Официальный Минск принял решение закрыть границы Белоруссии в декабре на выезд. Еще раньше, в конце октября, власти Белоруссии приостановили въезд в страну через наземные пункты пропуска из Латвии, Литвы, Украины и Польши.

- Алексей, с чем связано это решение официального Минска, ведь раньше Александр Лукашенко называл такую меру профилактики коронавируса несусветной глупостью. Есть ли здесь политическая подоплека?

— Я, скорее, политику вижу в критике этих действий, потому что, когда Лукашенко не закрывал границы, оппозиция критиковала, требовала локдаун, а сейчас, когда он это делает, все говорят: «а зачем? Не надо».

Алексей Дзермант: кто он
Алексей Дзермант: кто он
© Facebook, Алексей Дзермант
Все-таки главенствующий принцип — эпидемиологическая ситуация, которая складывается в стране. Когда мы впервые с этим столкнулись, то принимали решение наобум, никто не знал, что это за вирус и как следует себя вести. То, что не остановили экономику и не ввели локдаун, — было нормальным шагом, мы не так просели в плане экономики, как многие соседние государства.

Сейчас очевидно, что полное свободное перемещение способствует распространению вируса, потом что белорусы на новогодние праздники поехали бы в соседние страны, где ситуация еще хуже, чем в Белоруссии.

Не надо забывать, что сегодня мы имеем в два раза большее число заболевших, чем это было весной и летом. То есть это основной мотив закрытия границ. Но при этом нужно понимать для общей картины, что белорусы не вводят дополнительных мер контроля на российской границе.

- Насколько серьезным ударом по имиджу Белоруссии будут санкции, введенные Международным олимпийским комитетом?

— Вряд ли это убьет профессиональный спорт в Белоруссии. Конечно, это неприятно, но нужно понимать, что мир шел к политическому влиянию на спорт. Все истории, которые были до этого с Россией вокруг сочинской Олимпиады и скандалов с допингом говорили о том, что международные политические организации будут использоваться для политического давления.

Западные государства, которые эти организации контролируют, ждут подходящего повода, чтобы вводить санкции против неугодных стран и политических лидеров. Поэтому нужно относиться стоически, но отвечать симметрично. Нужно пересматривать свое участие в этих организациях. Создавать альтернативные структуры, где доминируют не западные государства, а государства Евразии.

- Президент Лукашенко много внимания уделял развитию спорта в своей стране, но после начала протестов уже почти 1,7 тысячи спортсменов подписали письмо с требованием провести новые выборы…

— Западные страны, которые видели поддержку спорта в Белоруссии, какое внимание ему уделяет государство, направили особое внимание на то, чтобы поработать с сознанием этой категории белорусов.

То есть это работа с так называемыми лидерами мнений, прежде всего психологическая. Создавались специальные ресурсы спортивного толка, которые были на это направлены. Из спортсменов делали героев для оппозиционной прессы. Очевидно, что с сознанием спортсменов работали, это была целевая группа, поэтому не нужно удивляться, что часть из них подписалась под протестами.

Преступление и наказание. Как Лукашенко усвоил уроки Евромайдана
Преступление и наказание. Как Лукашенко усвоил уроки Евромайдана
© РИА Новости, Виктор Толочко / Перейти в фотобанк
С другой стороны, мы знаем, что есть и другие обращения, письма, которые пишут спортсмены, поддерживающие действующую власть. То есть ситуация не настолько однобока, как это пытаются представить. Очевидно, спортивное сообщество раскололось под воздействием политических событий. Многие из спортсменов не понимают, к чему это может привести, и видят только поверхностную сторону событий.

Но в целом это отражение политической борьбы, которая ведется внутри Белоруссии, и того влияния извне, которое оказывается на этот процесс.

- На днях белорусская оппозиция опубликовала шесть сценариев, по которым может развиваться ситуация в стране. Какой из них наиболее соответствует реальности?

— Честно говоря, я не увидел там основного сценария, на мой взгляд. Обсуждать эти шесть сценариев я не считаю необходимым, они фантастичны и отражают желаемое будущее для команды Тихановской.

А самый реалистичный сценарий — это Лукашенко оставляет за собой контроль над государством, проводит реформирование, которое он считает нужным в рамках Всебелорусского собрания, дальше — через изменение Конституции в той или иной форме, через контролируемый транзит в течение какого-то времени, сейчас не берусь говорить какого.

То есть сценариев оппозиции я не вижу вообще, и не вижу того, чтобы Россия специально стала бы вмешиваться и вторгаться. (По одному из сценариев, предложенных штабом Тихановской, Россия введет в Белоруссию военные и полицейские формирования. — Ред.).

Изменения пойдут по сценарию Лукашенко.

- Инициатива президента — объявить Всебелорусское собрание конституционным органом — тоже часть такого сценария?

— Безусловно, это появление новых элементов в системе. Пока не до конца понятен функционал и взаимодействие с другими органами власти, собирается ли Александр Григорьевич после окончания срока президентских полномочий уйти на должность руководителя Всебелорусского народного собрания.

Неизвестно еще много, но изменения будут проходить в этом ключе. Будут усиливаться органы, которые, может быть, не так были задействованы в государственной системе. Но все это не укладывается в те сценарии, которые предлагает оппозиция.