Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Александр, утром 9 мая был атакован наш Рутьюб, восстановлен он был лишь спустя два дня, и то не до конца, до сих пор идут работы. Это была одна из крупнейших атак. Как избежать повторения подобных ситуаций, и как это все сказывается на имидже платформы, ведь она и без того постоянно подвергается критике?

— Здесь надо ответ на несколько частей разбить. Начну с простого. Мы должны научиться любить себя, и все то хорошее, что есть в нашей стране. Может быть, даже и не всегда хорошее, но патриотизм — он ведь в этом тоже. Как говорят, чистенькими нас все полюбят, а научись любить себя в разных своих проявлениях. Я об этом говорю совершенно серьезно, потому что долгие годы у меня был такой опыт — я в разных регионах России жил и работал, в самых неожиданных местах. И везде находил удивительные истории удивительных людей, красоты, и всегда потом рекомендовал знакомым. 

Журналист Александр Малькевич: У кучи маленьких «байденов» есть свои страны по всему земному шару, где они получают гешефты
Журналист Александр Малькевич: У кучи маленьких «байденов» есть свои страны по всему земному шару, где они получают гешефты
© РИА Новости, Нина Зотина

У нас много своих талантливых людей, много стартапов, сервисов, разработок, но долгие годы их не поддерживали, причем сознательно. Надо честно об этом сказать — на зарплате у западных товарищей не десятки, не сотни, а тысячи разнообразных представителей нашей творческой, технической, медийной интеллигенции находились. На содержании. Эти инфлюенсеры, лидеры мнений в интернете, они нам самые разные темы задвигали и продвигали, в том числе: зачем нам свой Рутьюб, когда есть Ютьюб, зачем нам свои смартфоны делать, если можно покупать? Зачем нам развивать эти сферы, если все можно купить? Это же неспроста, это такая технология. Теперь пожинаем плоды этого.

Мы должны за пятилетку, за два-три года ускоренными темпами развивать свои сервисы, свои площадки, платформы, и в том числе, естественно, развивать и киберзащиту, кибербезопасность. Если столько лет никто не занимался Рутьюбом, никто его всерьез не воспринимал — подзабыли, позабросили, то сейчас приходится ускоренным темпом наверстывать упущенное.

Почему это было 9 мая? Совершенно понятно — это была сознательная атака по нескольким направлениям. Во-первых, в сакральный день, священный для нас День Победы ударили, нанесли киберудар по стране. Не дали возможность на Рутьюбе смотреть трансляции Дня Победы, парада, шествия «Бессмертный полк» в разных регионах… Запустили волну обсуждения — «о, смотри, ничего не работает, ага»! И пошло тут же ответвление, тоже нормально финансируемое — «ну все, смотрите, теперь нельзя трогать Ютьюб, потому, что Рутьюб-то не работает»…

Сколько сразу многослойных историй! Ютьюб, который каждый день банит, блокирует наши СМИ, общественных деятелей, параллельно — обилие экстремистского контента. Мы проводили дискуссию в Общественной палате, посвященную «Ютьюб кидс». Родители стонут от того обилия угроз в отношении наших детей. И на фоне этого появляются такие деятели, которые говорят: «ну как же, что же вы ругаетесь на Ютьюб, смотрите, если мы его сейчас как-то согнем в бараний рог — все, мы осиротеем, Рутьюб-то вышел из строя». Поэтому это такая многослойная комбинация получилась: и 9 мая жахнули по нам, и парад смотреть не дали, и устроили такую дискуссию по нужным им темам.

- Ранее в России признали экстремистскими ряд площадок, названия их мы все прекрасно знаем. С одной стороны, это правильный жест, потому что нам и так не давали там высказывать свою точку зрения. С другой стороны, мы могли вещать там не только для своей аудитории, но и для зарубежной. И сейчас этот весь трафик, получается, идет, по сути, в никуда. Люди не понимают, где смотреть, опять же, нас, банально. Сколько времени может понадобиться, чтобы Рутьюб стал полноценной заменой Ютьюбу? Как объяснить россиянам, что для этого нужно время?

— Меня недаром называют в соцсетях одним из самых яростных пионеров жесткой медийной политики. Я постараюсь какие-то неполиткорректные вещи сказать, но мягко. Мы очень долго рассусоливали, проводили медленные танцы с людьми, которые не собираются с нами как-то душевно, доброжелательно себя вести. Мы заблокировали какие-то площадки… Мы знаем, какие. Корпорацию, признанную экстремистской и запрещенной в России, — META и ее платформы. Сейчас ведем жесткий разговор с «Гуглом», идет непростой разговор с «Википедией». 

