Он заявил об этом в интервью изданию Украина.ру.

Украинский кадр: в администрации Байдена появится человек, тесно связанный с Киевом
Украинский кадр: в администрации Байдена появится человек, тесно связанный с Киевом
© Пресс-служба президента Украины / Перейти в фотобанк
- Алексей Константинович, прошло уже три недели после выборов президента США: Джо Байден принимает поздравления, но Дональд Трамп не теряет надежды отстоять свои голоса. Как вы считаете, передаст ли Трамп власть мирно или внутри США возможны какие-то потрясения?

— Потрясений, на мой взгляд, не намечается. Трамп ведет арьергардные бои, смысл которых состоит не в том, чтобы пересмотрели итоги выборов, какими бы они ни были спорными с точки зрения организации голосования, а в том, чтобы максимально испортить так называемую победу Байдена, убедить общество в том, что эта победа фальшивая, ложная, что она основана на массовых подтасовках.

Задача Трампа — создать у своих сторонников (а таких немало: за него проголосовали 73 миллиона человек) устойчивое неприятие Байдена, демократов как людей, которые похитили выборы.

И он не признает результаты не потому, что надеется на какое-то чудо. Чуда не будет: уже Невада признала результаты окончательными, что дает преимущество Байдену, уже Пенсильвания признала результаты окончательными, идет второй пересчет голосов в Джорджии, который завершится 2 декабря, но он ничего не решит в этих условиях. Потому что Трампу нужен был пересмотр итогов голосования в целом ряде штатов, а это даже теоретически невозможно.

Так что задача Трампа — это создать себе задел на будущее, задел сочувствия, поддержки со стороны тех избирателей, которые считают, что демократы занимались массовыми подлогами и что вообще эти выборы не были легитимными.

Трампу это нужно для того, чтобы оставаться на политической сцене, и чем дольше он не признает результаты выборов, тем дольше он держит интригу, тем больше к нему внимание, иначе все бы о нем уже забыли. Но при этом он дал указание Управлению общих служб Соединенных Штатов начинать процедуру передачи власти.

На мой взгляд, все катастрофические прогнозы о том, что в Америке сейчас начнется гражданская война, будут массовые столкновения сторонников Трампа и Байдена, происходят из непонимания того, как устроены Соединенные Штаты. В США достаточно упорядоченные процессы передачи власти. Политические структуры у них не рушатся. Конгресс у них работает. Судебная система у них работает (правильно или нет, это другой вопрос). Поэтому в этих условиях у недовольных есть возможность выражать свое недовольство только на улицах, что не запрещено, но и ни к чему не ведет. Поэтому все останется в поле политического противоборства.

Гражданской войны не будет.

На локальном уровне могут быть какие-то конфликты, демонстрации, но Америка это уже видела и не раз. Просто на этот раз масштаб раскола общества больше, и Трамп стремится сохранить этот раскол. Байден же, напротив, говорит о том, что выборы уже позади и поэтому американцы должны объединиться.

Байден станет президентом США на год, но успеет открыть окно возможностей для России
Байден станет президентом США на год, но успеет открыть окно возможностей для России
© REUTERS, Tom Brenner/File Photo
- Люди к этому прислушиваются? Получится у Байдена объединить общество?

— Нет, объединения тоже не будет. Америка останется расколотой, а Байден не станет президентом всех американцев. Причина в том, что демократы четыре года занимались демонизацией Трампа и воспитанием ненависти к президенту Соединенных Штатов. А ненависть заразна, и теперь она перейдет к республиканским избирателям, которые будут ненавидеть администрацию демократов и самого Байдена на пару с Харрис.

В нынешних условиях в США, как показали протесты и погромы, всегда есть, кого ненавидеть. А степень ненависти, думаю, будет тем больше, чем больше люди будут убеждены, что выборы были сфальсифицированы, а убежденных в этом очень много: более двух третей — 68% республиканцев считают, что выборы были основаны на подлогах. И даже 16% демократов считают так, и 33% независимых. Это последний опрос Ipsos и Reuters, которые вообще-то тяготеют к демократам.

Если же брать общенациональную выборку, то, по данным Rasmussen Reports, 47% американцев считают, что выборы были сфальсифицированы, и что демократы подделали бюллетени в поддержку Байдена или скрыли бюллетени избирателей Трампа.

Поэтому задача Трампа — поддерживать это убеждение с тем, чтобы затем на этой основе либо попытаться вернуться к власти в 2024 году, либо по крайней мере играть заметную роль в американской политической жизни как экс-президент, у которого «украли выборы».

