Об этом Дзермант, директор Центра изучения и развития континентальной интеграции «Северная Евразия» (Минск), рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Алексей, назовите, пожалуйста, важнейшие события для Белоруссии в уходящем году.

Алексей Дзермант: кто он
Алексей Дзермант: кто он
© Facebook, Алексей Дзермант
- На мой взгляд, это все-таки выборы президента, состоявшиеся 9 августа. По сути, это ключевое событие в политическом смысле для Белоруссии, которое до сих пор влияет на ситуацию в экономике и в социальной сфере.

Второе по значению событие — это пандемия, потому что она во многом повлияла на социальный климат в стране. Эти два события можно назвать основными.

- Если бы вам довелось стать автором учебника по белорусской истории, как бы вы определили уходящий год? Как переломный, решающий или, как сейчас принято говорить, знаковый?

— В любом случае это эпохальный год. Мы переходим, очевидно, в новую эпоху развития страны. Не скажу, что революционные, тем не менее тенденции обозначены серьезные. Без этих изменений мы вряд ли сможем говорить о каком-то поступательном развитии страны, поэтому да, это эпохальный год, который обозначил начало нового периода в истории страны.

- Укрепились ли позиции Белоруссии на внешнеполитической арене и в экономике или, наоборот, ослабли?

Андрей Суздальцев: В Белоруссии идет создание подпольного государства
Андрей Суздальцев: В Белоруссии идет создание подпольного государства
© Владимир Трефилов
- Политический кризис и эпидемия ни одно из государств не укрепляют, и Белоруссия не исключение, потому что по экономике был нанесен серьезный удар из-за закрытых границ. По политическому имиджу, внешнеполитической активности тоже — из-за конфликта, который продолжается с Западом.

С другой стороны, государство устояло, в сегодняшнем мире это достижение, потому что удары, которые пережила Белоруссия, не всякое государство могло бы выдержать, особенно постсоветское. Поэтому в этом смысле государство показало свою прочность и сохранило управляемость процессами, что тоже можно считать достижением.

- Белоруссия в последнее время у стороннего наблюдателя ассоциировалась, прежде всего, с политическими событиями, очень спорными, болезненными, но, может быть, что-то осталось в тени политического кризиса?

— Политика так или иначе охватывала все сферы. Но если говорить о какой-то иной сфере, то стоит выделить пробуждение гражданского общества. Все говорили, что у нас есть только мощная оппозиция, но в Белоруссии пробудился глубинный народ, который не позволил перевернуть страну.

Рождаются и новые культурные продукты, например забавная музыкальная группа, «Галасы ЗМеста», музыкальный ответ на все это. В любом случае эти события уходящего года глубоко повлияют на культуру белорусского общества в смысле пробуждения и активизации каких-то процессов.

Например, активизировались процессы, связанные с белорусско-российской интеграцией, чего тоже раньше не наблюдалось.

- Гордитесь ли вы политическим лидером своей страны Александром Лукашенко?

Преступление и наказание. Как Лукашенко усвоил уроки Евромайдана
Преступление и наказание. Как Лукашенко усвоил уроки Евромайдана
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк
- Да, я за него голосовал на выборах. Вижу, что он оказался тем человеком, который смог удержать страну, проявив свои лучшие качества, хотя при этом я признаю и политические ошибки, сделанные его штабом в течение всей кампании.

Но он оказался решительным, волевым человеком, удержал страну и не позволил превратить ее во вторую Украину, это дорогого стоит. Не каждому народу и государству выпадает такой лидер. Есть вопрос с тем, каким будет будущее, но в решительный момент он проявил себя как незаурядный политик, который смог удержать ситуацию. Это очень ценно.

- Назовите главные ошибки Лукашенко в этом году.

— Первая, самая главная, — госсистема, госаппарат расслабленно подошли к выборам. Была иллюзия, что они пройдут спокойно, что Запад не вмешается.