Украинская «Википедия». Не энциклопедия, а поле информационной войны
Украинская «Википедия». Не энциклопедия, а поле информационной войны
© commons.wikimedia.org, Crimean Chamber

Есть масса людей, которые заявляют, что мы должны были не блокировать, а бороться на этих площадках — там продвигать свою точку зрения, отстаивать ее. Ребята, куку, окститесь! Нам там никто этого делать не давал и не дал бы. И то, что существуют еще на том же Ютьюб отдельные незабаненные каналы, это как в известном анекдоте про силовиков. Переиначу и скажу — то, что эти каналы еще не забанены, это не ваша, товарищи авторы, заслуга, а недоработка модераторов. То есть, за вами все равно придут. А если не приходят, это означает, что вас не воспринимают как угрозу.

Это, конечно, обидно многим авторам, которые говорят — вот, у меня здесь канал и я продвигаю позицию России. Вы меня простите — все, кто позицию России там продвигал, все наши крупные СМИ, серьезные структуры, журналисты — все закрыты. И не только на Ютьюб, везде забанены в сетях. Поэтому это тоже миф, который нам продвигают, чтобы отвлечь время, силы и средства. Представьте себе, что вы отважный, может быть, даже не надо представлять, и так это понятно — отважный киберборец. И вот вы говорите: ок, я захожу на платформу запрещенного, признанного экстремистским Фейсбуке, и буду там много часов каждый день отстаивать позицию России. Но как только вас там заметят — вас забанят. И товарищей ваших забанят. И получится, что вы много недель там тратили время, силы, мы вам финансировали все это, а вас там, как только голову приподнял — снесли.

Поэтому — зачем? Там все равно не дадут ничего делать, что шло бы вразрез с официально признанной утвержденной политикой. Слабые надежды есть только на Твиттер, если рано или поздно Илон Маск его приобретет и введет там ту свободу, о которой он сейчас говорит — тогда да.

- 25 апреля состоялась наконец-таки эта сделка за 44 миллиарда долларов. Известно, что миллиардер критиковал политику площадки в отношении модерации контента, и он утверждал, что как только придет, появится снова свобода слова. Маск уже пообещал вернуть Трампу его твиттер-канал, который был заблокирован еще со времен предвыборной кампании. Действительно, может ли что-то поменяться с приходом Маска, или смена владельца никак не повлияет на свободу слова? Есть ли шанс?

— Вся эта история с Твиттером очень загадочна. Она многослойная. То Маск хочет вернуть аккаунт Трампу, но тот отказывается, потом соглашается, потом снова отказывается. Там такая мыльная опера. Но, насколько я понимаю, сделки-то еще нету, то есть, Маск в последний момент проявил себя действительно как неплохой бизнесмен, обвинил Твиттер справедливо в том, что там существенное количество фейковых аккаунтов. Акции Твиттера рухнули на 20%, и там еще все неочевидно. А если там действительно окажется много фейковых аккаунтов? Маск будет требовать цену сделки поменять.

Это длинная сага, я не уверен, что все эти западные товарищи, имеется ввиду то, что мы называем «deep state» — глубинное государство, сидит, щелкает клювом и будет позволять Маску в Твиттере возвращать (свободу слова — Ред.). А он это озвучивал, что он готов вернуть все несправедливо забаненные аккаунты. То есть, наказывать только ботов и мошенников — финансовых в основном. Тогда там оживут тысячи аккаунтов, с юмором добавлю — и мой, наверное, восстановят, который в конце 2019 года забанили, и Трампа. Получится тогда площадка запредельной свободы слова западная, где действительно могли бы работать и наши СМИ. 

Маск купил Твиттер. Конец свободы слова в глобальной сети
Маск купил Твиттер. Конец свободы слова в глобальной сети
© РИА Новости, Александр Кряжев / Перейти в фотобанк

Я понимаю, что за счет этого здесь бизнес-расчет неплохой. Представляете, какая альтернатива? Вы становитесь временно гражданкой Франции, Германии, США, и вы понимаете, что тут цензура, здесь цензура, тут нет этого, тут нет того. И вдруг — бабах, вам говорят: есть альтернатива, пользуйтесь площадкой Твиттер, тут всем все разрешено, полная свобода. Вы туда ломитесь, в Твиттер, который на самом деле уже плетется в конце первой, даже второй десятки по популярности в мире. У нас в России к нему совсем потеряли интерес. И вдруг такой перезапуск, именно со слоганом: «Только здесь единственная свободная зона». Зона свободы слова.