- Тогда, если мы принимаем  как вероятность то, что президентом станет Байден, что, на Ваш взгляд, поменяется в отношениях США с Россией? Во время предвыборной кампании Байден называл РФ главной угрозой для США. Это просто предвыборная риторика, или действительно стоит ожидать ужесточения политики Вашингтона по линии Москвы?

— Полагаю, сейчас наиболее вероятный сценарий для США — это улучшение отношений с Китаем и дальнейшее ухудшение отношений с Россией. Дело в том, что, начиная еще с администрации [Джорджа] Буша-младшего, но особенно при администрации [Барака] Обамы Соединенные Штаты взяли курс на двойную конфронтацию — и с Россией, и с Китаем. Но этот принцип противоречит давней установке американской внешней политики, которая состоит в том, что США не должны одновременно вступать в конфликтные отношения с Россией и Китаем — двумя ведущими ядерными державами. 

Поэтому не исключаю, что администрация Байдена сейчас начнет понижать градус враждебности в отношениях с Китаем, который Трамп поднял очень высоко. И сосредоточится на конфронтации с Россией. Вашингтоном может быть также предпринята попытка как-то нарушить российско-китайские тесные партнерские отношения.

- Это реально?

— Уверен, это не удастся, но такая попытка может быть предпринята. Альянс России и Китая для США не слишком приятен. 

При Байдене у отношений Россия-США появится ядерный потенциал
При Байдене у отношений Россия-США появится ядерный потенциал
© РИА Новости, Алексей Дружинин / Перейти в фотобанк
- Будут какие-то новые санкции?

— Напомню, что при Трампе было принято много новых санкций против нас, последние были введены несколько дней тому назад. По-моему, США ввели против России порядка 70 видов санкций, львиная доля которых приходится на время Трампа.

От этих санкций не откажутся и — да, могут ввести новые. Заявление Байдена о том, что Россия является врагом США, следует воспринимать как его политическую позицию. Я не считаю, что это риторическое заявление по той простой причине, что эти выборы были вообще не о внешней политике и не о России.

- Что это значит?

— Эти выборы фактически были голосованием, останется Трамп у власти или нет. То есть выборы были о ценностях и ориентации Америки, о стиле руководства, о типе личности, которая займёт Белый дом, о таких вопросах, как отношение к мигрантам, стратегия борьбы с эпидемией, развитие экономики.  Но не о внешней политике.

Внешняя политика почти не играла роли на этих выборах. И то, что в этих условиях Байден заявляет: Россия — это враг, а Китай — это конкурент, очень показательно. Ведь к конкуренту относятся иначе, чем к врагу. И я уверен, что сейчас Соединенные Штаты внесут серьезные коррекции в свой внешнеполитический курс.

Это тем более будет логично для Байдена, потому что он сейчас начнет пересматривать наследие Трампа. Как правило, все новые президенты стараются отойти от того, что делали их предшественники, особенно, когда президентом становится демократ, а ему предшествовал республиканец, или наоборот. Они сразу начинают отмежевываться от целого ряда направлений, которые были характерны для предыдущего президента.

Трамп враждовал с Китаем, а Байден, вероятно, будет пытаться несколько улучшить отношения с Китаем. Трамп, по мнению демократов, недостаточно жестко давил на Россию — Байден с высокой степенью вероятности будет пытаться организовать более жесткое давление. Трамп ссорился с европейскими союзниками по НАТО — Байден будет сейчас сближаться с европейскими союзниками по НАТО. Трамп вышел из сделки по ядерной программе Ирана — Байден будет, как минимум, рассматривать возможность вернуться в эту сделку, потому что ее подписали при Обаме. Трамп вышел из Парижского соглашения по климату — Байден вернется в него, он уже назначил ответственного за это направление. Это будет экс-госсекретарь Джон Керри.

То есть мы сейчас увидим, как по пяти-шести направлениям Байден будет пересматривать политику Трампа, но это абсолютно не означает, что он будет пересматривать её в лучшую для нас сторону, за возможным исключением судьбы договора об СНВ-3. В остальном важным элементом такого пересмотра может стать более активная антироссийская политика.

«Северный поток – 2»: противоречивые оценки влияния выборов в США, партнер «Газпрома» в Германии заморозил строительство СПГ-терминала
«Северный поток – 2»: противоречивые оценки влияния выборов в США, партнер «Газпрома» в Германии заморозил строительство СПГ-терминала
© РИА Новости, Nord Stream 2 / Aксель Шмидт/ Paul Langrock
- Какова в связи с этим будет судьба «Северного потока-2»? Смогут ли американцы при Байдене нанести проекту какой-то серьезный ущерб?

