— В Молдавии опять кризис — «Газпром» говорит, что молдаване не платят за газ и сегодня им поставки прекратят. Почему это произошло — ведь совсем недавно Кишинев радостно сообщил, что подписал новый контракт и теперь все будет нормально?

— Здесь логично, что «Газпром» занимает жесткую позицию. Явно грядущее отключение согласовано с высшим руководством страны. И так получается, что «Газпром» и Россия пошли на уступки.

«Газпром» имел очень сильную переговорную позицию во время обсуждения нового договора в сентябре и октябре и намеревался заключить договор с привязкой к спотовому рынку, на чем Молдавия сама изначально и настаивала.

Кишинев заявлял, что нефтяная привязка в формуле цены — это плохо, во всей Европе есть привязка к спотовым рынкам, вот к ней надо прийти.

За чей счет выплатят долг «Газпрому»? Молдавский депутат Односталко о продлении контракта
За чей счет выплатят долг «Газпрому»? Молдавский депутат Односталко о продлении контракта
© Скриншот из видео Украина.ру
Но уже в 2021 году молдавские власти пошли на попятную, потому что на тех самых спотовых рынках цены взлетели до $800-900 за тысячу кубов.

И в октябре как раз «Газпром», так как старый контракт закончился в сентябре, заключил краткосрочный договор с Молдавией с полностью спотовой ценой.

И вот по этому договору Молдавия поняла, что не тянет подобные цены. Хотя к лету на спотовых рынках цены снизятся, но тем не менее Молдавия поняла, что сейчас ей не потянуть 700-800 долларов за тысячу кубов и попросила вернуть контракт с нефтяной индексацией.

«Газпром», видимо, давил на спот, говорил «нет, вы же сами хотели». Переговорная позиция у Молдавии была очень слабая.

Никаких альтернативных источников газа у них не оказалось, за старый долг они не рассчитались, и в этом плане все очень тяжело было для Молдавии.

Единственное, что их спасло, — это то, что «Газпром» не стал их додавливать окончательно, заставляя подписывать контракт на его условиях.

Это просто политическая воля России. Руководство страны, как заявил Куприянов, попросило компанию пойти на уступки Молдавии и подписать контракт с нефтяной индексацией.

При всем при этом, что Россия пошла настолько навстречу Молдавии, Кишинев, во-первых, начал всячески поливать Россию грязью.

Например, заявлять «мы победили Газпром, мы гениальные переговорщики, это наша победа над проклятым кровавым Газпромом», а не снисхождение России.

С другой стороны, первый же платеж, который должен был состояться 22 ноября, Молдавия не выплатила.

Вы заключаете контракт, меньше месяца поставки идут, и вы опять не платите. Естественно, для «Газпрома» это унизительно.

Мало того, что еще за старый контракт недоплатили, так еще и по новому платить не собираются.  

Естественно, если «Газпром» будет все так и спускать на тормозах, то с ним не только по новому контракту не будут вовремя рассчитываться, но и старый долг вообще не вернут.

Потому что потребитель тоже не дурак, он видит: раз так можно не платить и все равно будут поставлять газ, так зачем вообще деньги тратить?

Поэтому ультиматум — это правильное решение. Сейчас вопрос лишь в том, что молдаване обещают заплатить, условно говоря, в четверг, 25 ноября.

В этот день будет обсуждение на уровне органов власти того, что из бюджета выделяются деньги «Молдавгазу», а тот в свою очередь должен эту сумму передать «Газпрому».

Но «Газпром» дал Кишиневу срок 48 часов, и он истекает 24 ноября. Поэтому хотя бы частично «Газпром» свой ультиматум должен исполнить.  

В противном случае опять скажут: «а, это только угрозы, ничего не будет, если мы не заплатим». Поэтому раз «Газпром» публично озвучил этот ультиматум, он хотя бы частично должен его выполнить.

Например, вообще перекрыть поставки газа, сказать: «раз в четверг заплатите, то в четверг вам и пришлем газ». Это правильная логика.

Может быть, «Газпром» в очередной раз пойдет на уступки Молдавии, скажет: ну ладно, раз вы обещаете деньги отдать, мы прекращать поставки не будем.

