По мнению Дуды, события на Волыни в период с 1942 по 1944 год не были войной между Польшей и Украиной. Говорить, уверен президент, нужно именно об этнических чистках.

«Считается, что тут были убиты около 100 тыс. поляков — не солдат, а простых людей, аграриев, работавших на земле, целых семей, женщин, детей, стариков», — отметил глава государства.

Также Дуда назвал события на Волыни «ужасной картой в истории польских и украинских народов, на которую нанесены взаимные глубокие ранения».

«Поражает только диспропорция: примерно 100 тыс. поляков и примерно 5 тыс. украинцев. Это производит огромное впечатление и это историческая правда», — заявил польский президент.

Попутно Дуда обратился к украинским властям с просьбой дать возможность провести исследования, которые бы позволили идентифицировать всех жертв Волынской трагедии.

Впрочем, произнес президент Польши и стандартный набор реплик о дружбе между Польшей и Украиной, поддержке украинских реформ и необходимости Украины «смотреть на Запад, а не на Восток, откуда веками приходит опасность».

Порошенко: опять о России

Не остался в стороне украинский коллега Дуды Петр Порошенко. Он предложил избавиться от политических оценок Волынской трагедии и заявил, что «мы никогда не дадим политизировать эти страницы нашей истории».

Историк Каревин: Волынская резня – это преступление против человечности
Историк Каревин: Волынская резня – это преступление против человечности
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

Но даже если Порошенко сдержит обещание, это будет удивительная избирательность: другие страницы украинской истории в стране политизируются очень активно, чего только стоит попытка создать культ Степана Бандеры в XXI веке.

Также Порошенко призвал Польшу пересмотреть положение об украинцах в законе об Институте национальной памяти.

Отработал президент Украины и свою обязательную программу, предложив Польше наладить дружбу, чтобы «не победила третья сторона, которая только этого и ждет».

Излишне говорить, о ком речь.

Польша берется за Украину: адвокат Киева превратился в прокурора

Сломанная дружба

Польшу долгое время считали одним из главных «адвокатов» Украины в Европе. Но отношения двух стран начали накаляться после старта героизации украинских националистов. В Польше этого допустить не могли, из-за чего регулярно вспыхивали конфликты.

Знаковым стало принятие польским сенатом закона об Институте национальной памяти, который устанавливал уголовную ответственность за отрицание участия украинских националистов и членов украинских организаций, сотрудничавших с Третьим рейхом, в преступлениях против поляков в период с 1925 по 1950 год, в том числе в Волынской резне.

А 22 июля 2016 года Сейм Польши официально признал Волынскую трагедию геноцидом и установил 11 июля Национальным днем памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами против граждан Второй Речи Посполитой. Официальный Киев категорически не согласен с такой трактовкой.

Трактовка событий Волынской резни 1943-44 годов остается самым болезненным вопросом украинско-польских отношений. От рук украинских националистов погибли, по разным оценкам, от 30 000 до 100 000 этнических поляков.
Удобный момент

В политике не бывает друзей, есть только интересы. И президент Порошенко знает это как никто другой, а потому наверняка с тревогой относится к Анджею Дуде.

Ведь польский глава видит, что украинское государство сейчас слабое, власть — в глубоком кризисе и наступило благоприятное время высказать накопившиеся исторические и не только исторические претензии, продвигать свои интересы в Западной Украине.
Польша, адвокат Украины, может превратиться в ее прокурора.

«Преступление против человечности»

Историк Александр Каревин согласен с польским президентом Дудой и тоже считает Волынскую резню этническими чистками.

«Это однозначно, тут и говорить не о чем. Это были этнические чистки. Это было преступление против человечности и это, безусловно, надо осуждать», — рассказал историк в комментарии изданию Украина.ру.

Каревин сомневается, что украинская власть признает историческую правду, потому что эта правда попросту не выгодна власти.