Глава «Газпрома» Алексей Миллер еще в 2016 году говорил о сокращении мощностей газопроводов в «ужгородском коридоре». Монополия обещала ликвидировать часть своих газопроводов в центральном транзитном коридоре Уренгой—Помары—Ужгород, по которому через Украину проходил основной поток российского газа в ЕС. Эти намерения были реализованы лишь частично, поскольку транзит через Украину был сохранен. Пока что на ближайшие четыре года.

Доставка газа дорожает: насколько вырастут платежки украинцев в 2021 году
Доставка газа дорожает: насколько вырастут платежки украинцев в 2021 году
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк
В конце 2019 года Киев подписал с Москвой соглашение по системе «качай или плати». По этому пятилетнему договору в 2020 году Россия обязалась прокачать через украинскую ГТС 65 млрд кубометров голубого топлива и в оставшиеся четыре года — еще по 40 млрд кубометров газа.

Ежегодный транзит такого объема голубого топлива через территорию Украины обходится России приблизительно $1,25 млрд, или около $5 млрд за пять лет. По оценкам российских экспертов, Москва не заинтересована в продлении контракта. По истечении пятилетнего контракта судьба украинской трубы будет зависеть от срока начала работы и объема прокачки по «Северному потоку — 2» и европейской ветке «Турецкого потока». 

После запуска первой нитки «Турецкого потока» (в начале 2020 года) украинская ГТС уже потеряла 15 млрд куб. м в год транзита, который раньше шел через Украину в Турцию, Болгарию и Грецию. Сейчас по южному направлению Киев транспортирует газ только для Румынии и Молдовы. После запуска второй нитки «Турецкого потока» и окончания строительства газопровода Болгария — Сербия — Венгрия Украину ожидает потеря еще 15 млрд куб. м. А завершение строительства «Северного потока – 2» приведет к потере оставшихся 50 млрд куб. м. Поэтому после окончания этих проектов у «Газпрома» будет возможность полностью отказаться от транзита по Украине. И в Киеве это понимают.

«Очевидно, что если «Газпром» достроит «Северный поток – 2», то мощности украинской ГТС станут избыточными для него. Я не вижу причин для «Газпрома» продлевать транзит газа через Украину после 2025 года, хотя наши тарифы на транзит абсолютно конкурентные», — заявил в интервью РБК-Украина глава «Оператора ГТС Украины» Сергей Макогон.

Но надежды на дальнейшее сотрудничество с «Газпромом» в Киеве не теряют. Правда, для этого потребуется отбросить в сторону политическую составляющую.

«Северный поток – 2»: главная политическая и экономическая интрига начала XXI века
«Северный поток – 2»: главная политическая и экономическая интрига начала XXI  века
© Nord Stream 2 / Wolfram Scheible
«Однако если отложить в сторону все политические моменты, то и «Газпрому», и Европе выгодно использовать мощности украинской ГТС и ПХГ. У нас гибкая система, которая может оперативно реагировать на изменения спроса в Европе и в течение нескольких часов начать поставку дополнительных объемов газа в ЕС. Ни «Северный поток», ни «Турецкий поток» не смогут обеспечить такую гибкость. Они рассчитаны исключительно на прокачку стабильных объемов газа.

«Газпром» для обеспечения гибкости уже сейчас вынужден арендовать или покупать дорогие европейские подземные хранилища газа. Кроме этого, в случае аварий и отказов нашей газотранспортной системы мы всегда можем перенаправить газ через другие газовые коридоры внутри Украины, а «Северный поток» и «Турецкий поток» — это по две трубы, которые не имеют дублирующих мощностей», — признал Сергей Макогон.

Водородно-транспортная труба

Согласно действующему контракту между украинским «Нафтогазом» и российским «Газпромом», объемы транспортировки природного газа по территории Украины из России в Европу будут существенно уменьшаться в течение 2020–2025 годов, а дальнейшие перспективы пока не определены. В случае реализации сценария нулевого транзита после 2025 года на Украине освободятся значительные объемы мощностей магистральных газопроводов, которые теоретически могут быть использованы для транспортировки возобновляемых газов потребителям Украины и стран Европы.

Недавно ЕС назвал Украину приоритетным партнером своей «Водородной стратегии». ЕС при разработке долгосрочных стратегий учитывает потенциал Украины. Для Киева это создает поле для переговоров и конкретных инициатив в кооперации как на этапе исследования и разработки, так и на этапе внедрения новых энергетических решений на базе водорода. Оператор ГТС Украины уже вошел в новый Европейский альянс чистого водорода. Членство в Альянсе предусматривает привлечение Оператора ГТС Украины к ключевым стратегическим форумам, круглым столам и другим мероприятиям по имплементации Водородной стратегии для климатически нейтральной Европы.

Как заявил в августе 2020 года министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба, украинская газотранспортная система вскоре может оказаться «газо-водородно-транспортной» — Украина обсуждает возможность транспортировки по ней водорода в Германию. По словам чиновника, Германия будет крупнейшим рынком потребления водородной энергетики, а Украина может стать надежным поставщиком водорода в ЕС, в том числе в Германию.

«Мы договорились, что сотрудничество с Германией продолжится в виде разработки «дорожной карты» развития энергетического партнерства и будет проведено исследование возможности использования газотранспортной системы Украины для транспортировки водорода», — уточнил Кулеба.

Министр считает, что подобное сотрудничество будет предполагать инвестиции в модернизацию газотранспортной системы Украины.
Водород — один из самых потенциально выгодных энергоносителей, но его потенциал не стоит преувеличивать в среднесрочной перспективе. Поэтому сейчас главный приоритет для Украины — обеспечить работоспособность и надежность ГТС для транзита природного газа.

