Власти Белоруссии разработали план выхода страны из кризиса. Как сообщается, до 2022 года в Конституцию страны должны внести поправки, ослабляющие власть президента в пользу правительства и парламента, после чего в стране проведут новые президентские и парламентские выборы.

 - Богдан, как вы считаете, действительно ли Лукашенко пойдёт на эти реформы?

— Я думаю, что Лукашенко своей целью ставит затянуть процесс и выиграть время. Что там до 22-го года произойдет, еще неизвестно. Он может и отменить эти решения, сказать, что они недостаточно подготовлены, перенести сроки — например, на 32-й год. Может заявить о каких-то новых деталях, которые полностью нивелируют идею.

То есть, для него сейчас главное — «сбить волну», выиграть время и усидеть на троне. А все остальное  - это уже как в поговорке,  либо падишах сдохнет, либо ишак. То есть, обещания выполнять не придется.

Задержание Колесниковой и интервью Лукашенко. Что ждёт Белоруссию?
Задержание Колесниковой и интервью Лукашенко. Что ждёт Белоруссию?
© Пресс-служба президента Республики Беларусь | Перейти в фотобанк

—  А согласится ли оппозиция Белоруссии с таким сценарием?

— Я думаю, что нет. Главное требование всей этой аморфной протестной массы — это именно уход Лукашенко. Только после этого можно будет разрабатывать какие-то реформы, изменения конституционного или неконституционного характера.  

Кто-то говорит о возврате Конституции 1994 года, кто-то эти требования не поддерживает. Кто-то сознательно хочет эту конституцию вернуть, а для кого-то это просто конституция, в результате которой президент Белоруссии был еще ограничен в правах и сроках. Все остальные аспекты, например статус русского языка, остаются за скобками. Думаю, пока предложения белорусской власти некомпромиссны.

- Лукашенко предрёк крушение России в случае краха Белоруссии. По его словам, протестам через соцсети «противостоять нельзя». Насколько это соответствует действительности?

— Это дурь. Ну вот Украина рядом обрушилась, и там самая настоящая «цветная революция» со стрельбой, с жертвами и гражданской войной. Рухнула от этого Россия? Нет. Россия устояла. Сейчас на фоне всех процессов деградации на Украине Россия выступает как очень развитое государство.

Так что эти заявления главы Белоруссии — это определенные шаги по запугиванию российской публики, чтобы она симпатизировала Лукашенко и добивалась от своего «истеблишмента», как выражается Александр Григорьевич, поддерживать именно его.

Вообще для Лукашенко характерно отождествление своей персоны с государством. Он отождествляет себя с государством, со своей политической системой. Поэтому если рухнет Лукашенко, это еще не означает, что рухнет Белоруссия. И  уж тем более это не значит, что рухнет Россия.

- А как Россия сможет противостоять координируемым через соцсети протестам и подобным акциям?

— Есть очень много тактик и несколько стратегий. Существует возможность пойти на какой-то компромисс, но такой, который бы реально устроил обе стороны.  

Второй момент — любые протесты рано или поздно выдыхаются. Любые протесты нуждаются в какой-то подпитке: финансовой, дипломатической, медийной. И даже если допустить, что в телеграм-каналах все будут сочувствовать каким-то протестам в России, то это не означает, что вся медиасфера будет поддерживать этот протест.

Западные СМИ: США должны мобилизовать НАТО, чтобы Белоруссия не стала второй Украиной
Западные СМИ: США должны мобилизовать НАТО, чтобы Белоруссия не стала второй Украиной
© РИА Новости, Станислав Савельев | Перейти в фотобанк
И уж тем более Лукашенко ошибается, когда считает, что телеграм-каналы сами по себе способны сгенерировать протест. Генерация протестов в Белоруссии — это его 26-летнее правление, а вовсе не телеграм-каналы. Информационная политика телеграм-каналов — это просто отражение этой протестной массы.

Ну и Россия очень сильно отличается от Белоруссии. У России очень много ресурсов, много денег. Можно «залить» протест деньгами, в конце концов — здесь, у нас, в России. Можно отказаться от каких-то не очень социальных реформ или сделать их половинчатыми, пойти на компромисс.

В России очень много возможностей  для успешного разрешения проблемы протестов.

- На 14 сентября запланирован приезд Лукашенко в Москву и его встреча с Путиным. Чего вы ожидаете от этой встречи и переговоров?

— Собственно, темы уже озвучили. Это вопросы интеграции, вопросы экономического сотрудничества, вопросы поставок углеводородов через Белоруссию и еще ряд вопросов, связанных с российско-белорусскими отношениями. Например, взаимодействие российских и белорусских предприятий, работы производственных цепочек.

- А что, по-вашему, станет итогом этих встреч? Изменятся ли отношения России и Белоруссии, если изменятся, то в какую сторону?

— Боюсь, что итогов-то особых и не будет. Лукашенко приедет, как обычно, торговаться. Он уже успокоился. Он уже понял, что Россия его поддерживает, не отказывает ему в легитимности. Приедет и будет опять торговаться, требовать цен на энергоносители как в Смоленской области и прочих преференций, субсидий, денег, кредитов. Ну и рефинансирование кредита Белоруссии, который выделила Россия. Будут обсуждать и возврат долгов по уже осуществленным поставкам газа, это примерно $30 млн.

Лукашенко в очередной раз будет просить, требовать, угрожать и шантажировать. Но думаю, что особых позитивных итогов для себя он не добьется. Как всегда после встречи, договорятся о следующих встречах и договорятся договариваться дальше. Этот процесс растянется на какое-то время.

- А в том, что касается союзного государства России и Белоруссии? Как вы считаете, возможно продвижение по этому направлению?

— Сейчас ситуация с этим сложная, потому что, на первый взгляд, конечно, это удобный момент, чтобы потребовать от Лукашенко подписания, скажем, дорожных карт.

«Народные дружины» против защитников власти: протест в Белоруссии перестал быть мирным
«Народные дружины» против защитников власти: протест в Белоруссии перестал быть мирным
© Sputnik | Перейти в фотобанк
Но, во-первых, я убежден, что он их не подпишет, а во-вторых, если даже он их и подпишет, то он не будет их исполнять в реальности. Договоримся мы, допустим, о введении единой валюты в рамках единого эмиссионного центра в Москве, и, скорее всего, Лукашенко опять торпедирует эту инициативу, которая была записана в союзном договоре больше 20 лет назад.

Ну и третье: если сейчас с Лукашенко будут ассоциировать интеграцию Белоруссии с Россией, то значительная часть населения Белоруссии будет относиться к ней отрицательно. Потому что будут считать, что таким образом Лукашенко продал тот самый суверенитет и независимость ради своей личной власти. И что теперь Россия будет поддерживать Лукашенко, подписавшего эти документы. При этом значительная часть населения Белоруссии не любит Лукашенко и желает его отставки.

Вопросы интеграции не должны увязываться с личностью Лукашенко, вот что главное.