Но в этом случае «Газпрому» очень важно правильно отработать эту ситуацию информационно. Сказать: мы вам не перекроем газ, но сократим объемы поставок ровно до того объема, который нужен для отопления населения.

Мы гуманная компания, Россия думает о людях. Для отопления домохозяйств вам хватит таких объемов, а промышленность мы спонсировать не будем.  

Вот это было бы грамотным пиар-ходом, если вы уж не хотите ультиматум полностью выполнять.

Но на мой взгляд, ультиматум должен быть исполнен в полной мере, раз уж он публично по центральным российским каналам был объявлен.

Иначе последующие заявления никто всерьез воспринимать не будет.

— Вот эти долги, которые накопила Молдавия за последние месяц-два, — это ведь текущие долги. Но есть и намного большие суммы долгов, накопленных за предыдущие годы. Как Кишинев собирается их отдавать, если даже текущие платежи не может или не хочет осуществлять?

— Здесь действительно можно целые типы долгов выделять.

С одной стороны, это $700 млн с небольшим, долг по предыдущему контракту за те объемы газа, которые были поставлены на территорию Молдавии по предыдущему контракту.

Этот вопрос нужно решать. Я думаю, что «Газпром» рассчитывает, что, если Молдова не будет добровольно этот долг отдавать, он пойдет в арбитраж.

То есть история со старым контрактом не закончена, поэтому «Газпром» имеет право пойти в арбитраж и там взыскивать с Молдавии эти деньги.

Кишинев явно не желает добровольно отдавать эти деньги, потому что во время переговоров о новом контракте они долг не признавали и заявляли, что еще должны провести какой-то аудит.

Приднестровский эксперт рассказал, как Молдавия поглотит регион, если избавится от российского газа
Приднестровский эксперт рассказал, как Молдавия поглотит регион, если избавится от российского газа
© РИА Новости, Максим Блинов / Перейти в фотобанк
С точки зрения «Газпрома» аудит старого долга — это когда он присылает еще раз все расчеты и говорит «вот, ознакомьтесь».

Но с точки зрения властей Молдавии это еще не значит, что мы вам что-то отдадим — мы сейчас по-своему пересчитаем. Поэтому эта история еще не закончилась и завершится, судя по всему, разбирательствами в арбитраже.

Следующий тип долга — это уже по новому контракту, первые 22 дня за ноябрь. Там накопилось 74 миллионов долларов.

И третий тип долга — за тот газ, который десятилетиями поставляется в Приднестровье, и за него никто не платит. Там долги более 7,5 миллиардов долларов.

Молдавия их отдавать не собирается, и у «Газпрома» нет особых надежд вернуть эти деньги, поэтому он этот долг записывает на отдельный счет и Кишиневу не предъявляет.

Поэтому сейчас «Газпрому» важно получить хотя бы те деньги, которые Молдавия должна по первым двум пунктам — за тот газ, который она использовала на подконтрольной Кишиневу территории, суммарно более 774 миллионов долларов.

Проблема огромная. Молдавия говорит, что это был некий разрыв между ценой на внутреннем рынке и на внешнем, где цены были высокие, поэтому денег нет.

Ну и что? Давайте из бюджета их выделяйте. Это ваши проблемы. Субсидируйте из бюджета потребителей, если вы не хотите поднимать им тарифы на газ. Продавайте или закладывайте имущество.

Это не является проблемой поставщика. Это проблема потребителя. Почему другие страны платят, а Молдавия не платит? Что это за мода такая?

Покупали же они небольшие партии газа во время переговоров с «Газпромом» у Румынии и Украины? Они же заплатили за них. Почему тогда «Газпрому» не платите?

Это странная логика, и ее нужно рубить на корню.

— Вы говорите, что возможны разбирательства в международном арбитраже по долгу Молдавии перед «Газпромом». Когда были разбирательства в арбитраже Украины и «Газпрома», все эксперты в один голос говорили, что решение будет сбалансированным, учтут аргументы обеих сторон и предложат компромисс. Но этот компромисс в итоге оказался совсем не в пользу «Газпрома», который был вынужден выплачивать астрономическую сумму Украине. Возможно ли повторение такой ситуации в разбирательствах «Газпрома» с Молдавией? Ведь в решении по Украине проглядывала такая порочная логика, что у Украины денег нет, а у России есть, пусть она и платит.

