В моей коллекции множество снимков. Первая серия — американские штакетники времён сумбурных девяностых. Я тогда (как, впрочем, и сейчас) был влюблен в творчество гениального писателя-алкаша Буковски. Зачитывался его брутальной прозой и пронзительной поэзией. Поэтому легко мог представить, как он, будучи почтальоном, на велосипедном ходу перебрасывал через невысокие оградки упаковки со свежими газетами и журналами.

Или как проказник Чарлз играючи перебрасывал ночью туда же пакетики с собственными экскрементами, когда у него не было денег прочистить унитаз…

Дмитрий Выдрин: кто он
Дмитрий Выдрин: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

Славные были времена! Свободное словцо и даже дерьмецо практически без ограничений летали над беззаботной страной. Когда много позже пришлось тайком фотографировать (в открытую запрещено) гигантскую стену между Штатами и Мексикой, на которую ушел бюджет среднеевропейской страны, я поминал это доброе старое времечко.

Есть у одного из героев Гоголя меткое замечание: без бумажки ты какашка. А через этот мегазабор ни свободное слово перебросить, ни тем более какашку перекинуть. Громадное сооружение, как табор, уходит в небо. Хотя пересечь его до смешного просто. Если иметь «бумажку» — разрешение на въезд или знать волшебное слово. Я для пробы сходил через пропускной пункт из Аризоны в Мексику и назад. Погранец даже не попросил у меня документов. Только лениво спросил, американец ли я. Пришлось так же лениво ответить с аризонским акцентом: «Еп, сэр». Сработало!

Сейчас вроде на мексиканской стороне забора скучилось под сотню тысяч украинских беженцев, желающих попасть в благословенные Штаты. Без «бумажек». Поэтому пропустили пока то ли десять, то ли двадцать. Не тысяч, а голов. Вот я и подсказываю — говорите с погранцами не на американском, а на аризонском или техасском. В этом все волшебство. Вас и перебросят…Но отвлекся от темы.

Есть у меня еще серия фоток из Гааги. Нет, не фундаментальных стен Гаагского трибунала, «бессмысленного и беспощадного», а оградок местной челяди. Обычно это пару жердей, за которыми пасется лама и дальше кукольный домик с незашторенными окнами. А вот в окнах… Там и едят с аппетитом что-то, и страстно любят кого-то. Все предельно открыто для любопытного взгляда. Завораживает. Только непонятно, для чего нужны ламы. Может, там живут тайные ламаисты?

Кстати, о Великой Китайской стене. У меня, конечно, не хватило терпения пройти вдоль нее все «десять тысяч ли», но пару ли, что почти адекватно паре километров, отснял когда-то. Даже сложилось впечатление, что, судя по фортификационным деталям, она препятствовала не вторжению извне, а бегству изнутри. Древняя тайна, короче.

Хотя вот когда фотографировал уже современный забор между Болгарией и Турцией, тут все кристально ясно: начали строить «братушки», опасаясь будущего нашествия турецких беженцев в страну ЕС. А когда закончили, оказалось, что стена актуальна от болгар, бегущих в Турцию. Так часто бывает.

Подобное случалось, например, в украинской истории. Помните знаменитую «стену Яценюка»? Ну, ту, на котором бывший премьер незалежной вроде «поднял» свой первый миллиард. Думали, что будет спасать от наплыва российских гастарбайтеров (в военном смысле плетень из рабицы значения не имеет), а на деле оказалась, что он хоть как-то сдерживал миллионы украинцев, желавших трудоустроиться в «стране-агрессоре».

Подозреваю, что подобная история повторится и с «великим финским забором», который только что анонсировали. Хотя у них ведь тоже есть свои «яценюки». И если можно положить в карман «арбуз» с пары сотен километров оградки, то сколько ж положат с почти полутора тысяч?

