Давным-давно, в конце прошлого тысячелетия, ваш автор учился на историческом факультете Донецкого государственного университета. Что было прекрасно и само по себе, так еще я попал под скромное, но всепроникающее обаяние краеведения.

Античный размах греков с римлянами, войны и императоры, сумрак Средневековья и творческое парение Ренессанса — понятно, всё это традиционно манит и чарует. Но всякая глобальная история для любого человека, если уж разобраться досконально, начинается непосредственно от его родного порога. И какой-нибудь поселковый авторитет, городской подвижник или станичный энтузиаст, творивший свой важный, пусть и локальный вклад в мировые процессы какую-то сотню лет тому назад, бывает ничуть не менее интересен, чем пучок цезарей или архитектурные излишества пирамид Теотиуакан.

Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
© Павел Нырков
Мало того, в краеведении меня затронула такая узкая, что называется, совсем уж на любителя тема, как история спорта. Вцепился я в нее жадно, причем в период дореволюционный, крайне скупой на источники. Этим вопросом в Донбассе вообще мало народу интересовалось, а уж чтобы системно, так, пожалуй, и почти никто.

Итогом длительной, причем не обременительной, а несущей живой исследовательский азарт работы стал мой дипломный проект «История физкультурно-спортивного движения в Донбассе в конце XIX — начале ХХ века». Собственно, скромный, но все же научный труд охватывал период от появления в регионе первых сколько-нибудь заметных спортивных кружков и до 1919 года, когда объединения прежнего формата приказали долго жить и были сметены в архивы новыми, революционными секциями нового образца.

Понятно, что можно было взять тему проще, которую предшественники насквозь проработали и уютно упаковали в пухлые тома. Чтобы, стало быть, обложиться парой книг, и, таская поочередно цитаты из каждой, ловко симулировать научную деятельность. Так поступить легче, затраты времени несравнимо меньше, но тоска же смертная. И потом, это ведь совершенно не спортивно! Примерно так решил я — и ринулся по крупицам, мизерным строкам в дореволюционной периодике, в архивных справках, спорта даже напрямую и не касающихся, музейных экспонатах и пожелтевших фотографиях отыскивать необходимый фактаж.

Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Было круто! Учтите, интернет тогда еще не создал исследователям невыносимо легкие условия бытия. Ради подшивки журнала «Русский спорт» приходилось ехать в столичные научные учреждения, издание «Геркулес» выписывалось по межбиблиотечному абонементу и до рези в глазах изучалось через диапроектор со скверными тактико-техническими характеристиками, почтовый ящик распухал от конвертов с ответами из всевозможных архивов, далеко не всегда позитивных. Зато постепенно выстраивалось, понятно, что несовершенное, неоднозначное, местами корявое, но все же представление о том, какой была спортивная жизнь Донбасса в весьма непростой для него исторический период.

Замечательные открывались картины, часто наивные, изначальные, посконные, домотканые, зато и полные неподдельного энтузиазма наших предков, решивших не просто выживать в прокопченной дымом заводов и припорошенных шахтной пылью степях, но еще и вносивших в местный самобыт нечто передовое, цивилизованное. Спорт, например.

И вот что интересно. Вдруг оказалось, что жалкого и ничтожного количества информации, которым об истории спорта в Донбассе раньше располагала пара краеведов старой закалки, было довольно, чтобы породить ряд заблуждений, которые вытравить почти нереально и сейчас еще. Даже когда на руках есть стопроцентно убедительные документы и целые горы статей, опровергающие ошибки мифотворцев. Такой уж феномен, да. Собственно, где мало достоверных данных и много клише, там и рождаются ложные образы и нездоровые сенсации.

Я все это так долго рассказываю к тому, что надо как-то пояснить весь пафос находки, которая случилась только что, почти уже через тридцать лет после того, как я защитил свой диплом.

Плохой парень спел главную песню Донбасса и резко похорошел
Плохой парень спел главную песню Донбасса и резко похорошел
© Скриншот
В общем массиве собранного мною в конце прошлого тысячелетия материала был по-своему важный момент, касавшийся зарождения спорта в Юзовке (нынешнем Донецке). Даже сто лет тому назад это был не рядовой для Донбасса населенный пункт. Правда, он не являлся ни уездным центром, ни даже городом. Но в этом энергичном поселке постоянно возникали какие-то инициативы, достойные изучения потомками.

