28 апреля на Украине произошло знаковое событие: был отправлен в отставку глава крупнейшей госкомпании страны НАК «Нафтогаз» Андрей Коболев.

Особой пикантности моменту добавляет тот факт, что Коболев был ставленником США и международных кредиторов Украины, пользовался до последнего момента их полной поддержкой во всех скандалах, фигурантом которых становился.

Лучше поздно, чем никогда. На Украине назначили министра энергетики
Лучше поздно, чем никогда. На Украине назначили министра энергетики
© скриншот видео ТСН
Он смог продержаться порядка семи лет на посту, что является рекордным сроком в истории независимой Украины.

Менее чем за год до своей отставки Коболев опять же со скандалом уволил коммерческого директора «Нафтогаза» Юрия Витренко, который получил свое место одновременно с ним и также по протекции Запада.

Теперь же Витренко, который хотя и был обласкан окружением президента Владимира Зеленского, но так и не смог избавиться от приставки и.о. к должности министра энергетики, триумфально возвращается на место своего бывшего шефа.

- Юрий, отставка Коболева и назначение Витренко — что это было?

— Мне кажется, что здесь нужно больше смотреть на интересы президента Украины Владимира Зеленского. На сегодняшний день «Нафтогаз Украины» обеспечивает цену на газ. Соответственно тарифы на газ исходят из этого.

Для Зеленского важно контролировать «Нафтогаз», чтобы следующие два года до новых выборов президента контролировать тарифы.

Это позволит президенту избежать обвинений в том, что он обещал снизить тарифы, а не снизил, они, наоборот, выросли. Мне кажется, что вот это главная из причин отставки Коболева и назначения Витренко.

Вторая причина — контролировать компанию «Нафтогаз Украины» как предприятие, генерирующее большие финансовые потоки.

- Ну а если рассматривать этот процесс с точки зрения восстановления справедливости, то есть как попытку вернуть «Нафтогаз» под управление государства?

— Действительно, компания уже с 2015 года находится под внешним контролем, и если увольнять Коболева, то это нужно было делать еще в 2016 году. Опоздали на пять лет.

Но если, условно говоря, рассматривать это с точки зрения справедливости, то если такие намерения есть у власти, то мы увидим следующие шаги: увольнение всех заместителей Коболева, в первую очередь иностранцев.

- Кого из них нужно отправлять «на кислород» в первую очередь?

— Петруса Ван Дрила, который финансами занимается, Отто Ватерландера, который занимается рынком газа. Там еще есть казахи, которых привели американцы.

Если их всех уволят, то это будет показателем желания действительно попробовать навести порядок. Если такого желания у власти нет, то мы увидим компромиссы.

То есть кто-то останется, те группы влияния, которые есть, — это газовые трейдеры, международные компании, которые зарабатывают на продаже оборудования «Нафтогазу», а также те, которые имеют планы зайти на рынок Украины и постепенно заходят, и мы станем свидетелями простого передела сфер влияния.

- Можно ли сказать, что увольнение Коболева было неожиданным?

— Да, это было неожиданно — то, что это произошло 28 апреля 2021 года.

Но с позиции того, когда стали видны все проблемы «Нафтогаза» — Госаудитслужба передала документы в СБУ, СБУ возбудила всего одно уголовное дело, хотя нарушений было на 226 млрд грн, которые потерял бюджет, провал программы увеличения собственной газодобычи к 2020 году и ряд других эпизодов, — это скорее логично и ожидаемо.

- Насколько сильным было влияние Коболева в компании?

Сам по себе Коболев влиял только на 10% работы компании «Нафтогаз». На все остальное он не влиял — в том числе и на закупки газа и закачивание в подземные хранилища.

- Может ли статься, что увольнение Коболева оспорят тем или иным образом — в суде или как-то еще? Уже раздаются голоса о том, что его отставка должна была быть проведена через Набсовет компании.

— В принципе, если юридически рассматривать вопрос, то там есть разные прозападные люди, которые ведут дебаты, говорят, что Коболева уволили неправильно, говорят о корпоративной культуре и прочем подобном.

Какая корпоративная культура? «Нафтогаз» — это государственная компания.

Даже если там есть наблюдательный совет, то он, по большому счету, играет в данных условиях более консультативную роль. Там нет частного акционера, а наблюдательный совет всегда защищает интересы разных акционеров.

Жертвоприношение Витренко. Почему уволили главу «Нафтогаза» Коболева
Жертвоприношение Витренко. Почему уволили главу «Нафтогаза» Коболева
© Пресс-служба ОАО "Газпром" / Перейти в фотобанк
Например, у компании есть 10 собственников, по 3-4 собственника делегируют туда своих людей, чтобы контролировать процесс. Кто здесь, в «Нафтогазе», и что должен контролировать? У государства есть свои интересы.

Если оно видит, что тот или иной путь развития принадлежащей ему компании не подходит, то почему оно еще должно спрашивать позволения наблюдательного совета для того, чтобы уволить главу правления? Это просто смешно.

