В предложении "Газпрома" указано, что необходимыми условиями продления действующего контракта или заключения нового договора являются отказ обеих сторон от всех взаимных претензий в международном арбитраже и прекращение всех судебных разбирательств.

Имеется в виду отмена решения Антимонопольного комитета Украины о наложении на "Газпром" штрафа за якобы "нарушение экономической конкуренции" и отзыв ходатайства "Нафтогаза Украины" об инициировании Европейской комиссией расследования против "Газпрома", — уточнили в компании.

Кроме того, в "Газпроме" ожидают позиции украинской стороны относительно готовности напрямую закупать российский газ с 2020 года.

В «Нафтогазе», подтвердив получение предложения, пообещали его внимательно изучить и предоставить конструктивный ответ в ближайшее время.

Премьер-министр Алексей Гончарук, комментируя предложение "Газпрома", заявил на брифинге 20 ноября, что Украину не устраивает контракт на один год.
"Украину устроит долгосрочный контракт, который, с одной стороны, обеспечивает полноценное использование нашей ГТС, а с другой — энергетическую безопасность Украины и Европы", — сказал Гончарук.

Премьер подчеркнул, что подобной отсрочкой Россия выигрывает время, чтобы закончить строительство обходных газопроводов.

"Мы должны получить не какой-то промежуточный вариант на один год, чтобы россияне могли закончить свою инфраструктуру и затем политически давить на европейские страны и Украину. Мы хотим прогнозируемых, взаимовыгодных, стабильных условий работы с нашими европейскими партнерами по европейским правилам ", — подчеркнул он.

По словам премьера, до конца года оператор газотранспортной системы планирует пройти сертификацию, чтобы предлагать контракты на европейских условиях по европейским правилам.

На год. «Газпром» отправил «Нафтогазу» официальное предложение по транзиту
На год. «Газпром» отправил «Нафтогазу» официальное предложение по транзиту
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

1 января 2020 года заканчивается 10-летний транзитный контракт между НАК "Нафтогаз Украины" и российским "Газпромом". Украина при участии Еврокомиссии пытается добиться от России подписания нового 10-летнего договора с транзитом газа в объемах до 90 млрд кубометров в год. В то же время в "Нафтогазе" скептически настроены по поводу его подписания, исполнительный директор группы Юрий Витренко заявил, что стоит готовиться к прекращению транзита газа с 2020 года.

В понедельник, 25 ноября, «Нафтогаз» отправил «Газпрому» ответ на его предложение о продлении контракта на транзит газа из России.

«В ответе указано, что стороны должны продолжать обсуждать продление транзита по европейским правилам в трёхстороннем формате с участием Еврокомиссии», — написал исполнительный директор украинской компании Юрий Витренко в Facebook.

По его словам, украинская сторона допускает заключение договора на один год, но условия должны соответствовать европейским правилам.

Он также отметил, что «Нафтогаз» готов рассмотреть вариант выплаты «Газпромом» $3 млрд по решению арбитража в виде поставок на эту сумму.

Эксперт энергетического рынка Валентин Землянский в интервью изданию Украина.ру проанализировал позицию Киева в газовых переговорах.

Землянский о газовых переговорах «Нафтогаза» и «Газпрома»: все только начинается

- Валентин, объясните, чем обоснована позиция Украины на газовых переговорах?

— Логика такова: Украина пытается максимально застраховаться от того, что ее ГТС не будет использована. Для этого и дается позиция — контракт более одного года. Есть прецеденты, когда европейские операторы, чтобы не устраивать аукционы «open season», заключают между собой контракты. Я не совсем понимаю, как эта штука работает, но она есть. Похоже, что Украина хочет пойти по этому пути.