Первоначальная реакция на ковид объяснима, то есть «люди, не подымайте панику, мы справимся, не нужно закрываться». Во многом это подтвердилось, но, наверно, информационно, политически это решение нужно было преподносить по-другому, более тщательно и продуманно, чтобы люди доверяли государству.

Третье — это с точки зрения политтехнологий реакция на появление трех кандидатов. Такое ощущение, что власть не была готова к появлению трех лидеров, сначала мужчин (Сергей Тихановский, Валерий Цепкало, Виктор Бабарико), а потом женщин (Светлана Тихановская, Вероника Цепкало, Мария Колесникова).

Наверно, никто не ожидал от Тихановской такой прыти, а это все следовало бы просчитывать, и политический штаб следовало бы укреплять серьезными консультантами, которые бы понимали, к чему тот или иной вариант событий приведет. Часто было впечатление, что власть действует в последний момент решительными методами, которых можно было бы избежать, если бы заранее все продумывалось.

Еще затяжной спор с Россией по поводу интеграции не сыграл в плюс белорусской власти. Нужно было найти договоренности заранее, чтобы к выборам подойти с ясной картиной.

- Удается ли исправлять эти ошибки, или это план на будущее?

— Частично да. То есть по ковиду выровнялась информационная политика, президент посещает больницы.  По вопросу взаимоотношений с Россией мы пока на паузе, потому что очевидно, что ситуацию нужно стабилизировать, внутреннюю ситуацию, чтобы возвращаться к этим вопросам.

Самоизоляция Белоруссии. Как в РБ переживают запрет на выезд из страны
Самоизоляция Белоруссии. Как в РБ переживают запрет на выезд из страны
© Sputnik | Перейти в фотобанк
С российской стороны тоже есть определенная пауза, ожидание, пока белорусская власть справится с протестами и обозначит свой план на реформу.

Острая фаза кризиса миновала, надеюсь, что все решения по реформированию будут проводиться с учетом анализа, принятия во внимание разных факторов. Есть признаки того, что так происходит, но по тому, как пойдет реформа, мы увидим, учла ли власть эти ошибки.

- А белорусская нация изменилась за этот год?

— Конечно, изменения произошли. Сторонники оппозиции, прозападного курса нарастили массу, мобилизовали большое количество людей, чтобы попытаться свергнуть власть. Но, с другой стороны, эти люди были всегда, но в этот момент, воспользовавшись рядом политических ошибок власти, они смогли показать, что их в обществе много.

Подсчитали — прослезились. Кто и как финансирует протесты в Белоруссии
Подсчитали — прослезились. Кто и как финансирует протесты в Белоруссии
© REUTERS, Stringer
Что касается ценностного ряда, то базовые ценности, на которых основывалось белорусское общество, — уважение к государству, патернализм, консерватизм — остались. То есть кардинального сдвига в ядре белорусских ценностей не произошло, и это во многом объясняет неудачу протестов. Понятно, что они ориентировались на «прогрессивную» в кавычках часть общества, которая должна была стать драйвером перемен, но глубинный народ удержал ситуацию, и вместе с решительными действиями президента это не дало совершиться цветной революции.

- Чего вы ждете от наступающего года как гражданин Белоруссии?

— Я надеюсь, что наступит ясность в том плане, который Лукашенко предлагает в качестве пакета реформ. Хотелось бы увидеть некий план действий, понимание, куда мы движемся, какая у нас конфигурация власти. Это первый пункт.

Второй пункт: я хотел бы видеть меры, принятые по ковиду, чтобы наступил перелом в борьбе с пандемией. Уже есть российская вакцина, медицинская система лучше понимает, как бороться с болезнью.

Третье: хотелось бы получить больше ясности в плане белорусско-российской интеграции, чтобы появлялось меньше поводов для спекуляций, информационных вбросов, а мы, наконец, вышли на какие-то институциональные отношения, закрепленные юридически в виде «дорожных карт», обновленного договора. Чтобы мы могли закрыть экономические споры и претензии и было понимание, что Белоруссия и Россия — это крепкий союз, альянс, блок, что мы стоим вместе и готовы отражать все недружелюбные атаки на наше государство.