Владимир Ераносян: кто он
Владимир Ераносян: кто он
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Владимир Ераносян
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее военкор Александр Коц сообщил, что ВСУ начали постепенный отход из Северодонецка в Лисичанск, чтобы там сформировать из городских кварталов подобие эшелонированной обороны. Всего, по данным официального Луганска, численность противника в этих городах составляет порядка 10 тысяч человек.

- Владимир Максимович, как мы, учитывая эти данные, будем выбивать оттуда противника?

— Противник действительно отходит на заранее заготовленные рубежи. Но нужно учитывать, что ВСУ и нацбаты испытывают снарядный голод, потому что практически отрезаны логистические пути. В частности, трасса Бахмут (Артемовск)-Лисичанск находится под полным огневым контролем наших вооруженных сил. Нужно еще учесть, что над этими формированиями нависает угроза с севера (с изюмского направления) и с юга (Попасная). Клещи потихоньку замыкаются.

Что касается поставок западного вооружения, которое руководство Украины требуют в истеричной и оскорбительной манере, то им это ничем не поможет. Эти поставки не заморожены, но они саботируются. Логистика, как я уже сказал, разрушена. Те колонны, которые якобы эвакуируются с самого опасного направления, на самом деле оттуда бегут. Это паническое бегство. Есть кадры, когда бронированные автомобили как в бандеровские времена собирают по лесам этих бандитов и кричат: «давайте быстрее по машинам, сейчас нас всех обстреляют».

Взятие Северодонецка серьезно скажется на моральном духе ВСУ, как это произошло после сдачи в Мариуполе отморозков из «Азова». Просьбы о сдаче в плен постепенно доходят до наиболее адекватной части всушников. Как только они попадают под раздачу, то их адекватность сразу увеличивается в геометрической прогрессии и сдаются.

- Когда мы зачистим Северодонецк и Лисичанск, что нам это даст с оперативной точки зрения?

— Это высвободит большое количество тактических групп для взятия Краматорска и Славянска. Если говорить конкретно о Славянске, то наши войска уже находятся на расстоянии работы дальнобойной артиллерии. Идут необратимые процессы. Клещи уже не разожмутся. Мы вообще не должны растекаться по древу в вопросе о сроках спецоперации. Надо прямо сказать, что она идет стабильно, исходя из реальных требований командования и Минобороны о сохранении жизни наших военнослужащих и мирного населения. Никакой городской герильи на уровне бандеровской тактики мы не применяем. Все эти временные рамки соответствуют поставленной задаче.

- Вы сказали, что западная дальнобойная артиллерия и РСЗО, чего истерически требует Украина, не поможет ему на поле боя. Почему вы так думаете?

— Здесь важны два фактора: скорость и количество. В вопросе скорости есть саботаж поставок со стороны Евросоюза. Фактически он не передает Украине оружие напрямую, а предоставляет его в аренду. Сейчас я поясню, что я имею в виду.

Например, Польша, которая наиболее заинтересована в эскалации конфликта на Украине, чтобы потом отхватить себе «Восточные Кресы», поставляет ВСУ якобы модернизированные танки Т-72.  Но контроль за этой техникой будет осуществляться поляками. Потому что Варшава уже подготовила 15 тысяч добровольцев с опытом войны в Ираке и других миссиях ООН и НАТО. Это люди из «Формозы», «Грома», «Нила» и других польских спецподразделений.

Это отставники и резервисты, которых Польша под видом пикников призывает на украинский фронт, чтобы контролировать атмосферу ВСУ и быть в курсе полноценной утилизации Украины, в том плане, что там мужское население истреблено и сопротивления не будет. Они же будут контролировать вооружения. Потому что поляки, предоставляя свои 232 танка Т-72, должны быть уверенными, что эти танки потом пойдут против них. Им нужно быть если не внутри танка, то хотя бы внутри этой батальонно-тактической группы в качестве военночальников. Они подчиняются военно-политическому руководству Польши, а не Залужному. Поляки ведут хитрую политику.

Идем дальше. Немцы обещали дать Украине БМП «Мардер». Они их не поставили. Это уже о чем-то говорит. Скорости нет.

Французы поставили свои самоходные гаубицы «Сезар». Хорошие гаубицы. Но есть одно «но». Там боекомплект маленький. Там всего 18 снарядов. Да, они бьют на 50 км. Но их мало. Там всего таких 18 пушек, это один дивизион. Много поставлено американо-британских гаубиц M-777. Вы не смейтесь, но они бьют всего на 25 км обычными снарядами. Это не дальнобойная артиллерия.

- Да, но до Донецка они долетали.

— Потому что там рядом Авдеевка. Плюс, их много и наращиваются темпы их поставок. Но дальнобойность у них все равно хворает. Это не панацея. Это не изменит ситуацию на фронте.