Но есть вопрос. Для того чтобы заключить такой контракт, нам нужен оператор. Соответственно что делать, если он не успеет пройти сертификацию? По моему мнению, логика переговоров должна была бы быть таковой: вы заключаете контракт не срочный или, например, пролонгируете действующий, но его действие зависит не от даты, а от события. Таким образом, если происходит сертификация оператора ГТС, автоматически вступает в действие контракт по европейским правилам. И уже сейчас можно согласовать условия этого «европейского контракта». По-моему, в этом нет ничего сверхъестественного, сложного и необычного. И я бы шел таким путем. А как ситуация будет развиваться дальше, сказать достаточно сложно.

- В чем, по вашему мнению, секрет такой уверенности украинской стороны в собственной правоте и возможности заключить контракт на своих условиях? Почему в Киеве не опасаются прекращения транзита газа уже 1 января и не хотят идти на условиях российской стороны? Может быть, в рукаве у «Нафтогаза» действительно спрятан джокер?

— С учетом достройки «Северных потоков» украинская ГТС будет загружена, естественно, минимально. Вопрос в том, что можно обсуждать объемы, потому что «Северные потоки» могут быть, например, недозагружены — использоваться условно на 70%, а остальное останется на украинском маршруте. Честно говоря, я не понимаю, почему русские настаивают на одном годе, и никаких вариантов, а наши стоят на позиции «хотим всё и сразу».

Я так понимаю, что в такой ситуации может помочь только разговор Зеленского с Путиным. Абсолютно не имеет значения, будет это двусторонний либо четырехсторонний формат. Это можно обсудить на нормандской встрече, как на любых других переговорах, просто воспользовавшись площадкой, обсудить вопрос и прийти к какому-то компромиссному решению, а потом оформить его между «Нафтогазом» и «Газпромом». Потому что мы в любом случае понимаем, что это комплексное решение — Донбасс и газовый транзит, как бы мы ни хотели их разделять. Его необязательно увязывать юридически, чтобы не повторить пресловутые Харьковские договоренности, но их можно обсудить комплексно в процессе нормандской встречи и найти какое-то приемлемое решение, которое устроило бы обе стороны. Для этого украинская сторона должна иметь несколько вариантов развития событий, и один из сценариев можно согласовать с Москвой.

«Нафтогаз» намерен обсудить предложение «Газпрома» по транзиту в трехстороннем режиме
«Нафтогаз» намерен обсудить предложение «Газпрома» по транзиту в трехстороннем режиме
© РИА Новости, Виталий Белоусов | Перейти в фотобанк

Любая сторона максимизирует претензии — и мы, и русские хотят по максимуму. А компромисс находится между этими двумя максимумами.

- Готова ли украинская сторона к компромиссу?

— Этот вопрос, скорее всего, к Зеленскому, потому что та переговорная группа, которая работает сейчас, не готова к поиску компромисса. Они в этом не заинтересованы. Почему вообще Андрей Коболев ведет переговоры? Переговоры должен вести глава «Оператора ГТС». Какое отношение «Нафтогаз» будет иметь к транзиту, условно говоря, с 1 января 2020 года? Если «Оператор» будет под контролем Минфина, пусть переговоры ведет Оксана Маркарова. А у нас получается — Оржель и Коболев. Оржель, кстати, по новому закону также не имеет отношения к транзиту.

Остается очень много открытых вопросов. Почему, опять же, не прописать несколько сценариев финансовой схемы нулевого варианта по Стокгольму? Если вы заинтересованы в достижении договоренностей, пропишите несколько вариантов, среди которых может быть и тот, который устроит обе стороны. А если Стокгольм нулевой, тогда встает вопрос, за что Коболев получил премию? И неплохо было бы ее вернуть. Если прямые поставки газа, тогда «пролетает» швейцарская дочка «Нафтогаза». А если нет транзита и нет прямых поставок, швейцарская дочка будет работать, что называется, в полный рост.

- Вы допускаете, что достижению компромиссного решения препятствуют США? Не торчат ли здесь «американские уши»? Нет ли здесь лоббирования поставок американского сжиженного природного газа?