Демонтаж

Северный поток-2: главная политическая и экономическая интрига начала XXI века
Северный поток-2: главная политическая и экономическая интрига начала XXI  века
© Nord Stream 2 / Aксель Шмидт
Эксплуатация украинской ГТС — дело затратное. На данный момент газотранспортная система Украины является одной из самых протяженных в мире. Кроме труб в систему входят десятки распределительных сетей, газохранилищ, компрессионных и газоизмерительных станций. Также для обеспечения транзита газа по трубопроводу нужен так называемый технический газ — он необходим для работы газоперекачивающих станций. Еще одним элементом этой системы являются подземные газовые хранилища. Они позволяют выравнивать суточные колебания потребления газа и удовлетворять пиковый спрос в зимний период. Важно понимать, что газотранспортная система — это целостный организм, поэтому, если Москва решит существенно сократить транзит газа через украинскую территорию, Киеву придется полностью пересмотреть принципы функционирования своей ГТС.

В марте 2020 года Национальная комиссия по регулированию в сферах энергетики и коммунальных услуг Украины утвердила План развития газотранспортной системы. Планируется, что за 10 лет Оператор ГТС Украины инвестирует $1,4 млрд в инфраструктуру. Согласно утвержденной стратегии, капитальные вложения будут проводиться только в те объекты ГТС, которые будут использоваться при отсутствии транзита. Основные мероприятия будут направлены на оптимизацию ГТС в соответствии с имеющимися и прогнозируемыми объемами транспортировки.

Из-за сокращения транзита газа из России в Европу украинская ГТС поэтапно откажется от 60–70% своих мощностей.

«Наша ГТС способна транспортировать 145 млрд куб. м газа в год из России в Европу, но в следующем году транзит составит всего 40 млрд куб. м. Нам не нужна такая компрессорная мощность, которую мы имеем сейчас. Нам придется поэтапно отказаться от 60–70% мощностей, потому что они просто не нужны», — рассказал Сергей Макогон в интервью S&P Global Platts.

ГТС нужно будет уменьшить мощности для сокращения расходов, поскольку через пять лет, возможно, придется обеспечивать социально приемлемые тарифы в случае потери транзита российского «Газпрома».

По словам Макагона, уже определены компрессорные станции, которые будут сокращены: «Сейчас мы находимся в процессе подготовки, и через пять лет наша система будет полностью оптимизирована и будет функционировать в новых рыночных условиях».

Частично порежут на металлолом

Эксперт энергетического рынка Валентин Землянский отмечает, что объемы транзита по украинской ГТС после постройки «Северного потока – 2» будут однозначно снижаться, весь вопрос в том, насколько Украина останется в логике кооперации, которая уже была опробована.

«Это когда в ПХГ оставляют газ в режиме транзита, а потом зимой — забирают. В этом случае определенные объемы будут сохраняться, поскольку будет существовать запрос на подъем газа, находящегося в хранилищах. Как это будет в абсолютных цифрах, сейчас сказать достаточно сложно, поскольку не понятно, какой будет спрос в Европе, как будет складываться конъюнктура», — сказал в комментарии Украина.ру Валентин Землянский.
По словам эксперта, украинскую ГТС в любом случае придется оптимизировать.

Госбюджет-2021, Рада урезала субсидии, $2 млрд от «Газпрома». Главное в экономике Украины 11-18 сентября
Госбюджет-2021, Рада урезала субсидии, $2 млрд от «Газпрома». Главное в экономике Украины 11-18 сентября
© kmu.gov.ua
«Если нет потребности в таком объеме мощностей, то оптимизация как раз и подразумевает частичное снятие с содержания, и другого варианта, как переводить ее в разряд металлолома, не остается. Какая именно часть пойдет в металлолом, пока не понятно. Вообще-то, при наличии партнерских отношений, такие вещи оговариваются в трехстороннем формате, когда поставщик и потребитель говорят, что мы заинтересованы в таких-то и таких маршрутах, считается экономическая составляющая. То есть это серьезная работа, и с кондачка это не решишь, так что это длительный процесс.
Но в условиях конфронтации между Киевом и Москвой, когда у нас идут бои за борщ, такие переговоры пока априори невозможны. Транзитный контракт обеспечивает определенную страховку на пять лет: по принципу «качай или плати» Россия все равно будет платить. Но мы же говорим о более длительных перспективах, чем до 2024 года. И в этом разрезе достаточно тяжело прогнозировать, как дальше будут развиваться события, какими объемами будет оперировать «Газпром».

Сейчас говорить о том, что экономическая составляющая возьмет верх над политической, достаточно сложно: зависшее состояние, на которое накладывается еще и коронакризис, стагнирующая экономика — не понятно, какой будет спрос на газ в ЕС. Я думаю, что в Газпроме есть экономическое обоснование (то есть они считали), но насколько это будет реализовано, пока не скажет никто.

Но «Газпром» заинтересован в сохранении украинского маршрута в любом случае, потому что есть предпочтения европейских партеров относительно маршрутов доставки. Например, итальянцы высказывали свое пожелание, и их украинский маршрут устраивает, а это самая дальняя точка. Поэтому это больше вопрос трехсторонних переговоров и достижения договоренностей в трехстороннем формате. Но сейчас мы о таких переговорах ничего не слышим. И я боюсь, что украинская сторона опомнится перед самым окончанием действия пятилетнего транзитного контракта», — заключил Валентин Землянский.