Среди прочего в Юзовке где-то в районе 1900 года появился некий атлетический кружок, созданный горным инженером Валерианом Данчичем.

Поспели гири в саду у Дяди Вани. Выдумки и находки изначального спорта

Интереснейшей судьбы, надо заметить, человек, потомственный дворянин и потомственный же представитель технической интеллигенции. Его папенька, Дмитрий Васильевич, изрядно помотавшись по бурно развивающимся промышленным центрам Российской империи, вышел в отставку статским советником и носителем колоссального массива специальных знаний, которые периодически выплескивал на страницы «Горного журнала», на радость читателям.

Валериан Дмитриевич сначала получал образование в Полтавском Петровском кадетском корпусе, затем в знаменитом Горном институте в Санкт-Петербурге — этой несравненной кузнице инженерных кадров Российской империи. В 1898 году он окончил обучение, приказом по Горному ведомству был утвержден в звании горного инженера с правом на производство при поступлении на государственную службу в чин коллежского секретаря. И отправился из столицы в Юзовку трудиться на местном заводе.

Биография Валериана Данчича настолько увлекательна, что являет собой живейший интерес для исследователя и без спортивной составляющей. Одно только его участие в Горловском вооруженном восстании 1905 года чего стоит! Это при его-то происхождении… Инженера потом и к 4 годам каторги приговорили. Но его адвокат и брат по совместительству Дмитрий Данчич сумел повернуть дело так, что потомственном дворянину срок скостили наполовину и вместо каторги поместили в луганскую тюрьму. Учтите, что некоторые из закоперщиков горловской смуты тогда и жизнями поплатились. Из камеры Валериан Данчич таинственным образом перебрался за границу, где до поры отсиживался, пока не был амнистирован по случаю 300-летия Дома Романовых в 1913 году.

Горбатова ничто не исправит: Неоконченная повесть знатока дам и рабочих лошадок
Горбатова ничто не исправит: Неоконченная повесть знатока дам и рабочих лошадок
© РИА Новости, Анатолий Гаранин Актриса Татьяна Окуневская и писатель Борис Горбатов | Перейти в фотобанк
В Гражданскую войну герой этого рассказа, например, участвовал в благотворительных акциях в пользу лазарета имени генерала Шкуро. Последний тогда как раз лютовал в Донбассе. А когда наступила мирная жизнь, Данчич работал на значительных постах в больших советских комиссиях, восстанавливал шахты Донбасса, занимался разработкой угледобычи в Ткварчели. Противоречивая, в общем, но яркая личность. При советской власти он успел посидеть на нарах, выйти, снова трудиться, попасть под репрессии и быть расстрелянным. В 50-е годы его частично амнистировали, а полностью — только в 1989 году. Это если скороговоркой толковать о биографии Валериана Дмитриевича Данчича.

Но нас же интересует физкультурно-спортивная часть его истории. В самодеятельных краеведческих заметках донецких авторов гуляла устойчивая легенда, что в годы учебы в Горном институте Данчич занимался в секции знаменитого доктора Владислава Краевского. Того самого, которого один из главных пропагандистов олимпизма в России граф Георгий Рибопьер вполне уместно окрестил «отцом русской атлетики». Таким образом, получалось, что знания о «занятиях с отягощениями» для пользы здоровья были доставлены в Юзовку напрямую от самых истоков. Что, разумеется, очень престижно. И образ Данчича сразу же начинает играть новыми красками.

Создав в Юзовке свой кружок, выбив у заводского начальства помещение под занятия и купив за собственный кошт гири с гантелями, инженер Данчич некоторое время преподавала атлетические упражнения жителям поселка, после чего перебрался на новую должность в Горловку. А там восстание… Ну, в общих чертах вы уже знакомы с этим фрагментом биографии мятежного дворянина.

