Ростислав Ищенко: кто он
Ростислав Ищенко: кто он
© РИА Новости, Александр Натрускин / Перейти в фотобанк
Глупые или недобросовестные комментаторы регулярно вопрошают: где же распад, делая вид, что не замечают не просто отпадение отдельных территорий от некоторых государств, но исчезновение внутреннего единства системы, не позволяющей ей больше принимать совместные решения, обязательные к исполнению. Именно так — не просто формальные совместные решения, которые никто не планирует исполнять, но совместные решения, которые участники хотят и могут выполнить.

Когда-то давным-давно, в начале 70-х годов прошлого века СССР и Германия подписали документы о пресловутой сделке «Газ-трубы». Уже тогда США были против выхода советского (ныне российского) газа на европейский рынок и препятствовали этому, как могли. В конечном итоге, контракт не был разорван, но трубы большого диаметра Германия в СССР поставлять отказалась, в результате чего и были построены на Украине и в России, заводы, до сих пор поставляющие трубы для нужд «Газпрома», а теперь уже и на внешние рынки.

Обращаю внимание: жёсткое противоречие относительно целесообразности сделки разделило США и Германию уже тогда. К единому мнению они не пришли. Но не постеснялись тогда (в 70-е годы ХХ века) публично признать расхождения во взглядах и выработать компромисс, согласно которому Германия всё равно получала от СССР газ, но строить газопроводы Союз должен был самостоятельно, что давало США надежду на то, что Москва не сможет «импортозаместить» не производившиеся в то время в СССР трубы и сделка просто сорвётся в результате форс-мажора.

«Везде висят флаги Украины» - финский политолог рассказал про «украинизацию Евросоюза»
«Везде висят флаги Украины» - финский политолог рассказал про «украинизацию Евросоюза»
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк
Москва смогла и ныне уже не Германия, а весь ЕС на 2/3 обеспечивается газом из российских источников, что ставит его в полную экономическую зависимость от России, чего так боялись американцы пятьдесят лет назад, и что отказываются по сей день признать европейцы.

Сегодняшний день, действительно разительно отличается от ситуации пятидесятилетней давности. Если тогда Европа вполне могла обойтись без российских энергоносителей и совершено иначе вытраивать стратегию своего обеспечения углеводородным сырьём, то сейчас этот вопрос закрыт. Отказаться от российских нефти и газа ЕС может только вместе с отказом от собственной экономики.

При этом ЕС и весь американский мир в целом отказываются признавать свою критическую зависимость от России и пакет за пакетом вводят санкции, являющиеся незаконными ограничениями свободной экономической и торговой деятельности, базирующейся на принципах ВТО. Таким образом, ЕС:

1. Собственными руками дестабилизирует экономическую и социальную ситуацию в государствах членах, принуждая их принимать решения, ущербные с точки зрения их экономических интересов.

2. Разрушает идею «мира, основанного на правилах», реализацию которой (пусть и в достаточно ущербном виде) Запад считал своим главным достижением.

Подчеркну, ЕС и американская трансатлантическая империя в целом добровольно, собственными руками уничтожают экономическую, социальную, политическую и административную (а в целом системные) основы созданного ими западного (американского) мира. При этом они делают вид, что верят в способность санкций сломать Россию, хоть на деле ломаются под санкциями сами. Мало того, все они, и ЕС, и США не собираются выполнять собственные санкционные ограничения и ищут обходные маневры.

США заморозили (фактически украли, нанеся тем самым смертельный удар доллару, как мировой резервный валюте и валюте мировых торговых расчётов) находившиеся в их юрисдикции российские резервы, но тут же разрешили использовать их (до 25 мая) для оплаты внешних долгов (тем самым аннулировав даже теоретическую возможность фэйкового российского дефолта, ради которого история с заморозкой активов и затевалась).

ЕС и США заявили об отказе от российской нефти и тут же начали с удвоенной жадностью закупать её по серым схемам. Даже Украина, ведущая с Россией, по собственной версии, «национально-освободительную войну», спокойно продолжает транзит российского газа. Попытка сокращения объёмов транзита (именно сокращения, примерно на четверть, объёмов, а не полной остановки) состоялась лишь тогда, когда был остановлен польский транзит и (в условиях заморозки «СП-2») украинский маршрут для части поставок стал безальтернативен. Украина, таким образом пыталась заставить ЕС активнее включиться в её чисто военную поддержку.

То есть, полностью останавливать российскую торговлю энергоносителями никто не планировал. Наоборот, в результате действий западной трансатлантической империи, цены на основные позиции российского экспорта (сырьё и продовольствие) выросли в разы, а по некоторым позициям и на порядки. Фактически, вместо борьбы с Россией, западные санкции привели к борьбе внутри Запада вокруг вопроса о том, кто успешнее вместе с Россией заработает на санкционном взлёте цен за счёт своих союзников по НАТО и ЕС.

И вот уже Венгрия открыто заявляет, что может разблокировать шестой санкционный пакет, включающий задевающие её интересы ограничения на покупку российских энергоносителей, только в том случае, если Евросоюзом ей будет выплачена компенсация (ориентировочно 20 миллиардов евро). Свою позицию венгры мотивируют тем, что их «союзники» по НАТО и ЕС пытаются блокировать только выгодные для Будапешта закупки трубопроводных газа и нефти, сами же при этом собираются только наращивать объёмы «серых» закупок, в частности «танкерной схемы», в рамках которой «тоталитарная нефть» моментально становится демократической, если добавить туда 50% «молекул свободы». Что характерно, потом, уже этой нефтью можно до бесконечности «демократизировать» новые объёмы, в том числе и для продажи той же Венгрии по в разы завышенным ценам.