Правда, на заборах экономить не стоит. Они ведь несут, кроме коррупционной, а точнее, «имитационно-охранительной», еще и эстетическую функцию. Некогда у знаменитого режиссера Довженко спросили, почему на киностудии, которую он возглавлял, делают такие посредственные фильмы. Александр Петрович объяснил. Мол, хожу на работу пешком. Часть пути пролегает мимо забора Евбаза (был тогда в центре Киева популярный «Еврейский базар»). И вот само созерцание уродливого рыночной ограды убивает весь творческий потенциал.

Я эту историю даже рассказал одному бывшему украинскому политику, который сейчас владеет большим крымским пансионатом. Он мне всегда рассказывает о некомпетентном крымском руководстве, а я ему показываю свежие фотки его же жуткого забора. Пол километра гнилых досок и трухлявых жердей.

«Талантливый пересмешник, как актер слабоват, а политик и вовсе нулевой» - Выдрин о Зеленском
«Талантливый пересмешник, как актер слабоват, а политик и вовсе нулевой» - Выдрин о Зеленском
© Компания "Леополис" / Перейти в фотобанк

Может, ялтинские чиновники гуляют вдоль этой жути? Тогда понятна гниль и в их мозгах. Хотя политик говорит, что «это другое». Наверное, читал одного богатейшего древнегреческого философа, который окружил себя абсолютной роскошью, но призывал демос к скромности и воздержанию: «Живите, как я учу, а не как я живу!»

Но если честно, то мне не нравятся и самые красивые заборы. Даже пятиметровые монументальные красавцы вокруг Рублевки не вызывают восхищения. Просто чувствую, что и у мраморной ограды может быть гнилая суть. Как у «железного занавеса» выявляется трухлявая основа.

Мне всегда хотелось выразить как минимум недоверие заборофилам. Сравнить их с тяжелой формой зоофилии, а то и забористой геронтофилией. Я искал идеологические корни этого хронического недуга. Одно время искренне полагал, что либерализм, при всей его никчемности, все же дает иммунитет от подобной ограниченности.

Вот, например, воодушевился, когда истово либеральный президент Дуда пообещал снести все преграды между Польшей и Украиной. Но тут же приуныл, когда он вдруг начал строить бесконечную ограду из хлипкого профиля на границе с Белоруссией.

Думал также, что к заборам должны питать тайную страсть великие диктаторы. Но тут мой турецко-кубинский друг Ариф показал фотку, на которой сам Фидель перелезает через хлипкую живую ограду между их участками. Жили они одно время по соседству и лазили друг к другу курить тайком от врачей гаванские сигары.

А еще вспомнил, как был в шатре у Каддафи. Вокруг берберского жилища вообще не было никакой ограды. Хотя Муаммар скорее был великий мудрец, чем великий диктатор. Как и Кастро.

В общем, совсем запутался. Знаю точно только одно: подлинные империи ограды рушат, а лжеимперии — плодят.

Дело в том, что с сакральной точки зрения забор — это не столько феномен материально-физический, сколько социально-психологический. Он всегда делит мир на неравные социальные части: на тех, кто живет за забором, и на тех, кто живет под забором. Почувствуйте разницу!

Эти сооружения всегда бессмысленны с защитной точки зрения — «спрячь за высоким забором девчонку, выкраду вместе с забором». Но неизменно используются как маркеры социального статуса или политического доминирования. Та же НАТО двигала свой «забор» как можно ближе к границам РФ отнюдь не для собственной безопасности, а для демонстрации собственного превосходства. Они и наивную Украину этим соблазнили, ввергли в фантазии, блуд и иллюзии…

Но что-то мне подсказывает, что когда те же горячие финские парни почти достроят свой тысячекилометровый штакетник, а гоноровые поляки почти закончат вкапывать профиль, они окажутся не за забором. Под забором! Просто День Победы еще раз напомнил: Россия легко рушит любые заборы, когда их используют в качестве её удавки. И их владельцы оказываются под собственным недостроем. Это, кстати, касается и внешних, и внутренних «заградителей».