И вот у этой всей легенды было еще одно забавное ответвление. В Юзовке, примерно в сроки проживания там Данчича, существовал кружок самокатчиков. В смысле, велосипедистов. Называлось объединение — «Юзовское велосипедно-атлетическое общество» (ЮВАО). Наличие такой организации с циклодромом (велотреком), регулярными состязаниями, причем, с участием отечественных и зарубежных спортсменов, и призами — абсолютно достоверный факт. Информации о ЮВАО в спортивной прессе начала ХХ века — уймища. Но зачем-то к его деятельности краеведы привязывали Данчича, мол, не обошлось без него в этом начинании. И это стоила ЮВАО всего на свете, в том числе, циклодрома.

Плавка, девушка, медведь: Яркая и веселая советская пропаганда
Плавка, девушка, медведь: Яркая и веселая советская пропаганда
© РИА Новости, Михаил Озерский | Перейти в фотобанк
Совершенно безумная версия развития ситуации была следующей: Валериан Данчич принял участие в Горловском вооруженном восстании в 1905 году (как вариант, в 1903 году произошли волнения на Юзовском заводе, и он там сказал свое веское бунтарское слово), а «проклятый царизм» обозлился, и в отместку взорвал циклодром. Ничего себе поворотик, верно? Что-либо более странное и придумать сложно.

Но! Данчич переселился из Юзовки в Горловку не позднее 1902 года. В этом году именно в Горловке у Валериана Дмитриевича родилась вторая дочь Елена (первая, Татьяна, появилась на свет годом ранее в в Юзовке). Место рождения детей в начале ХХ века достаточно четко давали представление об ареале обитания их родителей. Времена были суровые, специально рожать куда-то никто не ездил. Тем более, в такие специфические в ту пору места, как Юзовка или Горловка. 

Стало быть, причастность инженера к событиям 1903 года на заводе в Юзовке как минимум сомнительна. А взрыв циклодрома в поселке, где Данчич на момент своего несомненного участия в горловском бунте не жил уже три года, тоже, согласитесь, не самое логичное действие властей. Ерунда, попросту говоря. К тому же, мне приходилось работать с многочисленными документами, касающимися ЮВАО, где фигурировали многие фамилии. И фамилия Данчича там не встречалась ни единого раза.

Вот эти явные нестыковки и откровенные выдумки, с некоторой идеологической, разумеется, подоплекой, и породили у меня сомнения, а создавал ли вообще Данчич в Юзовке атлетический кружок? А у Краевского в Санкт-Петербурге занимался? А ну как весь этот период выдуман безудержными фантазерами для красного словца? Нет, история прикольная получилась, даже с остросюжетными элементами. Но истина-то дороже.

Усталость металла. Главный донецкий кузнец пытается спасти единственный на планете Парк кованых фигур
Усталость металла. Главный донецкий кузнец пытается спасти единственный на планете Парк кованых фигур
© Павел Нырков
Сомнения терзали до тех пор, пока я не обнаружил в подшивках журнала «Геркулес» коллективную фотографию «Кружка любителей атлетики» доктора Краевского образца 1897 года, и там — о, восторг! — среди прочих джентльменов фигурировал Валериан Данчич. А раз его участие в этом славном объединении русских спортсменов не фикция, значит, можно допустить, что инженер действительно был организатором первого атлетического кружка в Юзовке.

Однако доказательств этому своему допущению я никак не мог обнаружить. Что, в конце концов, мешало Данчичу, перебравшись из столичной студенческой жизни в жесткие будни Донбасса, сдобренные бытовыми фишками молодого семьянина, плюнуть на спортивные увлечения? Разве что настырный характер.

Теперь же мы имеем совершенно убедительное подтверждение того, что в юзовский этап своей биографии наш герой с атлетизмом дружил и прививал его местным жителям.

Поспели гири в саду у Дяди Вани. Выдумки и находки изначального спорта

Утверждать это позволяет заметка, найденная в журнале «Спорт» №4 от 26 января 1908 года. Тут важно, что автором этого материала является Иван Владимирович Лебедев, легенда русского спорта и, как бы мы теперь сказали, спортивного менеджмента, один из столпов отечественной журналистики соответствующей направленности. В историю он вошел как Дядя Ваня. Уважительный и почетный позывной!

Поспели гири в саду у Дяди Вани. Выдумки и находки изначального спорта

В 1908 году Лебедев путешествовал по городам и весям империи, изучал, как обстоит дело с развитием спорта. А потом щедро изливал свои наблюдения в рубрике «По белу свету». В Донбассе Дядя Ваня тоже побывал, о чем оставил ценные комментарии.

