Зеленский пошёл дальше Порошенко: Украина отказывается от Минских соглашений
Зеленский пошёл дальше Порошенко: Украина отказывается от Минских соглашений
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
- Андрей Владимирович, после слов зампредседателя украинской делегации в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) Витольда Фокина о предоставлении особого статуса Донбассу и всеобщей амнистии глава Офиса президента Украины Андрей Ермак заявил, что это заявление — личная позиция Фокина, а не позиция Офиса Зеленского. На ваш взгляд, действительно ли это просто личная позиция Фокина?

— Я думаю, что Фокин, будучи, несмотря на возраст, человеком при ясной памяти и в здравом уме (я читал его интервью), судя по всему, отталкивался от тех бесед, которые, наверняка, имел при назначении на должность.

И вполне закономерно, что Фокин получил пятидневку ненависти от «партии войны», точнее от «партии ни войны, ни мира». Это не первый раз: мы имели историю с [экс-советником секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины, создателем Национальной платформы примирения и единства Сергеем] Сивохо. Я думаю, что свои заявления и позиции Сивохо тоже формировал, отталкиваясь от того, о чем он договаривался.

- О чем говорит такая тенденция, когда какие-то политические деятели делают заявления на основании позиции Офиса президента, а ОПУ потом от этого открещивается?

— Это просто очень четко показывает, как работают эти пресловутые «красные линии»: хотят одного, хотят действительно мирного урегулирования и, возможно, имплементации Минских соглашений, но нет политического ресурса и достаточно воли для того, чтобы это реализовать. Как украинская сторона вела переговорный процесс при [экс-президенте Петре] Порошенко? «Что наше, то наше, а о вашем поговорим».

С такой позицией трудно рассчитывать на прогресс в переговорах, поскольку переговоры — это всегда поиск какого-то компромисса, а бескомпромиссность позиции украинской стороны привела Минские соглашения в тупик. Вопрос миссии [председателя украинской делегации в ТКГ Леонида] Кравчука и Фокина — насколько долго удастся отодвинуть публичное признание того, что процесс зашел в тупик.

- Вы упомянули «красные линии», на которые в очередной раз также сослался Ермак, отметив, что за них Зеленский не зайдет. Действительно ли президент не пойдет на смещение «красных линий» ни при каких условиях?

Андрей Золотарев: кто он
Андрей Золотарев: кто он
© скриншот с видео "UKRLIFE.TV"
- Если будет политическая поддержка или хотя бы с точки зрения международных партнеров будут достаточно крепкие тылы, то вполне, поскольку неизбежно придется говорить. И тут вариант Зеленскому признать факт этого тупика — это, по сути, дефолт по одной из базовых его политических позиций —  по миру.

Тем более сейчас это меньше всего надо на фоне избирательной кампании в местные органы власти. Весь дефолт по этой позиции может аукнуться очень серьезными электоральными потерями. Поэтому будут, скорее всего, до осени [тянуть], а там попытаются что-то переиграть.

- Что значит «крепкие тылы»  со стороны международных партнеров? То есть по сути тем же США, Германии и Франции даже нет необходимости каким-то образом, грубо говоря, принуждать Киев к исполнению политической части «Минска»?

— Уже не раз со стороны Берлина получали сигнал о том, что Минские соглашения и так называемая «формула Штайнмайера» являются единственным вариантом мирного урегулирования и базовым международно признанным вариантом. Но подписывались Минские соглашения Порошенко в банальном расчете потянуть время: подписал, а там то ли шах, то ли ишак сдохнет.

Теперь с этим наследием Порошенко приходится иметь дело Зеленскому. Я не раз говорил, что позицию украинской стороны сейчас по простоте душевной выдал на-гора [министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексей] Резников: «мы не может отказаться от выполнения Минских соглашений, но и не можем их выполнить».

- Что должно произойти, чтобы Киев все-таки смог?

— Должен измениться либо какой-то стратегический баланс, либо внутриполитический в Украине, чтобы Зеленский таки выполнил вот эту старую максиму из римского права — Pacta sunt servanda — «договоры должны выполняться». Потому что в Париже он договорился о выполнении по сути «формулы Штайнмайера».