Все эти схемы, направленные на обман друг друга, можно назвать как угодно, только не единством Запада. Формально начало конфликта на Украине привело к консолидации трансатлантической империи. На деле же противоречия только усилились. Единство санкционного фасада достигается за счёт жесточайшей подковёрной борьбы за выгодные тем или иным странам пути обхода «общих» санкций.

Экономические интересы разрывают показное западное единство, как Тузик грелку. Мы об этом неоднократно писали: сокращение ресурсной (комовой) базы, на которой пасутся западные элиты, приводит к реставрации старых и возникновению новых противоречий, как между разными группами национальных элит, так и между разными национальными элитами, что выливается в межгосударственные конфликты, на новом, политическом уровне, подрывающим единство Запада.

Но ведь поход Запада на Москву как раз и вызван намерением за счёт трофеев от победы над Россией решить свою ресурсную проблему. То есть, консолидация на период военного кризиса должна была быть не показной, а реальной, иначе нельзя надеяться на победу и, соответственно, на решение (пусть и паллиативное) главной (ресурсной) проблемы Запада. Почему же они дерутся друг с другом в момент, когда объединение усилий является для них вопросом жизни и смерти?

Если вы обратите внимание на политиков, политические партии и политические системы отдельных стран, которые наиболее последовательно выступают за сохранение единства Запада, то к своему удивлению обнаружите, что это преимущественно право-консервативные структуры и лидеры, которых лево-либеральный мэйнстрим обвиняет в фашизме, гомофобии, и пророссийскости. Эти политические силы действительно совпадают с Россией в вопросе о приоритете сохранения национальных и семейных традиций, над всеразрушающей и ничего конструктивного не предлагающей взамен концепцией «мира компенсаций», в рамках которой социальные, национальные и расовые группы, обеспечивающие стабильность современных государств, объявляются «исторически виновными» и обязанными вечно платить маргиналам и каяться перед извращенцами.
Но на общности консервативных взглядов их единство с Россией заканчивается. В политическом плане, все эти государства — члены НАТО и ЕС, и их политика колеблется от «прагматично прозападной», характерной для Венгрии и Турции, до оголтело русофобской, свойственной прибалтам и полякам. Единственное, что их объединяет — требование сохранять западный принцип компромисса при принятии решений и прекратить навязывание неизвестно кем, где и когда сформулированной «актуальной повестки».

Независимо от нашего отношения к разным право-консервативным европейским режимам и политикам, в главном они правы — если уж бороться за историческую победу Запада, то для начала Запад должен восстановить собственное единство на основе им декларировавшихся ценностей. Иначе не понятно, зачем не только Венгрии, но и Польше бороться против российских энергоносителей, если в обмен предлагают гей-парады. Гей-парад ни в бак не зальёшь, ни на хлеб не намажешь и «культура отмены» бессильна отменить эту очевидную истину.

Зато в чём культура отмены преуспела — в отмене традиционной семьи. Даже консервативные восточноевропейцы сталкиваются с отсутствием у нового поколения понятия «семейные ценности». В Западной же Европе, традиционная семья прекратила своё существование, уступив позиции разного рода суррогатам, являющимся переходной формой к полному промискуитету, как несомненному идеалу общества неограниченной свободы и полной толерантности.

Матвейчев объяснил, почему Европу ждет украинизация
Матвейчев объяснил, почему Европу ждет украинизация
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Mission of Ukraine to the EU
Между тем тезис «семья — ячейка общества» не избитая банальность, но очевидная истина — краеугольный камень, «первокирпичик» (атом) общественной организации и государственного строительства. Семья экстраполирует свою структуру на общество (большая семья из нескольких поколений — родовая община — соседская община нескольких родов — современное общество, базирующееся на родственных и соседских связях). Семья экстраполирует свою структуру и на государство. Большая часть населения в любом государстве видит в нём прежде всего защитника, верховного администратора и верховного судью — эти функции долгое время исполняли патриархи — главы больших семей, имевшие полную власть над имуществом, свободой и жизнью «чад и домочадцев» вплоть до своей смерти в древнем обществе и вплоть до отделения новой молодой семьи (отъезд в новый дом) в обществах несколько более современных. Государство многими на подсознательном уровне и воспринимается в роли такого «отца-патриарха» — строгого, но справедливого.

Разрушая семью, новая западная система ценностей, разрушает основу любого общества, любого государства, и, следовательно, любых межгосударственных объединений. Именно поэтому наиболее продвинувшиеся в этом плане страны Западной Европы и США ведут себя на мировой арене, как революционная толпа, добравшаяся до винного подвала. Перед мельчайшей материальной ценностью (бутылкой вина) западное «революционное» сознание (они ведь собираются всех привести или даже затолкать в «прекрасный новый мир») рушится, толпа стран, из которых состоит западное единство атомизируется и каждый пытается захватить побольше вожделенной добычи для себя. Внутри стран традиционного Запада, изувеченные обессемеенные общества действуют также. Они не представляют из себя группы, даже когда выходят на улицы, с идеей какой-нибудь БЛМ. Они толпа готовых убивать за добычу единиц. Если есть добыча, убивают добычу, если добычи нет, бросаются друг на друга.

Общества, где главной ценностью является отсутствие базовых ценностей не живут и государства не создают, а созданные предками не удерживают. Поэтому каждый раз, под крики о единстве мы видим очередной этап распада Запада. О единстве не кричат, если оно есть, им наслаждаются.