— Если вспомнить украинскую историю, то там больше всего вопросов было по тем пунктам, которые стороны друг другу предъявляли.

«Газпром» предъявлял претензии украинскому «Нафтогазу» за то, что тот не выполнял прописанное в контракте условие «бери или плати», а «Нафтогаз» «Газпрому» — за то, что российская компания не выполняла условие «качай или плати».

Еще один пункт, по которому «Нафтогаз» и «Газпром» имели разногласия и спорили в арбитраже, было то, что в 2015 году «Нафтогаз» газ получил, но не оплатил его. И по этому пункту решение было принято в пользу «Газпрома».

По предыдущему же пункту было принято решение в пользу «Нафтогаза», произошел взаимовычет, и «Газпром» остался должен больше двух миллиардов долларов «Нафтогазу».

Арбитраж обнулил контрактные требования по пункту «бери или плати», но касательно того, что «Нафтогаз» брал газ и не оплачивал его, решение было принято в пользу «Газпрома». Если ты газ взял, то плати за него.

С Молдавией есть только вот такой пункт. Вы газ получили, но не заплатили. Поэтому как раз пример разбирательства «Нафтогаза» и «Газпрома» в стокгольмском арбитраже показывает, что этот пункт, когда вы получаете газ и не платите за него, показывает, что шансов больше у «Газпрома».

Но в действительности мы видели, что тот же самый Стокгольмский арбитраж себя дискредитировал, так как принимает политически мотивированные решения. В деле с Украиной мы это видели.

Поэтому не исключено, что арбитраж признает, что Молдавия должна оплатить газ, но при этом может начать пересматривать формулу ценообразования.

Скажут, что формула, которая была в контракте, несправедливая, поэтому Молдавию надо заставить заплатить, но по справедливой цене.

И вот какую формулу ценообразования они там насчитают, сказать сложно. Мы видели пример спора Польши с «Газпромом», и там арбитраж полностью за все года существования контракта пересмотрел задним числом формулу ценообразования.

Сказал, что если бы вместо привязки к стоимости нефти, которая была изначально в контракте, была привязка к спотовому рынку, тогда цены за все эти годы были немного другими.

Арбитраж все пересчитал, исходя из привязки к спотовому рынку, и в итоге оказалось, что «Газпром» остался должен Польше полтора миллиарда долларов.

Поэтому я думаю, что арбитраж не скажет, что не надо платить, но может пересмотреть формулу ценообразования за все годы действия контракта.  

И вот тут непонятно, что в итоге может получиться. Там то была привязка к спотовым рынкам, то в последние годы была странная формула ценообразования, когда летом спотовая привязка, так как цены на рынке в этот период низкие, а зимой, когда цены на споте высокие, с привязкой к нефтяным котировкам. Такой был уникальный контракт.

Поэтому не факт, что арбитраж скажет Молдавии возвращать столько, сколько насчитал ей «Газпром». Мы видим антироссийскую и антигазпромовскую направленность в решениях судов.

— Ну а как Россия может решить этот вопрос в свою пользу? Как по-вашему, есть какие-то пути?

— В первую очередь, если не будет денег, нужно газ отключить.

На самом деле, от этого даже бытовые потребители не пострадают, так как там по инерции все равно газоснабжение будет идти.

Поэтому если они в четверг 25 ноября выделят все средства и «Газпром» возобновит подачу, за сутки прерывания никто не заморозится и никакого коллапса не будет.

Не будет даже отключения теплоснабжения. Все равно по инерции за сутки газ будет идти. Но пиар-эффект будет значимый, отрезвляющий руководство Молдавии.

Раз ты заявил, что что-то сделаешь, если не будет денег в течение 48 часов, то хоть что-то надо сделать.

Но просто сказать «ну ладно, подождем еще денек» будет весьма опасно.

Нужно четко дать понять, что «Газпром» — такая же коммерческая компания, как и любая другая. Норвежцы бы отключили газ, Алжир бы отключил, Катар отключил бы, и Азербайджан бы тоже отключил.

Любой другой поставщик сказал: нет денег — нет товара. Это нормальные рыночные отношения.