Геннадий Алехин: Кто он
Геннадий Алехин: Кто он
© скриншот видео "ГТРК Белгород"
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Геннадий Тимофеевич, у нас в СМИ, в телеграм-каналах и на ток-шоу часто сетуют, что нет информации о генералах российской армии, которые героически проявляют себя в ходе специальной военной операции. Насколько я понимаю, вы можете рассказать о том, как они себя проявили и проявляют?

— Есть такой генерал Валерий Шкильнюк, начальник штаба армейского объединения. Действует на харьковском направлении. В ходе занятия плацдарма был открыт шквальный минометный огонь по позициям наших подразделений, и в этой критической ситуации генерал Валерий Шкильнюк своим телом закрыл нескольких рядовых солдат. Он спас их, получив множественные ранения. Человек две недели находился в госпитале, из него до сих пор не вынули осколок. Однако через две недели он снова вернулся на фронт и сейчас вновь выполняет боевые задачи.

На донбасском направлении действует командир Второго армейского корпуса Народной милиции ЛНР генерал Эседулла Абачев. Родом из Дагестана, по национальности табасаранец, сейчас выполняет поставленные задачи в районе Северодонецка/Лисичанска плечом к плечу с подразделениями Росгвардии Чеченской республики. О нем уже легенды слагают.

Я хочу сказать, что сейчас в зоне СВО как офицеры, так и генералы разной национальности (молдаване, осетины, чеченцы, русские, выходцы из Украины) понимают и осознают, что такое русский дух, русские корни и настоящие русские традиции. Их никто ни к чему не принуждает, это у них такая душа, это русская ментальность.

Чем быстрее это поймут и осознают такие же русские на Украине, которые почему-то считают себя украинцами, несмотря на эту оголтелую пропаганду последних восемь лет, тем быстрее будут выполнены поставленные задачи. Об этом же говорил президент нашей страны, когда присваивал звание Героя России посмертно старшему лейтенанту Нурмагомеду Гаджимагомедову («Я лакец, я дагестанец, я чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин»).

Примеры, которые я вам привел, наглядно подтверждают слова Владимира Путина.

— Почему о них не снимают документальные фильмы, почему они не ходят на ток-шоу?

— Это вопросы к людям, которые занимаются информационным сопровождением операции.

Я не хочу никого укорять, но на протяжении двух месяцев в интернете распространялся фейк о настоящем боевом генерале, командующем 58-ой армией генерале-лейтенанте Михаиле Зусько. Писали, что он предатель, что он работает в интересах укронацистов, что он лично отправлял врагу координаты. Это самое откровенное вранье. Генерал Зусько проявил лучшие качества военачальника, с достоинством выполнял и выполняет боевые задачи в Донбассе. Он работал в Мариуполе и на других участках фронта. Сейчас он выполняет задачи на более высокой должности. Фейки о нем вроде бы опровергли, но, мне кажется, в этих вопросах нужно проявлять большую оперативность.

Олег Матвейчев об обстрелах Донецка, будущем «Нюрнберге» и российско-китайских отношениях
Олег Матвейчев об обстрелах Донецка, будущем «Нюрнберге» и российско-китайских отношениях
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Наши некоторые блогеры говорят: «Где эти боевые генералы?». Да вот они. Я уже молчу о командирах полков и батальонов. Вот вам последний пример опять же на харьковском направлении. Там воюет целая семейная династия. Командир подразделения выходец из центрального Черноземья, а рядом с ним его отец, ополченец, который прошел Афганистан и Чечню. Сын и отец вместе воюют в одном подразделении. Сын — действующий офицер, а отец — ополченец-доброволец.

Повторюсь, таких примеров можно привести очень много.

— Военные корреспонденты рассказывали, что даже наши десантники, которые героически сражаются с врагом, до сих пор не понимают, что мы делаем на Украине. Они лишь говорят о том, что выполняют отданные им приказы. Проводили ли вы в Чечне какую-то разъяснительную работу среди бойцов и нужна ли такая работа в принципе?

— Лично я такой работой в Чечне не занимался, я работал там как журналист. Я был редактором фронтовой газеты. А воспитательные структуры у нас, конечно же, были. Во время чеченской кампании они назывались «заместителями командира по воспитательной работе». Они проводили агитационную работу среди подразделений.

Чем эта работа будет предметнее, конкретнее и основательнее, тем больше личный состав будет вникать в то, какие задачи наши солдаты и офицеры выполняют в зоне СВО. Я думаю, что это понимание есть, и с каждым месяцем оно усиливается.

Все зависит от командиров и офицеров воспитательных структур. Эту работу ни в коем случае нельзя отодвигать на второй план. Время лозунгов и парадных плакатов прошло. Нужна работа людей, которые знают и понимают менталитет людей, которые живут на той территории. Надо широко привлекать к этой работе военнослужащих-запасников, которые родом из Украины, которые родились и выросли там, которые понимают и осознают все эти моменты.

Более того, нужны люди, которые понимают менталитет того или иного региона Украины. Северо-восток это одно, центр — это другое, запад — это вообще третье. Все это нужно учитывать.

— Реально ли прикрепить к каждому подразделению по военкору?

— Надо использовать опыт не только Великой Отечественной войны, но и кампании в Чечне. Там за каким-то крупным подразделением (дивизия или армия) всегда были временные мобильные пресс-центры, при которых работали военные корреспонденты и журналисты. Сейчас такая работа тоже проводится, мы видим это на донбасском направлении. Но такую работу надо проводить повсеместно.

В первую очередь ее надо проводить на харьковском направлении. Северо-восточнее Харькова и на изюмском направлении сейчас разворачиваются ой-ой-ой какие баталии. На славянско-краматорском направлении тоже нужно усилить не только пропагандистскую, но и информационную работу.