Ссылки на устав «Нафтогаза» нелепы — устав что, выше законов Украины? В каком законе прописано, что правительство должно спрашивать разрешения у наблюдательного совета «Нафтогаза», чтобы уволить главу правления компании? Нет такого.

Но даже если и так, то у Зеленского сделали все аккуратно. Сначала уволили набсовет, а потом, когда этого органа фактически не было, назначили Витренко.

- Как вы считаете, чем Витренко займется на посту председателя правления «Нафтогаза»?

— Витренко, думаю, больше будет как такой таран Зеленского, который будет «пробивать» для него эту структуру «Нафтогаза». 

Слышны голоса о том, что он проведет масштабные чистки в компании, но я в этом сомневаюсь. Если они и будут, то только в разрезе возврата «Нафтогаза» под контроль государства.

Если же это будет очередной передел сфер влияния, то кого-то точечно уволит, а в остальном ничего не поменяется.

Да и увольнения большого количества сотрудников только навредят, ведь есть технический и административный персонал, который выполняет свою работу независимо от того, кто руководит компанией.

- Есть реакция США на увольнение Коболева. Представитель Государственного департамента США Нед Прайс в Twitter написал, что доверие США к Украине после смены руководства «Нафтогаза» будет зависеть от соблюдения принципов корпоративного управления и добропорядочности в назначении новых людей. Что это значит?  

— Прекрасно! Это хороший комментарий. Его смысл — мы, США, ничего против не имеем. Именно так я бы его трактовал.  

Байден ведь абсолютно другой человек, чем Обама. Был у него вице-президентом, когда происходили все эти процессы. Когда тот же Коболев был назначен, Байден был вице-президентом США.

Но нельзя сказать, что его позиция влияла на эти процессы. В американской политике всегда президент и вице-президент представляют интересы разных крыльев — в данном случае Демократической партии США, — и это дает некое уравновешивание интересов.

Байден — это другой человек по большому счету, в том числе и по отношению к энергетической политике. Администрация США сейчас — это другие люди, которые не влияют сейчас на «Нафтогаз», по крайней мере, на тех людей, которые связаны с руководством «Нафтогаза».

Это Коболев любил поездить в Atlantic Council, посоветоваться и заодно маме деньги завезти (мать Коболева проживает в США, сын пересылал ей свои многомиллионные премии, поскольку опасался, что на Украине их отберут. — Ред.).

- А какая судьба ждет Коболева в дальнейшем? Может, эти переводы в США средств, полученных им в «Нафтогазе», проявление дальновидности?

— Что угодно может быть. Может, он станет премьер-министром, а может, будет вынужден ходить на всякие допросы правоохранительных органов.

Семь лет его пребывания на посту главы «Нафтогаза» — это очень токсичный момент. Если раньше люди сидели по два-три года, и к ним потом было у следствия много вопросов, то представьте, что могло накопиться за намного больший срок.

- Витренко после своего увольнения из «Нафтогаза» много критиковал Коболева, да и итоги работы госкомпании за 2020 год говорят сами за себя — 19 млрд гривен убытков. Но сможет ли Витренко добиться лучших результатов?

— Не думаю. Витренко — это, конечно, интересная персона и в жизни «Нафтогаза», и в политической деятельности, но он не сможет переломить ситуацию, предопределенную тем, что от компании отделили оператора ГТС (газотранспортной сети. — Ред.).

Основная прибыль «Нафтогаза» была от транзита российского газа. Компания могла бы еще зарабатывать на транзите нефти, но там тоже российская нефть. Такая ирония судьбы — и там, и там деньги Россия дает.

И еще «Нафтогаз» может зарабатывать на продаже газа собственной добычи, причем за границу, где выше цены.  

- Но как же тогда снабжать украинцев газом по нормальным ценам, если собственный газ, который априори дешевле, продавать на экспорт?

— Это очень острый вопрос, потому что Витренко, когда был министром энергетики, отстаивал позицию, что «Укргаздобыча» (входит в «Нафтогаз». — Ред.) должна свой газ продавать на Украине, на местной бирже и напрямую компаниям, работающим на украинском рынке.

Но пойдет ли Витренко на это? Ведь это по сути последний источник дохода «Нафтогаза». Без него компанию можно закрывать.

- И каким же вам видится финансовое будущее «Нафтогаза»?

— Очень неоднозначным. Можно в этом вопросе ориентироваться на Министерство экономики, которое на основании официальной отчетности «Нафтогаза» подсчитало, что и в 2021 году, и 2022-м, и в 2023-м компанию ждут убытки.

Я склоняюсь к тому, что прибыли мы там больше не увидим в принципе.

«Укргаздобыча» по отдельности может быть прибыльной, «Укртранснефть» (подразделение «Нафтогаза». — Ред.) — тоже. Вся компания в целом — нет.