— Коболев — и есть «американские уши». Он, по моему мнению, этого и не скрывал в свое время. Здесь пытаются создать газовый кризис, который позволит акцентировать внимание в том числе и на поставках СПГ. И такой вариант абсолютно возможен, плюс на этом кризисе заработают все стороны — хранилища заполнены.

Если стороны договорятся о транзите, мы, по большому счету, получим обратный процесс. Европа и Украина закачали в подземные хранилища максимальные объемы газа, и получается, если все нормально и транзит сохраняется, а при этом еще и погода будет благоволить и зима будет достаточно теплой, то цены на газ пойдут вниз и могут достигнуть летних значений. Это, кстати, то, чего Коболев очень сильно боится и откуда появляются истории Оржеля про страховую цену на газ для населения в 7 тысяч гривен за тысячу кубов. Это попытка застраховать себя от возможного отсутствия прибыли. Вместо того чтобы правительство, исходя из наличия закупленного летом газа достаточно больших объемов и возможности прохождения отопительного сезона без кризиса, выстроило тарифную историю, которая была бы максимально приемлема для потребителей, они страхуют свои доходы за счет украинского населения.

- То есть «Нафтогаз» попытается сделать все возможное, чтобы цена на газ не упала, и поэтому будет всячески противиться заключению контракта?

— Пока мы видим именно такое развитие ситуации. Когда этот вопрос перейдет на уровень Офиса президента, тогда, возможно, мы увидим другое решение. Если же переговоры продолжит вести делегация «Нафтогаза», то все будет делаться в пользу НАК «Нафтогаз Украины», для того чтобы он не потерял свою прибыль, не потерял свое положение на украинском рынке, и в первую очередь доход. То есть не интересы государства, не интересы населения, а интересы «Нафтогаза Украины» ставятся в первую очередь на этих переговорах в Брюсселе.

Украина больше не интересна Путину в плане экономики. Он может вложиться лишь в ГТС — Землянский
Украина больше не интересна Путину в плане экономики. Он может вложиться лишь в ГТС — Землянский
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

Кстати, заявление Оржеля о том, что даже если мы будем получать российский газ, он все равно будет продаваться внутри страны по европейской цене. Это не что иное, как максимизация прибыли отдельно взятых государственных чиновников, потому что зарплата Коболева прежде всего зависят от финансовой деятельности «Нафтогаза».

- То есть вся надежда на то, что вопрос перейдет на уровень президентов?

Да, и я думаю, что так и произойдет. Сейчас конец ноября, и пока не видно никакого сближения позиций. Кстати, еще один важный момент. 27 ноября должно быть решение по жалобе «Газпрома» на решение Стокгольмского арбитража по 2,5 миллиарда. И я не исключаю, что стороны ждут, какое решение будет вынесено. Если жалоба будет удовлетворена, боюсь, что «Газпром» может усилить давление, и существующее на сегодня предложение будет смотреться весьма выгодным. Потому что если нет нулевого варианта, и решение Стокгольма корректируется по жалобе «Газпрома», то тогда там достаточное количество исков, по которым «Газпром» может реально истребовать деньги с «Нафтогаза». И НАК об этом писал, когда в предыдущий раз размещал евробонды и в качестве рисков указывал возможность проигрыша «Газпрому» и выплаты тому 2 млрд долларов.

- Пока мы с вами беседовали, появилась новость, что «Нафтогаз» согласен на годовой контракт. Что это означает?

— Это означает, что здравый смысл наконец-то достучался до великих деятелей «Нафтогаза». Это и есть тот шаг к компромиссу, когда стороны не стоят на своем, а находят какие-то решения, которые дают возможность договориться. Мне кажется, они знают, чем закончится рассмотрение жалобы. И «Газпром» тоже знает, потому что они заявили, что 27 ноября будут определяться с форматом встречи. Так что все только начинается.