поляками в период с 1860 по 1900 год. Со стороны же последних обработка крестьян-католиков была одним из главных фронтов «культурной войны» с целью создания будущей великой Польши «от моря до моря».

«Русский голос должен быть слышен»: к 100-летию со дня смерти профессора Кулаковского
«Русский голос должен быть слышен»: к 100-летию со дня смерти профессора Кулаковского
© Public domain

Несмотря на всё это, до 1863 года русское правительство, хотя и усилило надзор за деятельностью помещиков, редко предпринимало решительные действия против них. Русская власть потакала верхушке шляхты только до тех пор, пока те обеспечивали достаточную производительность сельского хозяйства и набор крестьян в армию, поэтому любые волнения (как и чрезмерные злоупотребления) в Петербурге не приветствовались.

Что характерно, в 1860-х гг., после того как уровень коммуникаций и корпуса чиновников в России поднялись на необходимую высоту, русские практически устранили шляхту от управления регионом, что объясняет отсутствующий уровень его «полонизации» сегодня.

Восхождение на престол Александра II все связывали с отменой крепостного права, и здесь шляхту «восточных кресов» ждал раскол: в Литве и Белоруссии польские помещики поддержали идею реформы (неизвестно, насколько они были искренни), а вот на Украине это вызвало панику: на тот момент считалось, что освобождение крестьян будет сопровождаться переделом земли помещиков для последующей раздачи. Причины беспокойства понятны: украинские земли отличались куда более мягким климатом и лучшим качеством почвы, нежели земли Великороссии и Белоруссии.

Собственно, потому восстание 1863-1864 гг. с многотысячными жертвами в массовом порядке поддерживалось всем польским обществом — от мелкой шляхты до магнатов, поскольку упразднение крепостного права окончательно подрубило власть шляхты над украинской деревней.

К слову, в Правобережье активная фаза восстания затихла относительно быстро, потому что украинские крестьяне принимали в этих событиях самое активное участие… на стороне царских властей, отлавливая и сдавая царским властям польских партизан. Позднее русские власти отблагодарили сознательных малороссов, даровав им 20%-ную скидку при выкупе обрабатываемых ими земель.

Два урока 

Какие выводы мы можем сделать из всей истории?

Во-первых, любое государство стремится осуществлять свой контроль любыми средствами и по мере своего развития обновляет и набор «инструментов».

В петербургских верхах никто не испытывал никакой особенной любви к полякам, но ввиду крайней ограниченности ресурсов приходилось пользоваться услугами шляхты, так же, как передовым европейским монархиям до создания современных фискальных органов ещё в XVIII веке приходилось пользоваться услугами откупщиков.

В Российской империи начала XX века на душу населения было гораздо меньше чиновников, чем даже в СССР, про первую половину XIX века и говорить нечего. Соответственно, пока Россия не достигла определенного уровня развития, «чинить то, что не сломано» с точки зрения царя и его кабинета министров было крайне неразумно. Но преобразования 1830-1860 гг. в России и на Украине окончательно превратили шляхту в ненужный и даже вредный пережиток старых времен. 

День в истории. 20 декабря: Умер внук гетмана Разумовского и «сатрап» Тараса Шевченко
День в истории. 20 декабря: Умер внук гетмана Разумовского и «сатрап» Тараса Шевченко
© Public domain

Поэтому, кстати, в Правобережье после восстания 1863 года процесс «располячивания» землевладельцев пошёл гораздо более активно, чем до этого: к концу XIX века больше половины всех землевладельцев в губерниях Правобережья были русскими, в то время как до восстания их было гораздо меньше. Такая активность в конфискациях и ссылках объяснялась тем, что шляхта окончательно стала не нужна: украинской деревней можно было управлять напрямую, а польских пассионариев ждали армия, Сибирь или как альтернатива эмиграция в другие страны.

Во-вторых, поддержку власти населением нельзя воспринимать как данность — эту лояльность нужно поддерживать.

Украинские крестьяне стали опорой русской власти в регионе после ряда мер, направленных на улучшение их экономического и правового положения. Хотя эти меры зачастую были половинчатыми, русские власти, таким образом, заработали себе в глазах крестьянства репутацию защитника и справедливого арбитра, поэтому, несмотря на очень серьёзные старания польских повстанцев, «зажечь» Украину им не удалось.

Русские чиновники и пропагандисты хорошо потрудились над тем, чтобы углубить раскол между поляками и украинцами в Правобережье и сделать его непреодолимым.

Одним из отдаленных последствий этого стала четко выраженная антипольская ориентация раннего украинского националистического проекта, которая привела к таким моментам истории, как Волынская резня, по итогам которых польское присутствие в этом регионе было минимизировано, а независимая Украина не может найти общий язык с Польшей (а в самой Польше выходцы из Украины рассматриваются не иначе, как гастарбайтеры).