Как заявил генпрокурор Юрий Луценко, это произошло с помощью применения закона о спецконфискации: в рамках уголовного дела предприятие было признано участником преступной схемы махинаций с нефтепродуктами, которую якобы осуществлял собственник предприятия — олигарх Сергей Курченко. В связи с этим необходимо разобраться в том, какая судьба ожидает некогда ведущий промышленный гигант Одесщины.

Как завод превращается в металлолом

За последние несколько лет НПЗ стал источником постоянных скандалов, связанных с попытками разных украинских олигархических группировок присвоить его имущество. Но такое положение вещей имело место не всегда. Так, 2000-е годы, когда он принадлежал российской компании «Лукойл», которая купила его у государства в 1999 году, были временем наивысшего взлета. В результате проведенной инвестором модернизации предприятие стало одним из наиболее современных, обеспечивая до 40% промышленного производства Одесской области и около четверти общего объёма продукции нефтеперерабатывающей промышленности Украины.

Однако в октябре 2010 года «в связи со значительным уменьшением показателей рентабельности переработки нефти» ее поставки на завод были остановлены, а само предприятие фактически прекратило свою работу. Причиной такого шага стало то, что для Одесского НПЗ полностью закрыли традиционный маршрут, по которому доставлялась нефть — систему «Приднепровских магистральных нефтепроводов» (маршрут Лисичанск — Кременчуг — Одесса), а это существенно увеличило стоимость выпускаемой продукции. Разворот трубы осуществил днепропетровский олигарх Игорь Коломойский через свой менеджмент в государственной компании «Укртранснфата». Коломойский воспользовался админресурсом, чтобы устранить конкурента: Кременчугский НПЗ, принадлежащий группе «Приват», стал использовать нефтепровод для реверсной закачки каспийской нефти из Одессы в Кременчуг. А через другой нефтепровод — Одесса — Броды начали перегонять нефть из Азербайджана в Беларусь. В итоге НПЗ в Одессе остановился на несколько лет.

Возобновление работы завода произошло в марте 2013 года, после того как у «Лукойла» его выкупил Восточно-Европейская топливно-энергетическая компания (ВЕТЭК), принадлежащая другу «семьи» экс-президента Януковича Сергею Курченко. После покупки группа ВЕТЭК оформила кредит на сумму в 250-300 млн долларов в российском банке «ВТБ» для покупки топлива, а имущество предприятия выступило в качестве залога. Нефть доставлялась танкерами по морю из Новороссийска, несмотря на то, что она была на 30 долларов дороже, чем перегоняемая по нефтепроводам. Правда, работникам изрядно сократили социальный пакет, а периодически даже имели место задержки с выплатой зарплаты (от 5000 грн., а на тот момент это было 625 долларов), их количество не сокращали. Объем переработанной нефти увеличивался от месяца к месяцу. Но как оказалось, «рассвет» оказался недолгим.

Окончательная остановка Одесского НПЗ произошла в апреле 2014 года, когда его имущество было арестовано. После победы Майдана Курченко бежал из страны. Против «друга Семьи» начали 11 уголовных производств. Одно из них напрямую касается предприятия. Министр МВД Арсен Аваков озвучил версию обвинения: мол, запуск Одесского НПЗ был на самом деле обманом, мол, на деле он использовался для схем «серого» импорта нефти и нефтепродуктов. Согласно ней, четыре фирмы Курченко в течение 2012-2013 годов ввезли на территорию государства нефтепродуктов на сумму 25 миллиардов гривен для их переработки как давальческого сырья и дальнейшего «реэкспорта» за границу. Однако эту продукцию продали внутри Украины без таможенного оформления и уплаты налогов, вследствие чего бюджету нанесен ущерб в размере 7 млд гривен.

Летом 2014 года произошло массовое сокращение персонала: уволили 70% сотрудников. С данного момента все истории вокруг предприятия сводились к борьбе за контроль над нефтепродуктами различных олигархических структур, связанных уже с представителями новой власти.

2014-2016: борьба за «распил» имущества ОПЗ и возможное банкротство

В ноябре 2014 года Приморский суд Одессы в рамках «дела Курченко» вынес постановление о передаче нефтепродуктов ОНПЗ государственному предприятию «Укртранснафтапродукт» на ответственное хранение для дальнейшей реализации в соответствии с процедурой, предусмотренной Кабмином. На деле же все свелось к банальному перераспределению нефтепродуктов в интересах определенных лиц в обход законных процедур. К слову, оценка объема и стоимости хранившихся на заводе нефтепродуктов не была произведена.

В частности в 2014 году основным бенефициаром этой схемы был Игорь Коломойский. С июля 2014-го года директором ГП «Укртранснефтепродукт» стал Владимир Гаврилов, который, был связан с днепропетровским олигархом. Свидетельством тому является тот факт, что первая партия откаченной нефти досталась компании «Синтез ойл», входящей в группу «Приват». Обеспечивался вывоз имущества представителями добровольческих батальонов «Киев-1» и «Днепр-1», которых также считают «птенцами Коломойского».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Луценко: Суд конфисковал Одесский НПЗ, будет повторная приватизация

В 2015-м году «Укртранснефтепродукт» возглавил Александр Горбунов, близкий к возглавляющему бизнес-группу «Фактор» олигарху Сергею Тищенко и его деловому партнёру, нардепу от «Народного фронта» Сергею Пашинскому. После этого главным покупателем нефтепродуктов стала компания «Укройлпродукт», контролируемая Тищенко и Пашинским. К последним Генеральная прокуратура имеет претензии: в ведомстве полагают, что стоимость проданных компании нефтепродуктов была сильно занижена, в результате чего государство недосчиталось не менее 340 млн грн. Вырученные деньги сначала были переведены в принадлежавший Тищенко «Фортуна-банк», а затем их след пропал.

