Этот «комплекс мер» фактически должен был привести страну к распаду, ибо только унитарная система может удержать в рамках одного государства столько разнокалиберных и разнохарактерных регионов, сколько очутились под властью Киева в 1991 году.

Дебальцево — важная точка на карте

Дебальцево — не просто небольшой донбасский городок. Это крупнейший железнодорожный узел, своеобразный хаб, который соединяет Россию и Украину, Россию и Донбасс на востоке Донецкого кряжа и ДНР. Такую же экономическую, логистическую нагрузку в Республике несет Иловайск на юге и Красный Лиман на севере. Две станции Дебальцевского узла, мощная сортировочная горка и расположение на одной из высших точек кряжа делают город лакомым куском для любой власти.

Кроме железной дороги в городе естественным образом сходятся удобные региональные автотрассы, соединяющие Донецк с Луганском.

Пять лет спустя. Украине и хочется, и колется выполнить Минские соглашения
Пять лет спустя. Украине и хочется, и колется выполнить Минские соглашения
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк
Именно поэтому в конце июля 2014 года и в самом городе, и в окрестностях шли упорные бои ополчения ДНР и ВСУ. 29 июля город остался за Украиной, а вся группировка её войск в здешнем регионе — в глубоком оперативном мешке, завязать горловину которого можно было в любой момент.

И он наступил в декабре 2014-го, когда войска Донецкой народной республики собрались с силами. К этому моменту батальон «Спарта» Арсения «Моторолы» Павлова добивал «киборгов» в донецком аэропорту. Фронт в целом стабилизировался примерно в нынешних границах. Оставлять при этом почти в тылу республик, в достаточном приближении к дорогам в РФ крупную группировку врага дончане и луганчане не собирались.

И они сошлись

Ожесточенные бои на подступах и особенно артиллерийские дуэли начались в декабре. Через пару недель после Рождества развернулись активные боевые действия. За эти годы о дебальцевской операции были немало написано и снято, что неудивительно — более крупных, решительных и успешных боевых действий на этой войне, пожалуй, не было.  Поэтому — коротко.

Наступление на Дебальцево и город-спутник Углегорск началось 23 января 2015 года силами ДНР. Вооруженные силы Луганской республики со своей стороны сковывали противника, который мог бы прийти на помощь группировке в Дебальцево, и «завязывали» горловину мешка со стороны своей территории.

К тому времени в городе практически не было ни связи, ни электричества, ни воды. Когда автор этих строк приехал в город после освобождения, местные жители рассказывали, что у украинских снайперов на одной из улиц было любимым развлечением стрелять под ноги жителям большой девятиэтажки, пробирающимся с вёдрами и бидонами к единственной водной колонке. Иногда промахивались, попадали в людей. Но занятия своего не оставляли.

Наступающие друг другу навстречу войска ЛНР и ДНР замкнули, правда, не очень плотно, кольцо окружения. 12 февраля 2015 года были подписаны Минские соглашения и объявлено перемирие с 15 февраля. Впрочем, поскольку власть ДНР считала город своим внутренним районом, войска её 16 февраля вошли в Дебальцево и завязали уличные бои. У ВСУ оставалась надежда, что ополченцы остановят наступление с оглядкой на перемирие.

Эта надежда угасла через два дня, когда город и узел оказались полностью в руках республики. О жестокости противостояния в боях за Дебальцево говорит и тот факт, что в дело были брошены все возможные силы республики. Воевали все — от солдата до главы ДНР Александра Захарченко, который был ранен в тех боях.

Раны города, раны людей

Первым журналистам, приехавшим в Дебальцево по горячим следам, было жутко видеть картины разрушения. На улицах было мало людей, но много одичавших собак. Почти не осталось целых домов. Повреждены оказались 80% жилого фонда.

Хорошо помню улицу на окраине Дебальцево, по которой нас провели с экскурсией, крепко-накрепко приказав не заходить в брошенные дома — саперы еще не все успели разминировать. Дома, а это был частный сектор, были разрушены по какой-то непонятной схеме.

"А это украинские танкисты в «танковый биатлон» играли, — объяснил сопровождавший нас чиновник из мэрии, — едут по улице, и один вправо орудие поворачивает, другой влево, а как повернул на 90 градусов, стреляет в тот дом, которому не повезло оказаться в этом месте".

Жуткое впечатление оставлял железнодорожный узел Дебальцево, на котором неоднократно доводилось бывать в юности. Над сортировочными парками прибытия и отправления — неестественная для железной дороги тишина, рельсы и стрелочные переводы заржавели, поросли травой. На стенах пассажирского вокзала станции и локомотивного депо — многочисленные следы осколков. Узел уходящие украинские войска уничтожали — взрывали стрелки, опоры контактной сети, светофоры, устройства сигнализации и связи.

Притом что убегали они из Дебальцево стремительно и несколько неожиданно для себя, это означало только одно — планы по уничтожению города и узла были сверстаны загодя.

Трагедия на Боссе. Преступлению ВСУ нет срока давности
Трагедия на Боссе. Преступлению ВСУ нет срока давности
© Ruptly | Перейти в фотобанк

Жители общались неохотно. Многие просто шарахались от журналистов — видно было, что страх еще владеет ими. Ну а как иначе? Многие горожане последнюю неделю штурма просто не вылезали из погребов и подвалов.

Вспоминая Ленина

Подписанные 12 февраля Минские соглашения и перемирие, наступившее три дня спустя, спасли город от больших разрушений, а украинские батальоны — от совсем уж запредельных потерь. Соглашения, увы, никто за эти пять лет в Киеве не засобирался выполнять. Дымовая завеса отдельных «мирных шагов» сменившего Порошенко Зеленского никого не вводят в заблуждение.

Думая обо всем этом, я часто вспоминаю дебальцевский памятник Ленину. Обычный, кондовый, из гипса и крашенный «бронзовкой».

Украинская пехота, сидя в осаде осенью четырнадцатого и зимой пятнадцатого, упражнялась в стрельбе из автоматов по монументу. Ленин весь иссечен пулями, даже в большей степени, чем осколками. Так и стоял он в том далеком уже 2015-м в осыпавшейся позолоте, с сотнях пулевых оспинок, с провалом вместо лица.

Такова и нынешняя Украина — битая-перебитая, и лица у неё нет. И слава Богу! А то ведь кто-нибудь мог бы в глаза заглянуть — в поисках совести, следов раскаяния за содеянное на земле Донбасса. Хотя откуда там чему взяться?

Забыв о разгроме, год спустя украинские военные попытались взять реванш, отбить город. Получили такой отпор, откатившись за выступ Светлодарской дуги, по которой нынче проходит фронт, что более о наступлении и не думали.