Собственно, главный вопрос недели был связан с работой Верховной Рады и сводился к тому, являются ли «слуги народа» крепостными или пока что нет? Ответ на этот вопрос ещё не получен, но некоторые намеки есть.

Работа Рады

Изменения в регламент ещё не внесены, но Рада уже приспосабливается к режиму «бешеного принтера». Во всяком случае, в наличии несколько особенностей, ранее в украинском парламенте не встречавшихся:

— практически полное отсутствие нерезультативных голосований;

— очень короткое обсуждение проектов (как правило — выступления представителей профильных комитетов и фракций);

— большое число принимаемых законопроектов (для сравнения: 10-12 сентября принят 41 законопроект, причём 8 — во втором чтении; в то время как 13-15 января 2015 года, это первая полная пленарная неделя Рады восьмого созыва, — 24, из которых во втором чтении 14).

Как правило, предложенные законопроекты поддерживаются и другими фракциями. Однако было три исключения.

Во-первых, закон об импичменте был принят в целом только голосами «Слуги народа» — остальные фракции настаивали на внесении изменений перед вторым чтением, поскольку законопроект некачественный (по сути, это набор конституционных и регламентных норм, никакой нужды в отдельном выделении которого не было). Такое впечатление, что руководство Рады протащило закон с нарушением регламентных норм в назидание — дабы оппозиция знала своё место.

Во-вторых, также только голосами СН был принят в первом чтении законопроект о лишении депутатов зарплат за прогулы. Оппозиционные фракции настаивали на том, чтобы учитывать работу депутата не только по голосованиям, а и по другим показателям.

Верховная Рада при Зеленском: из жизни «бешеных принтеров»
Верховная Рада при Зеленском: из жизни «бешеных принтеров»
© Facebook, Слуга Народу | Перейти в фотобанк

В-третьих, вообще не был принят законопроект об отмене актов СССР и УССР. За него не проголосовали даже все «слуги народа» (всего 214 голосов).

Смысл законопроекта состоял в том, чтобы отменить действие законодательных актов с анахроничными ссылками на советские реалии, но не сразу, а поставив правительство и парламент перед чётким дедлайном — к такому-то времени должны быть приняты новые законы. Однако даже среди «слуг народа» и «голосистых» нашлись люди, которые осознали, что разработать и принять Жилищный или Трудовой кодекс довольно сложно, а несоблюдение сроков чревато отсутствием правового регулирования огромных отраслей. С другой стороны, авторы проекта выбрали неверную стратегию продвижения — они напирали на декоммунизацию, которая сейчас неактуальна.

Тем не менее, пока что «бешеный принтер» работает, но уже появились сигналы, свидетельствующие о недовольстве части депутатов от СН (прежде всего — мажоритарщиков). Их возмущает «закручивание гаек» и явные намерения внедрить императивный мандат. Кроме того, вокруг ведь много соблазнов: в прошлых созывах депутаты голосовали за интерес, а  в этом созыве — за зарплату, что, понятно, воспринимается как кричащая несправедливость.

В общем, есть основания ожидать раскола фракции СН. Скорее всего, он произойдёт на фоне голосования за какие-то социально значимые проекты вроде отказа от моратория на куплю-продажу земли сельскохозяйственного назначения. Хотя и не исключено, что Зеленский ещё найдёт способы  приучить своих депутатов к правильному поведению.

Обмен

Работа Верховной Рады была «процессом недели», а вот «событием недели» стал обмен удерживаемыми лицами, состоявшийся 7 сентября.

Длительная работа представителей России и Украины наконец дала свой результат. Удалось обменять по 35 человек с обеих сторон. Впрочем, не совсем так — Украина не выдала Руслана Гаджиева (военнопленного бойца — гражданина России), зато в Россию вылетели этим же самолётом Кирилл Вышинский, Владимир Цемах и кошка Машка, которые в списках на обмен не значились. С кошкой вообще произошла путаница — из-за неудачной фразы Нины Карпачёвой одни СМИ сообщили о кошке, которая вылетела в Киев, а другие — о двух кошках Машках, летящих навстречу друг другу (по логике, они где-то должны были столкнуться). Тут сразу вспоминается буддийский коан о том, что такое хлопок одной ладонью. Украина.ру этот коан в приложении к кошке решила правильно.