1 августа 2016 года новым руководителем «Укртранснефтепродукта» стал Евгений Майданюк, связанный с Петром Дыминским — совладельцем группы «Континуум» (сеть АЗС WOG). Дыминского, в свою очередь, называют лицом, приближённым к Петру Порошенко. Однако в сентябре текущего года Александр Горбунов через суд восстановился в должности с помощью решения районного суда Житомира. В конце концов, точку в этом споре поставил Апелляционный Житомирский областной суд, постановивший уволить Горбунова. А в феврале 2017-го Министерство энергетики и угольной промышленности Украины объявило новый конкурс на должность генерального директора государственной компании.

Летом 2016 года перед Одесским НПЗ предстала реальная перспектива банкротства — соответствующее дело довольно долго слушалось в Хозяйственном суде Одесской области. Основные притязания выдвинули две кипрские компании — Phonrun Operation Limited и Empson Limited, которые утверждают, что завод должен им 14,5 млрд грн. Кроме того, предприятие имело долги в 200 млн грн другим кредиторам, а более 50 млн составляли долги по зарплате сотрудникам. 18 августа 2016 года Хозяйственный суд Одесской области признал долг НПЗ перед «киприотами», которые были назначены главными кредиторами. Законность этого решения оспорила одна из более мелких компаний, которую поддержал нардеп Алексей Гончаренко. Именно по его запросу одесская прокуратура начала уголовное производство по ч. 2 ст. 375 УК Украины — «вынесение судьёй заведомо неправосудного решения». Аргументация Гончаренко была в том, что за кипрскими фирмами якобы стоит Курченко, поэтому он не дает «Семье» возобновить контроль над предприятием.

Какова будет судьба предприятия после национализации?

Применить закон о спецконфискации, в результате чего завод перешел в собственность государства, позволило утверждение сделки со следствием бывшего заместителя директора Одесского НПЗ Дмитрий Веремеева, арестованного в апреле 2017 года. Его подозревали в соучастии в махинациях с нефтепродуктами, которые якобы организовал Курченко, в результате чего бюджет «нагрели» на 2 млд гривен. Два месяца пребывания в СИЗО быстро склонили бывшего функционера к заключению сделки со следствием. В обмен на признательные показания, ему присудили условный срок. Но, самое главное, что для властей появились документальные основания считать Одесский НПЗ орудием совершения преступления. А согласно закону, в собственность государства изымаются любые средства преступления вне зависимости от их владельца

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Юрий Ткачев: О национализации Одесского НПЗ

На самом предприятии скептически относятся к решению суда, считая, что оно все только усложнит.

«То, что произошло в суде, очень сильно нас настораживает, — заявил он. — Если произойдёт спецконфискация, то работники и все кредиторы могут, наверное, забыть про выплату долгов. Чем будут отдавать? Нефтепродукты все украли, имущество передали государству. Что касается вины Курченко, то она ещё не доказана. Он подаст в Европейский суд, который вернёт ему эту собственность. Какой умный инвестор вложит деньги в такое предприятие? Кто будет выплачивать долги по зарплате? Сначала же нужно доказать вину, а потом конфисковать как следствие преступления. Для работников это не радостно, так как долги по зарплате не вернут, и прозрачный инвестор не зайдёт», — заявил в комментарии местному изданию «Таймер» глава профсоюза Одесского НПЗ Александр Чеганенко.

А по мнению одесского журналиста, главреда «Таймера» Юрия Ткачева ситуация с НПЗ напоминает произошедшее с другим крупным промышленным гигантом — Одесским припортовым заводом (ОПЗ).

«Самое печальное тут то, что национализацию сделали для того, чтобы потом завод перепродать. Что значит «перепродать»? Т.е. найти частника, который теперь даст государству свои деньги за чужое имущество, отжатое весьма спорной процедурой. Спорной в т.ч. и с точки зрения ЕС, который неоднократно критиковал идею спецконфискации. Мы все уже видели, что происходило с ОПЗ, который тоже решили продать таким вот волюнтаристским образом: т.е. мы через «триумф воли» решаем, что Фирташ плохой, и Фирташу за поставленный газ мы ничего не должны («долги платят трусы»), и вот теперь мы пытаемся продать завод так, как будто, никаких долгов нет. Получилось так себе, потому что любой потенциальный инвестор понимает, что, как только завод перестанет быть государственным, Фирташ найдёт способ взять нового хозяина за мягкое вымя. Точно так же будет и тут. В результате если кому завод и продадут, то либо под какие-то мутные темы (те же схемы Курченко с другими бенефициарами и с учётом специфики «жизни по-новому»), либо тупо под распил на металлолом. Под нормальную работу его никто не купит», — написал Ткачев на своей странице в Facebook.

Таким образом, национализация вряд ли станет панацеей от тех бед, которые постигли НПЗ в последние годы. Скорее всего, его так же, как и ранее, будут эксплуатировать в интересах определенного круга лиц, связанных с высшими чинами украинской власти с помощью управления государственной компанией.