Владимир Скачко: кто он
Владимир Скачко: кто он
© https://vesti-ukr.com/
И, следовательно, ко всей государственной политической системе, основанной на расово правильной двухпартийности, исключающей участие в формировании власти любой третьей силы или несистемной оппозиции, представляющей опасность для всей конструкции.

Суть и смысл происходящих процессов и политической сепарации сводится к взращиванию «правильных» участников политборьбы и отсеиванию, а то и тотальной зачистке до полного уничтожения всех «неправильных». После отсеивания и зачистки «неправильных» борьбу за власть в стране должны вести между собой только разные части и группировки «правильных». Чтобы получалась эдакая двух- или трехпартийность, участники которой бодались бы на выборах за благосклонность электората, но при этом не посягали на основы государства и системы, на его внутренний и внешний курс развития и геополитическую ориентацию в современном мире.

До недавних пор условный идеал-ориентир — двухпартийность США, где зарегистрированы более 50 партий, но в выборах в Конгресс и в президентских кампаниях основную борьбу ведут между собой две партии — Республиканская и Демократическая. И ни демократы, ни республиканцы не посягают на основы и принципы американского общества и государства.

Сейчас в США происходят сложнейшие турбулентные волнения, но никто даже помыслить не может, чтобы к власти пришли силы, отрицающие США, их внутреннюю «начинку» или курс на гегемонию во внешней политике. Кажущиеся несистемными BLM или всевозможные левацкие «антифа» — это всего лишь инструменты для борьбы с конкурентами, которые будут однозначно отброшены, забыты и раздавлены, если попытаются серьезно влиять на игрища «взрослых».

В странах Европы участников политической борьбы традиционно больше, но «несистемных» и там нет.

Что-то похожее, кажется, вот уже 30 лет пытаются смастерить и на Украине. После госпереворота 2014 года такую двух- трех- или даже четырехпартийность, ориентированную, условно говоря, на мифические и призрачные «ценности майдана», а на самом деле, на исключительно прозападный и антироссийский курс развития Украины, и направлены все усилия кураторов на структуризацию украинского политического поля.

«Соросята» рвутся к власти. Прозападные активисты валят «слуг народа» и подбираются к Зеленскому
«Соросята» рвутся к власти. Прозападные активисты валят «слуг народа» и подбираются к Зеленскому
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк
По данным КИУ, за время работы Верховной Рады IX созыва с 29 августа 2019 года на начало осени 2021-го принято 552 закона. Большинство из них проголосовано не усилиями монобольшинства пропрезидентской партии «Слуга народа», которая до сих пор имеет в своей парламентской фракции 243 мандата, а при помощи «доноров» из депутатской группы «Доверие» и фракции полумертвой «соросятской» партии «Голос». Из «слуг» в среднем за законы голосовали лишь 217 депутатов, и без помощи доноров нужные законы не набирали бы искомого большинства в 226 голосов. Поэтому вместе со «слугами» за законы в среднем голосовали в 70% случаев депутаты «Доверия» (14 человек) и в 62% случаев — депутаты «Голоса» (12 человек).

«За два года монобольшинство "похудело" на 11 депутатов: из 254 членов фракции в начале работы ВР до 243 по состоянию на сегодня. Часть депутатов была официально исключена из состава фракции. Часть — не всегда поддерживают решения, которые предлагаются властью на рассмотрение ВР. В результате без помощи других фракций и групп по состоянию на сегодня монобольшинство неспособно самостоятельно принимать законодательные решения», — сделал вывод председатель КИУ Алексей Кошель.

Параллельно в сессионном зале за власть и влияние боролась другая сила, ориентированная на экс-президента Петра Порошенко, который мечтает о реванше, но не о смене курса Украины. Это в первую очередь партия «Европейская солидарность» (ПЕС). Вместе с нею, то поддерживая власть Владимира Зеленского и его «слуг» с сателлитами, то оппонируя ей, работали и фракция партии «Батькивщина» Юлии Тимошенко и группа «За будущее» («За майбутне» — «Майбах»).

Получается «правильный» расклад: зелеботы, порохоботы, юлеботы и всевозможная промайданная «мелочь пузатая», зарабатывающая деньги и дивиденды на торгах с тремя сильными за недостающие голоса за законопроекты. За базовые законы, укрепляющие постмайданную систему по принципу «чужие тут не ходят», все они всегда голосуют в унисон и солидарно. А вот оппонируют друг другу по другому принципу: «милые бранятся — только тешатся».