«Старая Юзовка» стала новой: В Донецке переиздана знаковая книга
«Старая Юзовка» стала новой: В Донецке переиздана знаковая книга
© dnr-news.com | Перейти в фотобанк
Например, такие: «Закинула судьба меня на Рождество на далекое Азовское море — в Мариуполь. Вот уж доподлинно «сонное царство», из старинной сказки! В деле спорта совсем мертво и глухо».

А вот от Юзовки впечатления у Лебедева остались диаметрально противоположные: «Бойкое, оживленное местечко. Кругом рудники и шахты. Народ всё сильный, широкоплечий. Атлетику и борьбу любят до крайности, хотя постоянного кружка или общества в местечке нет. Прежде здесь был атлетический кабинет инженера Данчича (одного из членов прежнего кружка Краевского), но с переводом его на Карповский рудник, кабинет закрылся».

Вот же! Все точно! Был в Юзовке «атлетический кабинет» (словосочетание-то какое) инженера Данчича. Стало быть, эта часть легенды, самая главная — правдива. Что выгодно отличает ее от байки со взрывом велотрека из соображений классовой мести. Если кто-то подтвердит последнее документально, разумеется, возьму свои слова обратно. Впрочем, думаю, что не придется.

Занятный момент. В то время как журнал "Спорт" публиковал юзовские наблюдения Ивана Лебедева, Валериан Данчич находился в поселке Мушкетово (ныне находится в границах Донецка) у своей сестры Нины Дмитриевны. Та внесла за него залог в 1000 рублей, с тем, чтобы инженера выпустили из тюрьмы города Екатеринослава, где он дожидался решения суда. Вскользь заметим, что, дожидаясь решения по своему делу, смутьян сестру не объедал, а зарабатывал честную копейку в "Технической и горнопромышленной конторе инженеров В.Д Данчича и О.А.Бронштейна".

Поспели гири в саду у Дяди Вани. Выдумки и находки изначального спорта

Суд в Екатеринославе под председательством военного судьи генерал-майора Лопатина состоялся только в конце 1908 года. Чем разбирательство закончилось для Данчича, мы уже говорили. 

В Донецке реанимирована история «Шахтера»
В Донецке реанимирована история «Шахтера»
© Руслан Мармазов
Но снова к спорту и его истории. Почему мы можем безоговорочно верить заметкам, написанным больше века тому назад атлетом и организатором борцовских поединков Иваном Лебедевым? Прежде всего, авторитет, который он наработал в мире спорта при жизни, в принципе, можно считать непререкаемым. Но главное, на упомянутой выше фотографии кружка доктора Краевского от 1897 года Данчич и Лебедев располагаются бок о бок. Будущий инженер и революционер обозначен номером 11, а будущий организатор массовых мероприятий и спортивный журналист носит номер 4. Они одноклубники! Вместе занимались у Краевского, прекрасно знакомы друг с другом. Так что в юзовских начинаниях Данчич Дядя Ваня ошибиться никак не мог.

Автор статьи в журнале «Спорт» сетует, что в Юзовке как-то не задалось с систематическими занятиями спортом после отъезда Данчича и закрытия еще одной атлетической школы. «Меня это, откровенно говоря, очень поражает, так как Юзовка очень любит спортивные упражнения разного рода, — расстраивался Дядя Ваня. — Причину можно искать разве в том, что все население занято в работе весь день и свободно только по вечерам, когда предается dolce far niente (сладкому ничегонеделанию. — Авт.), особенно сладкому после тяжелой шахтерской работы».

Молодец, да? Смекнул, чертяка эдакий, что после того как отпашешь смену "на обушке", хочется чего угодно, но только не гири таскать.

Поспели гири в саду у Дяди Вани. Выдумки и находки изначального спорта

«Между тем сильных, здоровых от природы людей в Юзовке хоть отбавляй», — подводит итог своим рассуждениям Иван Лебедев.

Такое вот вышло небольшое открытие. Не Троя, нет, и не Розеттский камень. Но одним непонятным фрагментом истории, хотя и локальной, стало меньше. И это как-то приятно, что ли.