Александр Лукашенко при поддержке России сумел удержать власть, провел инаугурацию 23 сентября. Однако протесты в Белоруссии продолжаются: акции оппозиции проходят регулярно, наиболее крупные — по выходным дням. То есть фактически политический кризис в стране продолжается.

- Всеволод, на ваш взгляд, может ли реальная интеграция России и Белоруссии, а фактическая реализация Союзного договора, разрешить этот кризис?

Сергей Лущ: В идеале Беларусь должна стать парламентской республикой, но власть будет сопротивляться
Сергей Лущ: В идеале Беларусь должна стать парламентской республикой, но власть будет сопротивляться
© из личного архива Сергея Луща

— Этот кризис напрямую не связан с белорусско-российскими отношениями, поэтому и "лечить" интеграцией его не получится. Напротив, расставить точки над i в белорусско-российских отношениях можно будет только тогда, когда политическая обстановка в республике прояснится.

- В экспертной среде оптимальным вариантом интеграции называется конфедерация. Вы согласны с этим тезисом?

— Договор о создании Союзного государства фактически и подразумевает конфедерацию. Однако нужно понимать, что столь высокая степень сближения требует серьезного идеологического основания. Таким основанием может быть только идея общерусского единства.

Однако Россия даже не пытается ставить вопрос в таком ключе, а в Белоруссии государственная идеология развивается скорее в сторону ползучего дистанцирования от России и русских. У белорусских элит нет политической воли на столь тесное сближение с Россией, поскольку они опасаются ограничения своего суверенитета в пользу Москвы. И это главный камень преткновения в строительстве Союзного государства.

- Говоря об интеграции, что общего должно быть у Москвы и Минска: единый парламент, единая валюта? Что-то еще?

— Если говорить о конфедеративной модели, то, конечно, она предполагает наличие наднациональных органов, общую валюту, унификацию законодательства. Важным измерением должно быть формирование общего гуманитарного и образовательного пространства. Но пока об этом остаётся только мечтать.

- В случае создания конфедерации России и Белоруссии какой дальнейший политический путь? Могут ли это быть, например, выборы общего парламента на всенародной основе?

— Конфедерация всё-таки предполагает сохранение государственного суверенитета интегрирующихся субъектов, поэтому наднациональные органы в этой системе выполняют скорее координирующие и согласовательные функции. Однако это потребует серьезной перестройки и унификации политических и правовых систем Белоруссии и России.

В принципе конфедерация — довольно неустойчивое и громоздкое образование, которое может быть переходным этапом к более тесному объединению. Но для этого нужна осознанная политическая воля, которая опирается на серьезные мировоззренческие основания (та же общерусская идея). В настоящее время этого не наблюдается.

- На ваш взгляд, можно ли говорить, что Лукашенко уже медлит с реальными реформами и изменениями, которые могут вывести страну из политического кризиса? Если да, почему он это делает? Возможно, опасается грядущего трансфера власти и всячески пытается его отсрочить?

— Да, Лукашенко тянет время и выжидает. Очевидно, что он не хочет ничего менять и психологически не готов принимать мысль о необходимости перемен. Тем более осуществить трансфер на приемлемых для него условиях сейчас будет проблематично.

Эльвира Мирсалимова: Белорусский официоз целый год нагнетал антироссийскую истерию
Эльвира Мирсалимова: Белорусский официоз целый год нагнетал антироссийскую истерию
© предоставлено Эльвирой Мирсалимовой

Думаю, он по возможности будет пытаться заморозить ситуацию и сохранить статус-кво, ограничившись косметическими изменениями. Другой вопрос, позволят ли ему это сделать объективные обстоятельства.