— По моим представлениям, если правительство Германии в последний момент не откажется от проекта, то «Северный поток» будет достроен, несмотря на резкие возражения Соединенных Штатов. Другой вопрос, если кто-то ожидает, что Соединенные Штаты при Байдене поддержат этот проект, то это, конечно, заблуждение. Это тот самый случай, когда Байден, на мой взгляд, не будет пересматривать стратегию Трампа, потому что и демократы, и республиканцы рассматривают «Северный поток» как политическое средство, с помощью которого Россия собирается не только продавать газ, но и увеличивать свое политическое влияние в Европе. То есть они рассматривают это как подрыв американского присутствия в Европе. Это первое.

Во-вторых, в Соединенных Штатах есть мощные лоббистские группы, которые продвигают американский сжиженный газ на европейские рынки, и от того, что сменился президент, их интересы не изменятся.

Поэтому я думаю, что «Северный поток» будет достроен, а попытки Соединенных Штатов сорвать если не его строительство (им это, скорее всего, не удастся), то поставки по нему, будут продолжены.

- Но поставки уже будут зависеть от позиции Берлина? У Байдена есть шансы склонить его на свою сторону?

— Сейчас начнется новый раунд переговоров США с Германией, которая очень устала от Трампа, от его курса на жесткое давление. Байден будет более аккуратен в отношении Берлина, но, будучи более аккуратным, он будет преследовать ту же цель — не допустить российский газ в Европу. В каких конкретно формах это будет происходить, сейчас не берусь предсказать, но то, что новая администрация не будет безучастно смотреть на «Северный поток», для меня совершенно очевидно. То есть негативный подход Соединенных Штатов к «Северному потоку» сохранится и при Байдене.

- Раз мы заговорили о Европе, на ваш взгляд, выстраивая политику в отношении европейских государств, Байден продолжит относиться к ним как к конкурентам Америки или попытается восстановить трансатлантическое единство?

— Дело в том, что конкуренция внутри западного альянса давно уже принята обеими сторонами. Есть отличия, конечно. В частности, европейцы продвигают более жесткие стандарты для продуктов питания, косметики, генномодифицированная продукция у них тоже менее приветствуется, чем в Соединенных Штатах. То есть там есть своя сумма противоречий, но я думаю, это будет решаться на переговорах так, как это было и раньше, а Байден возьмет курс на усиление трансатлантического единства, и это как раз должно стать основой оживления антироссийской стратегии.

Если до сих пор Трамп рассматривал НАТО как обременительную для США организацию, которая только высасывает деньги из американского бюджета, а европейцев — как нахлебников, которые пользуются американской военной защитой, но сами почти ничего не вкладывают в свою оборону, то Байден хочет вернуться к классической схеме отношений с союзниками. Да, он тоже будет настаивать на том, чтобы европейцы выплачивали полагающиеся суммы, но все же он вернется к политике восстановления единства с союзниками и к приоритету НАТО в американской внешнеполитической стратегии.

Европейцы этого ждут, и он им это даст. Именно поэтому европейская либеральная элита с таким нетерпением ждала избрания Байдена, а один из кандидатов на пост главы правящей партии Германии даже заявил, что Германия «не готова к победе Трампа». Другое дело, что для Соединенных Штатов в экономическом и политическом плане сейчас Азия становится все важнее. То есть удельный вес Европы в системе американских интересов постепенно снижается.

Белорусский кризис – российская проблема
Белорусский кризис – российская проблема
© РИА Новости, Михаил Воскресенский / Перейти в фотобанк
- К слову о тех, кто ждал победы Байдена. Мы все хорошо знаем его украинское прошлое и, в частности, связи Байдена с экс-президентом Украины Петром Порошенко. Как думаете, приведет ли внутриполитическая ситуация в США к усилению или ослаблению позиций нынешнего украинского президента Владимира Зеленского?

— Внутренние позиции Зеленского не зависят от Соединенных Штатов Америки в том смысле, что США традиционно поддерживают Украину, прежде всего, в области военной и военно-технической. То есть большая часть тех средств, которые поступают из США на Украину, нацелены на усиление военного потенциала Украины, предоставление ей различных видов оружия, но не на социальные цели и не на развитие экономики Украины.