— Тогда переходим к оперативной обстановке. Были сообщения, что на харьковском направлении мы слегка потеснили противника, захватываем в плен наемников и уничтожаем вражеских диверсантов. Помогите систематизировать все, что произошло за эту неделю.

— Продолжаются боестолкновения в «серой зоне» севернее и восточнее Харькова. Там активно работали диверсионно-разведывательные группы противника, но там усилилась наша огневая подготовка и фактически с двух направлении (восточного и северного) вэсэушники и «Азов Харьков» были вытеснены на ту линию окружной, которую они занимали полтора месяца назад.

Официально было подтверждено уничтожение одного из штабов «Азов Харьков», воссозданного подразделения, которое создавал еще Билецкий. Они несут потери. И наемники потери несут. Двух американцев взяли, потери несут наемники из Польши и стран Западной Европы. Именно на харьковском направлении ряды наемников хорошо поредели.

А в целом активные наступательные действия ведутся на северном фасе донбасской дуги, по линии Славянск и Краматорск. Все непросто, обстановка сложная, но мы проламываем оборону противника, наши подразделения ведут наступательные действия с трех направлений.

Адвокат британского наемника Шона Пиннера о своем подзащитном: во время оглашения приговора он постарел на 20 лет
Адвокат британского наемника Шона Пиннера о своем подзащитном: во время оглашения приговора он постарел на 20 лет
© из личного архива
То же самое касается Северодонецка — Лисичанска. По-прежнему в промзоне «Азот» ведется зачистка и активные боестолкновения. По последним данным, первые пленные сдаются. Но это не значит, что полностью сдался гарнизон, который сидит в подвалах и казематах.

По ходу активных боевых действий зачищаются улицы, кварталы, городские застройки и лесные массивы в вокруг Северодонецка и по обе стороны Северского Донца. Мы вылавливаем ДРГ противника, уничтожаем кочующие минометы и артиллерийские установки. Потому что сейчас везде «зеленка». Учитывая рельеф местности, активная работа ведется.

Работа ведется на всех участках фронта. Пусть не так быстро, но методично идет продвижение и наступательные действия со стороны российской армии и Народной милиции ДНР/ЛНР.

— Может ли это сидение на территории «Азота» растянуться месяца на три, как в Мариуполе?

— Я не думаю, что это сидение займет по времени столько же, сколько это было в Мариуполе. Я не скажу, что они сдадутся в плен завтра-послезавтра, но операция по зачистке промышленной зоны пройдет быстрее, чем зачистка «Азовстали».

— При каких условиях начнется окончательный штурм Лисичанска?

— Когда будет полностью зачищен Северодонецк, когда будут подтянуты основные силы к Лисичанску с нескольких направлений, когда будет не только оперативное окружение, а плотное кольцо. Только тогда мы можем говорить о том, как будут развиваться боевые действия в Лисичанске.

— Денис Пушилин заявил, что в битве за Донбасс наступил перелом, силы ДНР получили преимущество. Какие конкретно факты подтверждают это заявление?

— Трудно судить, когда наступит окончательный или предварительный перелом. Сейчас об этом говорить не надо. Надо говорить о том, насколько качественно будут выполнены поставленные задачи. Когда будет уничтожен анклав на всем протяжении донбасской дуги, тогда уже можно будет говорить о переломном моменте во всей специальной военной операции.

— По поводу Авдеевки есть уже сложившийся штамп о том, насколько там мощный укрепрайон, но один из ополченцев рассказывал, что за три месяца боевых действий он не видел ни одного «живого» украинца и что даже ковровые бомбардировки не решат проблему, потому что враги «засели там, как тараканы». Как же мы будем их оттуда выбивать?

— Речь идет не о ковровых бомбардировках. При всем уважении к этому ополченцу, у страха глаза велики. Командирам на местах виднее, как выполнять поставленную задачу в районе агломерации Авдеевка — Горловка — Макеевка. Я придерживаюсь официальной информации по факту. Считать, сколько там укрепрайонов, опорных пунктов или каменных строений, — пустая трата времени. Все зависит от конкретной обстановки.

— Украинская пропаганда говорит, что в начале кампании они вели против нас высокотехнологичную войну, в которой они лучше, а теперь мы навязали им тактику Второй мировой войны, в которой мы их превосходим. Можно ли сказать, что мы в чем-то их лучше, в чем-то хуже?

— Трудно сказать, кто в чем сильнее, а в чем слабее. Все результаты показывают итоги боев и операций. Понятно, что ВСУ обладают новыми видами связи, экипировки и беспилотниками, но они теряют много техники и личного состава. На мой взгляд, они понимают и осознают, что без реальной помощи НАТО они продержаться не могут. Их тактика с начала операции не менялась, зато наша тактика поменялась после первого этапа. Судя по всему, такая тактика приносит свои результаты.

Пусть это небыстро, зато четко и основательно. Главный лозунг на любой войне: «Никто не хотел умирать». Никто не отменял задачи минимизировать потери личного состава наших подразделений. Поэтому на первый план выходят артиллерийские дуэли, применение новых образцов вооружения, боевой техники, работа ВКС и беспилотники. Это действительно высокотехнологичная война.

— Насколько нам важно нанести удары по центрам принятия решений в Киеве в ответ на обстрелы Донецка и приграничных российских областей?

— Это было заявлено, но командованию виднее. Мы же уже отвечаем на эти обстрелы. Мы наносим удары по месту скопления боевой техники, по местам разгрузки, по заводам, где ремонтируется техника, по путям снабжения. Что касается центров принятия решений, поживем — увидим.