Об особых районах Донецкой и Луганской областей.

Зеленскому до конца года необходимо будет решить проблему с законом об особом статусе Донбасса: старый закон его не устраивает, а текст законопроекта, который заменит старый закон, ещё даже не разработан. А его ведь нужно успеть принять до 31 декабря, что уже невозможно при условии соблюдения регламента Верховной Рады.

Мало того, Киев хочет согласовать его текст с представителями общественности, т.е. националистами. А в соответствии с Минскими соглашениями (1 и 2) новый законопроект нужно будет согласовать и с представителями Донецка и Луганска, что Киев делать не желает.

Отдельная проблема — категория «отдельные районы Донецкой и Луганской областей». Их границы не ясны, так как нигде не закреплены: ни в Минских соглашениях, ни в украинском законе об особом статусе.

Для Киева эти районы — то, что Киев не контролирует. Нет однозначной позиции даже по вопросу города Дебальцево: во времена Порошенко представители Киева утверждали, что Дебальцево должен быть возвращён Украине.

Для Донецка и Луганска «отдельные районы» — это не только контролируемая ими территория, но и вообще вся территория Донецкой и Луганской областей в их административных границах состоянием на май 2014 года, когда были проведены референдумы о провозглашении независимости.

Уралов: В парламенте ДНР включили реваншистский режим
Уралов: В парламенте ДНР включили реваншистский режим
© Семен Уралов

Для Москвы, по крайней мере, в части её миграционных органов, «отдельные районы» — это территории под контролем властей ДНР и ЛНР. Что думает по этому поводу ЕС в лице Берлина и Парижа, вообще непонятно.

В Минске и Париже этот вопрос — что такое «особые районы» и где заканчиваются их границы — встанет ребром. Донецк, как пишет Семён Уралов, сыграл на обострение и законодательно закрепил свои границы в рамках всей Донецкой области. Луганск, полагаю, сделает это в ближайшее время.

Зеленский действительно оказался на распутье: выйти из Минского процесса и начать реализацию плана «Б» (отгородиться от ЛДНР) или стать предателем для националистов и половины своего электората, согласившись на расширение границ отдельных районов. Порошенко подобную дилемму решил, переметнувшись к националистам, — так ему было проще.

Москва (сомневаюсь, что Донецк принял закон без согласования) будет принуждать Киев расширить границы отдельных районов, что скажут Париж и Берлин — не ясно. Как отреагирует Киев — тоже непонятно.

В общем, переговоры Н4 в Париже будут невероятно интересными, как и все предшествующие им события.