Сам по себе обмен — безусловно позитивный сигнал, но он оставил массу вопросов.

Например, осталось непонятным, каким образом отбирались люди, освобождённые украинской стороной. К списку много претензий, прежде всего из-за того, что освобождены были в основном граждане Украины и гражданин Молдавии Пётр Мельничук. В то же время, в списке отсутствуют люди, судьба которых давно обсуждается в СМИ (Мехти Логунов, например).

Обмен заключенными между Москвой и Киевом состоялся, но породил вопросы
Обмен заключенными между Москвой и Киевом состоялся, но породил вопросы
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк

Ещё один существенный момент — обмен оказался бы невозможен без вмешательства Виктора Медведчука. Изначально предполагалось, что этот обмен будет личным проектом президента Зеленского и, кажется, даже Москва согласилась на такой формат. Однако Зеленский со своей частью работы не справился (по некоторым данным, его подставил генпрокурор Юрий Луценко).

Обмен далеко не закончен — не только на уровне Украины и ЛДНР, но даже на уровне Украины и России.

Больше всех отличился Пётр Порошенко, заявивший о своём вкладе в обмен. Согласимся — его вклад решающий. О каком обмене украинских моряков могла бы идти речь, если бы он не отправил их в Керченский пролив? Да и вообще — обмен «всех на всех» по Минским соглашениям надлежало провести ещё в 2015 году. 

Переговоры по Донбассу

Обмен удерживаемыми лицами заставил поверить политиков в некоторый прогресс. Во всяком случае, на прошедшей неделе Дональд Трамп заявил, что может присоединиться к «Нормандскому формату», а Зеленский — что ожидает проведения встречи уже в сентябре.

Между тем, особых оснований для оптимизма ещё нет.  

Сам по себе обмен удерживаемыми лицами (тем более — прошедший через пень-колоду) основанием для встречи не является. Трамп имеет в виду встречу, на которой будут приняты конкретные решения, которые будут выполняться. Повторять траекторию Меркель, которая начала чуть ли не с расчётов на «нобелевку», а закончила судорогами при виде украинских политиков, он не желает.

Соответственно, и Владимир Путин ожидает вполне определённых шагов и вполне определённых предложений.

Нормандский формат скорее жив, чем мертв, но и надежд на выздоровление не подает
Нормандский формат скорее жив, чем мертв, но и надежд на выздоровление не подает
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк

С шагами некоторые успехи есть. В частности, удалось довести до разоружения три добробата (вообще считается, что они все были инкорпорированы в ВСУ и МВД, но раз часть из них сохранилась до 2019 года, то могут быть и ещё…). Над Станицей Луганской спустили государственный флаг — чтобы не нервировать сопредельную сторону (вообще и подъём, и спуск флага были актом неумным). В общем — какой-то процесс идёт.

Но вот конкретных предложений в смысле выполнения «плана Штайнмайера» пока что нет. Зеленский обещает обсуждение этого плана в рамках «четвёрки», но там его давно уже обсудили, и гаранты ждут конкретных законопроектов.

Социология

На прошедшей неделе опубликовано исследование группы «Рейтинг».

В соответствии с ним рейтинг Зеленского продолжает оставаться рекордным — его действия в той или иной мере одобряют свыше 70% опрошенных (напомним, что во втором туре выборов его поддержало порядка 45% граждан Украины внесённых в списки избирателей).

Кроме того, считают, что страна движется в правильном направлении, 55% — это абсолютный рекорд за всё время наблюдений (сравнимый результат был только в апреле 2005 года — 45%).

Свежая социология: украинское общество пока поддерживает реформаторов
Свежая социология: украинское общество пока поддерживает реформаторов
© president.gov.ua | Перейти в фотобанк

Большинство граждан (от 62 до 95%) поддерживают конституционные инициативы президента.   

В общем, пока что Зеленский уверенно опровергает прогнозы, по которым он должен был утратить поддержку граждан уже через 100 дней правления. В то же время, надо отметить, что за 100 дней он успел, собственно, только провести досрочные выборы (что позволило ему не только сохранить, но даже нарастить рейтинг). А вот к радикальным экономическим реформам он ещё не приступил, а именно они и обещают быть непопулярными.