Сейчас Украина настоятельно требует дать им реактивные системы залпового огня MLRS и HIMMERS. При использовании дальнобойных и дорогостоящих ракет они могут бить до 289 км. Это экзистенциальная угроза для РФ, Крыма и базы Черноморского флота. Но учитывая скорость, с которой все происходит, мы пока что не видим эти РСЗО на фронте. Это говорит о том, что темпы нашей спецоперации на всех направлениях опережают скорость их доставки.

Более того, сформированная нами оборона в Херсонской области позволит нам нивелировать эту угрозу за счет беспилотных барражирующих боеприпасов и наших РСЗО. Наша артиллерия дальнобойная. «Ураганы» и «Смерчи» могут обеспечить эту зону безопасности. И по количеству у нас превосходство. И армейская авиация уничтожит эту угрозу.

Поэтому несмотря на все технические характеристики американских РСЗО, мы понимаем, что это колесно-гусеничная техника. После осуществления залпа ее надо куда-то спрятать. Главное, вовремя ее засечь и уничтожить.

- А что у нас с противокорабельными ракетами? Насколько Черноморский флот к этому готов?

— Была информация, что на Украину поставили противокорабельные ракеты Brimstone (сера) британского производства. Англичане, поставляя эти ракеты, рассчитывают предотвратить угрозу высадки десанта на побережье Одессы и Очакова. Они также считают, что эти ракеты могут изменить баланс сил в черноморском регионе. Но давайте разберемся с их тактико-техническими характеристиками.

Отставка омбудсмена Денисовой, черешневый кризис, Подоляк признал политические расправы со СМИ. Хроника событий на Украине на 16:00 31 мая
Отставка омбудсмена Денисовой, черешневый кризис, Подоляк признал политические расправы со СМИ. Хроника событий на Украине на 16:00 31 мая
© РИА Новости, Виталий Тимкив / Перейти в фотобанк
Brimstone бьют на 10-12 км. Раньше они предназначались для установки на бортах катеров от «Кентавров» до списанных американских катеров Mark VI и до не поставленных Англией после меморандума в Лондоне катеров «СуперВита» класса Barzan водоизмещением в 400 тонн, но теперь «москитного флота» у Украины нет. Поэтому они предложили наземное базирование пусковых установок и размещать их на джихад-мобилях под видом гражданской техники. Эту ракету можно использовать для поражения техники со слабой защитой.

Они пробовали устанавливать Brimstone на БМП в Польше на полигоне, но у них ничего не получилось. И на Украине они впервые будут использовать эти ракеты на автомобилях в качестве ПТРК. Боеголовка весит 6,3 кг. Она имеет кумулятивное свойство тандемного типа. Сначала взрывается 100г части боеголовки для пробития брони танка и легкой техники, а потом уже взрывается основной заряд.  

На самом же деле это не изменит ситуацию на фронте. И размещение этих ракет на небронированной технике тоже говорит об их уязвимости. Плюс, малая дальность действия. Они могут поражаться нашими РСЗО, которые бьют на 40 и 50 км. Наши разведывательные группы их так же могут легко вычислить. Там есть свои методы воздействия, чтобы уничтожать их на месте и на марше.

- Что-то помощнее им дать могут? «Гарпун», например.

— Могут. Если на территорию Одесской или Николаевской области поступят «Гарпуны», то экзистенциальная угроза для наших кораблей. Я не могу давать советы нашему командованию, но в случае угрозы для нашего Черноморского флота, у него есть все средства и силы отразить эту угрозу, от «Калибров» на подводных лодках 636 «Варшавянка» до береговых ракетных комплексов «Бастион» с ракетами «Оникс», которые покрывают всю эту территорию и акваторию.

Мы можем использовать береговой ракетный комплекс «Бал» с ракетами Х-35, которые бьют на 130 км. Их можно на машинах перевезти в Херсонскую область. Мы уже делали нечто подобное, когда Норвегия разместила РЛС «Глобус» у себя в Киркинесе. Мы туда подогнали наши БРК «Бал», которые могут уничтожать не только надводные цели, но и береговые.

- Какие были сделаны выводы после гибели крейсера «Москва»? Как мы перестроили наш флот?

— Большая часть экипажа цела после этого происшествия. Этот момент будет учтен командованием. Работает комиссия, которая выявляет все причины и следствия инцидента.

То, что на острове Змеиный развертываются наши системы ПВО ближнего радиуса действия и наш спецназ в виде боевых пловцов, говорит том, что все эти моменты учтены Минобороны и командованием ВМС.

Оперативные планы коррелируются с теми задачами, которые ставятся верховным главнокомандующим, а также с выявлением технических новинок и событий, которые происходят на фронтах. Анализ этих событий происходит в режиме реального времени исходя из опыта, приобретённого за время военной операции. Потому что без анализа ситуации мы не можем использовать технические средства, которые поступают в распоряжение наших вооруженных сил.