Весьма условно оппозицию режиму Зеленского можно назвать «правой» и для удобства поместить на правый фланг политического спектра. В основном же борьба Зеленского против Порошенко или наоборот из-за близости позиций и тождественности партийных и идеологических установок уже давно напоминает борьбу «Порошенко № 2» против оригинала — «Порошенко № 1».

Противостоят этой «тройке первачей» — и власти, и правой оппозиции ей — депутаты из фракции партии «Оппоплатформа — за жизнь» («ОПЗЖ») Юрия Бойко/Виктора Медведчука/Вадима Рабиновича. Они не отрицают капиталистического курса развития Украины, ориентируются на рыночные принципы построения экономики, но во внешней политике являются не прозападными, а скорее пророссийскими. Если же еще точнее, то просто понимающими, с одной стороны, пагубность прозападного курса на Евросоюз и НАТО, убивающего Украину, с другой — взаимную выгоду сотрудничества с Россией и ее сателлитами по ЕАЭС, СНГ и т.д.

В соответствии с этими установками депутаты от «ОПЗЖ» себя и ведут. По данным того же КИУ, за законы, предложенные властью, голосовал лишь 21% депутат из фракции «ОПЗЖ». Тоже для удобства и весьма условно за пророссийскость и антизападность их можно отнести к «левым». А поскольку они отрицают базовый постмайданный внешний курс развития страны, то на них и направлен главный репрессивный удар и правящей партии, и правой оппозиции к ней. Доходит до того, что зелеботы и порохоботы соревнуются между собой, кто из них больнее укусит и достанет «ОПЗЖ» своей критикой и нападками.

И если селекция «своих» — это первая отличительная черта постмайданной политсистемы при Порошенко и Зеленском, то вторая — это жесткая зачистка любых несистемных и непромайданных оппонентов.

Зеленский шел во власть, как мы помним, с обещанием стать приговором Порошенко. Но не стал. Потому что трогать Порошенко ему запретили западные внешние кураторы. Зато взамен «заказали» «ОПЗЖ» и ту же Партию Шария, которые отрицают достижения «революции гидности-2014». Вот потому-то в феврале сего года власть и обрушила всю силу репрессий против главы политсовета «ОПЗЖ» Виктора Медведчука. И за то, что олицетворяет на Украине пророссийскость, и за то, что имеет выход на президента России Владимира Путина, на встречу с которым набивается сам Зеленский.

Вот чтобы Медведчук «не мешал», сначала запретили все СМИ, ориентированные на него, а потом «закрыли» и его — отправили под домашний арест с браслетом слежения на ноге, недавно продлив меру пресечения до 31 октября сего года.

Зеленский и Украина: дело — труба
Зеленский и Украина: дело — труба
© пресс-служба президента Украины
Третья особенность строительства новой постмайданной политсистемы на Украине — незаконные и даже неконституционные методы борьбы и репрессии против «неправильной» оппозиции, которые практикует режим Зеленского при полном попустительстве и поддержке западных кураторов, которые якобы на Украине «строят демократию». Зеленский превратил Совет нацбезопасности и обороны (СНБОУ) в репрессивно-карательный орган для внесудебных расправ, нарушающих все мыслимые и немыслимые демократические права и свободы граждан. Но Запад делает вид, что «не замечает шалости» своего протеже.

И делает это по одной причине: Зеленский выполняет его, коллективного Запада, заказ. И когда недавно в ходе рабочего визита в США во время лекции в Стэнфорде он сказал, что «украинское гражданское общество настолько сильное, свободное и демократическое, что кто бы что не хотел, кто бы себе еще не придумал, "дракону" (читай — диктатору — Авт.) появиться в Украине невозможно — крылья подрезают», он был не так уж и не прав.

Зеленский знал, что говорил, на кого эти слова были рассчитаны. А западные кураторы четко указали ему, какие и кому «крылья порезать». Он и подрезает, пуская под нож всех, кто мешает, и строя в родной стране демократию под западный заказ. И хочет окончательно закрепить ее на новых досрочных выборах, которые, говорят, уже планирует.