Амбициозный план. Он мне понятен, но наивно считать, что все эти деятели, которые зачистили цукерберговские платформы, лютую цензуру ввели и в Гугл-сервисах, и на платформе Ютьюб, сидят такие, хлопают ушками, а у них под носом перемещается Маск, который «ведет русскую, кремлевскую пропаганду и дезинформацию». Это же государственная измена, это же преступление! И что тогда?

Представляете себя на минуту не то, что нынешней Украиной, а Прибалтикой. Вы что тогда будете? Банить Твиттер, блокировать его? Я представляю, Латвия из себя изображает супердержаву Восточной Европы — Латвия приняла решение заблокировать Твиттер у себя в стране. Ну, так себе идейка-то!

- Хочу в завершении спросить у вас, как у специалиста по разоблачению фейков, как же все-таки бороться с этой пропагандой? Чего только стоит одна Буча. Можно сколько угодно работать над своей аудиторией внутри России, да, есть много людей, которые и нас смотрят, и наших коллег… Но, тем не менее, как работать на международной арене?

— Конечно, вопрос сложный. Во-первых, работать на внутреннюю аудиторию нужно обязательно, чтобы не увлекаться работой на внешнюю. Это тоже такая угроза, которую нам искусственно навязывают извне: а давайте все силы, средства ухнем, чтобы рассказать мировому сообществу правду, а наши люди и так разберутся, наши люди и так все знают… С нашими людьми работают через социальные сети очень активно. И опять-таки, через Википедию, путем переписывания сотен и тысяч статей. Мы не успеем обернуться, через пару-тройку лет у нас существенная часть народа может неправильно воспринимать самую обширную информацию о нашей стране, о процессах, которые в ней происходят.

Мне представляется, что некие публичные хранилища могут стать определенным выходом из ситуации. То есть, сайты, которые, понятно, на Западе будут со временем пытаться заблокировать, но это чуть сложнее сделать. Должна быть некая мотивировка для этого… (Нужен ресурс) на который выкладываются честные фотографии, видео — материалы публиковать, переводить на разные языки для того, чтобы любой человек сомневающийся, живущий на просторах Вселенной, или люди, уставшие от этой примитивной западной пропаганды, они могут зайти и сами изучать — для журналистов, для общественных деятелей, для будущих судебных процессов. 

Антиутопия Гейтса, Фейсбук и цифровой концлагерь
Антиутопия Гейтса, Фейсбук и цифровой концлагерь
© РИА Новости, Григорий Сысоев / Перейти в фотобанк

Может быть, это звучит для кого-то наивно, но это нужно — такие своеобразные публичные открытые энциклопедии, посвященные реальному положению дел в мире за последние тридцать лет и тому, что происходит в ходе специальной военной операции. Есть масса таких документов, исторических фактов противостояния НАТО и всего мира, начиная с 1945-1946 годов, о которых люди вообще не знали, про те планы, а их было штук пять — нанесения ядерных ударов со стороны США по СССР, с перечнем городов, со всеми раскладами.

Это нужно рассказывать, это надо продвигать, в том числе и в школах изучать, чтобы с младых ногтей мы понимали, в каком мире, полном угроз, на самом деле мы и жили, и живем. То есть, не должно быть иллюзий. А у нас зачастую: «добренькими будем, хорошими, не надо расчесывать раны, это будоражить, не надо раскачивать лодку, все будет хорошо». Все будет хорошо, если мы для этого приложим усилия. Но я руководствуюсь принципом «лучше перебдеть, чем недобдеть». То есть, зачем я буду вам говорить, что все было, есть и будет хорошо, чтобы вы расслабились? Ни в коем случае!

Мы должны быть собранными и понимать, что количество друзей наших в мире существенно меньше того числа, которое мы себе почему-то представляем. Картина абсолютно не радужная, но это хорошо, это для нас окно возможностей — восстанавливать и развивать нашу IT-промышленность и массу других сфер нашей жизни, которые были упущены и запущены. Но при этом мы должны свой информационный суверенитет, свои информационные границы защищать, как делают это все страны мира — никто не позволяет у себя устраивать проходной двор, и мы этого делать не должны.