Например, совместная работа дронов, выдача целеуказаний для наиболее эффективных средств поражения. Идет совмещение информации от дрона и спутника с дивизионом артиллерии или даже конкретным командиром боевой машины, который может выдвинуться на выполнение боевой задачи.

- Вы упомянули фактор Польши, но у нас почему-то недооценивают фактор Румынии, крупного восточноевропейского и причерноморского государства. У них какая цель в этой истории?

— Я вам могу одной фразой сказать. Они хотят, чтобы Молдова стала Румынией. Они хотят Бессарабию. Они хотят Приднестровье. Они даже Крым хотели во времена Третьего Рейха, но немцы сказали, что они слишком многого хотят, ограничьтесь Бессарабией.

Что касается портов Румынии вроде Констанцы, полигонов и позиционных районов в Девеселу с пусковыми установками МК-41 и возможностью размещения дозвуковых «Томагавков», то это серьезно, потому что эти ракеты способны нести ядерные боеголовки.

Александр Носович: Сейчас политика Польши на Украине больше всего грозит не России, а Белоруссии
Александр Носович: Сейчас политика Польши на Украине больше всего грозит не России, а Белоруссии
© РИА Новости, Александр Натрускин
Но чего бы ни хотели румыны, мы способны купировать эту угрозу. Тот же остров Змеиный находится под контролем Черноморского флота. Что касается поставок оружия, то румыны могли бы перевезти те же самые HIMMERS в отсеках своих кораблей, но пока для этого больше подходит магистраль через Измаил. Но я не думаю, что они рискнут, потому что последствия будут серьезными.

Вообще остров Змеиный — это не просто 400 на 600 метров. Это такая скала, которая стоит в море и контролирует не только юг Украины, но и все порты Румынии. Контроль над этим островом — ключ ко всему северо-западному побережью Черного моря.

- Приближаются 100 дней с момента начала спецоперации. Насколько ваши личные ожидания совпали с тем, что мы видим сейчас?

— Многие эксперты говорят о том, что спецоперация идет «слишком медленно». На мой взгляд, чем медленнее она идет, тем лучше. Мы сохраняем жизни наших бойцов и эвакуируем мирное население. К тому же, выдыхается противник. У него нет боеприпасов. Электорат Украины понимает, что все коврижки, которые обещал Запад, — это разводка в стиле Гая Ричи. Все понимают, что никто им не поможет. Байден им что-то обещает, но ничего не выполняет.

Плюс, еще проявляются противоречия старой Европы и неофитов НАТО, которые пытаются создать свою организацию под протекторатом Лондона. Плюс, уния Польши и Украины, которая означает фактическое подчинение Киева Варшаве. Народ Украины постепенно понимает, что его развели, сделали пушечным мясом, а его якобы друзья претендуют на его же территорию. Идея «от моря до моря» уже звучит в выступлении каждого польского генерала.

Поляки поставляют Украине старую технику от 30 до 40 лет. Их переносные ПЗРК «Перун» — это те же наши «Иглы» советского производства. В конце концов, на Западной Украине будет ходить злотый. Поляки же особенно не дружат с Евросоюзом. Они же требуют репарации с Германии.

Если Польша усилится в результате унии с Западной Украиной, то Варшава будет претендовать на лидерство во всей Европе. Польша будет форпостом британцев и американцев. Она превратится в два логистических хаба. Они будут торговать дорогим американским СПГ со всей Европой, и они превратятся в оружейный хаб (Жешув и Люблин уже таковым стали). Они заберут лидерство у немцев. Это приведет к тому, что в Польше увеличится американский контингент.

Если Польша предложит западно-украинским областям стать воеводствами под предлогом присоединения к Евросоюзу в рамках территории Польши, то они свою страну предадут. Неньку-Украину поделят под предлогом ее спасения.

- Насколько нам важно этого не допустить, чтобы Польша стала энергетическим и оружейным хабом?

— Сейчас нужно довести спецоперацию до конца. В любом случае должна быть демилитаризация и денацификация Украины, и в любом случае должна быть буферная зона, чтобы купировать экзистенциальную угрозу Крыму и Черноморскому флоту. Это значит, что на территории Одесской и Николаевской области должен быть либо наш полный контроль, либо должно быть отсутствие противокорабельных ракет и РСЗО. Там не должно быть такого оружия. Только рогатки и пневматические пистолеты для самообороны. Иначе эти банды периодически будут выпрыгивать на территории Херсонской области и запугивать крестьян, которые собирают урожай.

- То есть наше укрепление на юге позволит нам купировать угрозы на западе?

— Да.