Об этом рассказал сопредседатель украинского Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в интервью изданию Украина.ру.

- Заместитель министра энергетики Украины Максим Немчинов 8 июня сказал, что для модернизации украинских ТЭС согласно Нацплану по сокращению выбросов требуется 4,3 млрд евро, и привел в пример страны Европы, где такая модернизация проводилась за государственный счет, — Германию, Польшу, Чехию. Есть ли сейчас у страны такие средства?

— В бюджете их нет, их нет в тарифе, что самое печальное. Не знаю, зачем вообще Немчинов это сказал.

- Может, у ЕС попросят? Дадут ли им?

— Ну о чем вы говорите… Во-первых, эти ТЭС в значительной степени приватизированы. Дать деньги частному бизнесу Евросоюз может в кредит под коммерческую ставку, но как их отдавать?

Зеленая энергетика. Как затягивают тарифную петлю на шее украинцев
Зеленая энергетика. Как затягивают тарифную петлю на шее украинцев
© Gustavo Fring/Pexels
Нужно будет закладывать стоимость кредита в тариф, поскольку деньги ТЭС могут получить только от конечных потребителей — домохозяйств и предприятий.

Изыскать такую гигантскую сумму в украинском бюджете нереально.

- А насколько должны вырасти тарифы, чтобы хватило на модернизацию ТЭС?

— Это очень сложно подсчитать. Например, в том, что касается электричества для промышленности, то там уже нет тарифов, а есть биржа. Цены на бирже весьма волатильны (изменчивы. — Ред.). Были периоды, например зимой этого года, когда цена за месяц менялась практически вдвое.

Вряд ли это можно считать нормальным, наверное, таких колебаний быть не должно. То есть всем ввести какой-то тариф, который поможет собрать эти 4 миллиарда, в нынешней Украине невозможно. Это противоречит закону и здравому смыслу.

Если бы была плановая экономика или какие-то механизмы стимулирования, как в Казахстане например, гарантирование инвестору закупки некоторого количества электроэнергии по определенному тарифу, что окупит его затраты — но на Украине ничего такого не существует.

Подобные механизмы нужно сначала запустить, а потом уже как-то пытаться делать какие-то подсчеты.

- Речь идет о модернизации более 90 энергоблоков украинских ТЭС. Однако Евросоюз в перспективе требует полностью отказаться от сжигания ископаемого топлива. Так зачем тогда вообще модернизировать эти энергоблоки, если все равно Евросоюз потребует их закрыть через 20-30 лет?

— Хороший вопрос. Но пока Украина не в Европейском союзе. Это евробюрократы от поляков могут требовать, и те еще пытаются отбиваться.

- Но довольно сильное давление на Украину в этом вопросе со стороны ЕС есть уже сейчас, и в дальнейшем оно только усилится…

— Давление есть, но его теоретически можно и игнорировать, действовать исходя из собственных интересов. Будет ли Украина это делать — уже другой вопрос.

Так что вы правы, действительно, возникает вопрос: а зачем вообще вкладывать деньги в эти ТЭС, если они потом будут потрачены впустую?  Это действительно проблема.

Но с другой стороны, тепловая генерация катастрофически изношена — уровень износа 75-80%, это уже не шутки, с этим надо что-то делать уже сейчас.

- Но что же мешает украинским властям эффективно решать этот вопрос?

— Проблем на самом деле очень много. Это и волатильность рынка, нестабильность цен, непонятная ситуация с перспективами ТЭС и вообще угольной отрасли, отсутствие механизма гарантирования возврата инвестиций.

Крах миллиардера Ахметова. Он готов избавиться от шахт и теплоэлектростанций
Крах миллиардера Ахметова. Он готов избавиться от шахт и теплоэлектростанций
Именно поэтому Ахметов собирается отдавать государству свои угольные активы. Например, «Добропольеуголь» он уже отдал — он брал его в аренду на 49 лет.

Знаете, есть такая поговорка: «На тебе, Боже, что мне негоже»? Как только конъюнктура перестала быть выгодной, Ахметов от него избавился — а это по меркам Украины крупное угледобывающее предприятие.

То есть зачем бизнесмену инвестировать в эти ТЭС, если потом придет Евросоюз и скажет их закрывать?

- Европейский союз планирует с 2023 года начать взимать пошлину за выбросы углерода при импорте ряда товаров, включая сталь, цемент и электричество, которые произведены с использованием «грязной» энергетики. Какие могут быть последствия этого для Украины, экспорт стали для которой — один из главных источников валютных поступлений?

— Конечно, негативные — как и для России, впрочем. Но русские уже начали действовать, искать решение этой проблемы, чего нельзя сказать про украинские власти.

На Украине этот вопрос вообще не обсуждается, и это будет серьезный удар для украинской экономики и энергетики. Наш экспорт в ЕС будет обрезан.

Насколько он обвалится, еще рано говорить, так как нет еще конкретных цифр и условий этого углеродного налога ЕС, но негативное влияние на украинскую экономику однозначно.

 - Получается, что «зеленая» энергетика используется ЕС как ограничительный инструмент в торговле — ведь далеко не все страны, которые экспортируют свою продукцию в Европу, могут похвастаться соответствием энергетическим правилам Евросоюза?

— Да, на это можно смотреть и под таким углом, я согласен с вами.

От добра добра не ищут. Что станет с энергосистемой Украины после ее присоединения к Европе
От добра добра не ищут. Что станет с энергосистемой Украины после ее присоединения к Европе
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк
Конечно, любой «зеленый» вам скажет: «Как можно, мы же за экологию, за наших деточек». Но бедные страны, такие как Украина, пока не могут себе позволить отказаться от угля или газа.

И когда их заставляют это делать, все выливается в обнищание потребителя.

На Украине, например, 22 млрд грн (около 57 млрд руб. — Ред.) долгов перед «зеленой» электрогенерацией, и эти долги, по идее, должен оплатить конечный потребитель, но этих денег у него нет.