- Виталий, как вы оцениваете использование «мягкой силы» Россией? Она в ее руках эффективна или нет? Если нет, то почему? Что надо сделать для того, чтобы она была эффективной?

— "Википедия" пишет, что в русском языке синонимом "мягкой силы" является пряник, в отличие от кнута. Но это фактически нет так: Россия щедро раздаёт разнообразные пряники соседям, однако результат не впечатляет, а благодарности нет вообще. В учебниках почти всех постсоветских стран Россия рассматривается как колониальная империя, веками угнетавшая народы, теперь получившие свободу и независимость (интересно, благодаря кому?). Очевидно, соседние государства рассматривают пряники как дань, а не мягкую силу.

"Мягкая сила" — это моральное право добиваться от "уважаемых партнёров" наших интересов и целей, даже когда они противоречат их интересам.

Фундаментом этого морального права является общепризнанные истины — не только внутри страны, но и за её пределами. Российская Федерация фундаментом морального права сделала символы советского периода — День Победы и дружбу народов. На это "уважаемые партнёры" дали свой ответ: День Победы интерпретируется либо в смысле "это не наша война" — как это сделала Украина, либо как национально-освободительная война новоявленной нации, созданной на обломках советской империи — как это сейчас делает Белоруссия.

Вадим Самодуров: Соревноваться с «мягкой силой» Запада России надо без паранойи и истерии
Вадим Самодуров: Соревноваться с «мягкой силой» Запада России надо без паранойи и истерии
© из личного архива Вадима Самодурова

Про дружбу народов и говорить нечего, вместо неё только расчётливый национальный эгоизм, вооружённый универсальной мантрой всех соседей к России: "дайте денег". Таким образом, советский фундамент морального права не работает.

Куда лучше для Российской Федерации было бы сделать фундаментом морального права достижения и ценности дореволюционной России. Заявив себя продолжателем исторической миссии Российской империи, Российская Федерация не только бы вернула на законное место блестящую русскую культуру, но и получила бы полное моральное право влиять на Украину и Белоруссию: русские идут защищать права русских, попираемые властями этих стран.

В этом смысле присоединение Крыма не только законное право, но и историческая обязанность по отношению к русским — крупнейшему коренному народу России. Иначе обстоит дело, когда "многонациональный народ россиян" вмешивается в суверенные дела "украинцев" — это воспринимается как империализм.

"Мягкая сила" — это ещё и обаяние национальной отваги и решимости. Америка славится в мире долларом, гамбургером и Голливудом — но что стоила бы эта слава без поддержки 6-го флота ВМС США? Россия должна демонстрировать непреклонную решимость применить жёсткую силу там, где оппоненты несправедливо отказывают нам в применении "мягкой силы".

И разумеется, эффективность "мягкой силы" прямо зависит от хозяйственной мощи страны и процветания её граждан.

Ещё одним аспектом "мягкой силы" России может и должна стать миссия "альтернативной Европы", обеспечивающей права и свободы человеческой личности, как ответ на грандиозный левый поворот, который сегодня переживает Запад.

На фоне неомарксизма и необольшевизма, занимающего всё больше места в политических практиках стран Запада, это могло бы стать привлекательной идеей не только для наших соседей, но и для жителей самих западных стран.

Иван Никонов: Российская элита, увы, не до конца понимает нужность «мягкой силы»
Иван Никонов: Российская элита, увы, не до конца понимает нужность «мягкой силы»
© Facebook, Ivan Nikonov

- В чем успех «мягкой силы» коллективного Запада — США и ЕС? Почему она эффективна? Ее эффективность в какой-то особой методике или просто в целом в силу привлекательности либерально-западной модели мира?

— Успех "мягкой силы" Запада именно в том, что он (пока) делает всё правильно. Запад построил материально благополучное и высококультурное общество, и продуманно артикулирует, почему всё, что он делает — хорошо и правильно.

Секрет успеха "мягкой силы" Запада имеет комплексный характер. Здесь и мощный экономический фундамент, и обаяние культуры, и умение убедительно объяснять свои действия, и готовность защищать свои ценности с оружием в руках.

- Как надо относиться к деятельности западных НКО и НПО на территории России, Украины и Белоруссии? Не кажется ли вам, что их роль сильно преувеличена, или это все-таки серьезный фактор?

— Третий сектор играет большую роль в продвижении интересов Запада, но НКО/НПО — это всего лишь инструмент. Если бы у этого инструмента не было умного, сильного и симпатичного хозяина, он бы мало что значил.

Воевать с НКО/НПО — это как воевать с роем пчёл огнестрельными оружием. Противопоставить "мягкой силе" нужно не менее привлекательную "мягкую силу".

Алексей Ларкин: Единственный метод борьбы с НКО Запада — это создание нами альтернативы
Алексей Ларкин: Единственный метод борьбы с НКО Запада — это создание нами альтернативы
© из личного архива Алексея Ларкина

- Как Россия должна бороться с западной «мягкой силой»? Что эффективней — запретительные меры или контрмеры гуманитарного порядка?

— Запретительные меры — это оборона. Выиграть войну, только обороняясь, невозможно. Контрмеры — это тоже оборона, это реакция на действия Запада.

У России должна быть своя историческая программа, в которой главная роль должна быть отведена не борьбе с Западом, а борьбе со своими вызовами и слабостями, стремлением к нашей "русской мечте", к походу за которой могли бы присоединиться не только русские из соседних стран, но и другие народы мира.