Не думаю, что США и сейчас будут делать крупные усилия по поддержке экономики Украины. США считают, что купить Украину очень легко и, кстати, не ошибаются. Украина находится в таком сложном экономическом положении (о чем, кстати, только что сказал [Михаил] Саакашвили, который является там директором Института реформирования), что она будет безмерно рада любому миллиарду долларов, который поступит откуда бы то ни было. В этих условиях вкладывать большие деньги в Украину или в Зеленского, думаю, администрация Байдена не будет.

Другое дело, что для Трампа Украина была неким обременением, проблемой, которую он не понимал. Он не видел, зачем она нужна Соединенным Штатам. Украина в ее нынешнем виде была наследием от администрации Обамы, с которым Трамп не знал, что делать. Байден же как куратор Украины при Обаме, судя по всему, возьмет курс на активизацию военного сотрудничества с Украиной.

Зеленский недавно объявил о возможности строительства двух военных баз на Черном и Азовском морях. Скорее всего, одна из этих баз будет по сути американской, а другая британской, потому что у самих украинцев на строительство и оборудование таких объектов необходимой техникой денег нет. Также в американской прессе поговаривают, что Байден может пойти по пути передачи Украине не только оборонительного, но и наступательного оружия.

- Значит ли это, что будет более пристальное внимание и к ситуации в Донбассе?

— Я не могу исключить, что Соединенные Штаты будут более активно себя вести по отношению к Донбассу, то есть будут настаивать на принятии участия в переговорах по Донбассу, чего они не делали четыре года, оставив это Франции и Германии. Вполне логично предположить, что США активизируются на этом направлении, чтобы повлиять на процесс решения проблемы востока Украины. До сих пор европейцы этого не приветствовали, но при Байдене их отношение может измениться.

Считаю, что у демократов будет гораздо большее стремление использовать Украину в военных целях, в том числе для базирования своих военнослужащих. Поэтому на украинском направлении нас может ждать ухудшение ситуации. В отсутствии активной поддержки со стороны администрации Трампа Киев начал вести себя более сдержанно по отношению к Донбассу. А теперь может начаться новый раунд активизации военных приготовлений с целью поставить под угрозу безопасность России.

Неотрампизм президента Байдена
Неотрампизм президента Байдена
© REUTERS, Gary Cameron
- А что насчет белорусского направления? При Трампе США также не вмешивались в дела Белоруссии, но как будет вести себя Байден, который грозился ввести против белорусского президента Александра Лукашенко жесткие санкции?

— Дело в том, что политика демократов всегда отличалась от политики республиканцев большим упором на якобы защиту прав человека и на смену режимов. Обратите внимание, что администрация Трампа предприняла единственную попытку смены режима — в Венесуэле. В Сирии Трамп практически отказался от этой линии, на Украине он получил эту ситуацию в наследство от Обамы и никак ее не развивал.

В Белоруссии Соединенные Штаты осудили действия Лукашенко, поддержали санкции, которые ввели против него европейские страны, но сами не предпринимали видимых, демонстративных усилий по свержению Лукашенко. Понятно, что они действовали скрытно, а также через поляков и литовцев, но сами не заняли позицию жесткой непримиримости по отношению к Лукашенко. Более того, госсекретарь [Майкл] Помпео недавно беседовал по телефону с Лукашенко —  уже после бурных событий августа месяца (президентских выборов — ред.), видимо, в надежде все же сохранить в лице Лукашенко политика, который мог бы, в представлении Вашингтона, отдалить Белоруссию от России.

Допускаю, что в новой администрации США будет предпринят серьезный пересмотр политики США в отношении Белоруссии. Насколько мне известно, в Соединенных Штатах присутствуют обе линии, и одна из них состоит в том, чтобы однозначно поддерживать оппозицию и добиваться свержения Лукашенко. Суда по всему, это доминирующая линия и здесь Соединенные Штаты могут перейти к прямому финансированию оппозиции и к более жестким санкционным мерам.

Однако параллельно в стратегии США будет присутствовать и другая линия, а именно — сохранять некоторые контакты с Лукашенко как с не признанным Соединенными Штатами, но фактическим руководителем Белоруссии с тем, чтобы изучить возможности отрыва Белоруссии от России при Лукашенко. И, по возможности, поощрять такой отрыв. Это прослеживается сейчас в американских дебатах: некоторые считают, что главная задача США по отношению к Белоруссии — это не свержение Лукашенко, а сокращение и в перспективе разрыв связей между Минском и Москвой. А произойдет это при Лукашенко или без него — это для США уже второй вопрос. Публичное осуждение действий Лукашенко не исключает параллельной "скрытой" дипломатии США по отношению к Белоруссии.