- Владимир, что за уголовное дело и почему его против вас снова собираются открыть латвийские власти? Что опять не так?

Чем вам может грозить возобновление расследования?

— «Дело родителей» сфабриковано Службой госбезопасности, что называется, на пустом месте. Политическое преследование в чистом виде. Весной 2018 года в Риге состоялось Вселатвийское родительское собрание, организованное Штабом защиты русских школ. В конференц-зале одной из гостиниц собралась тысяча человек, чтобы выработать меры по защите образования на русском языке.

Против восьми участников, включая меня, нынешнего депутата Европарламента Татьяны Жданок, публициста Александра Гапоненко, было возбуждено уголовное дело. Мне предъявили три статьи: деятельность против государства, разжигание национальной ненависти и организация массовых беспорядков. Все это СГБ нашла в моем выступлении на собрании. Задерживали меня очень кинематографично: бойцы в масках с адскими воплями повалили на тротуар, потом закинули в микроавтобус.

Следствие велось два года. В итоге СГБ вынуждена была признать, что состава преступления нет, дело закрыли. За это время я провел пару недель в Рижской центральной тюрьме и еще год находился под полицейским надзором. Но вот теперь генеральная прокуратура отменила это решение СГБ. Дело снова открыто. Не думаю, что за этим стоит какая-то хитрая комбинация, заговор и т. п. Просто система не любит проигрывать.

Сейчас СГБ и прокуратура все-таки попытаются общими усилиями дотащить дело до суда. Может, оно и к лучшему. Публичный процесс, с участием СМИ, позволит мне (или нам, если будут еще обвиняемые) выступить с изложением своих взглядов. Такой процесс, с сугубо политическими обвинениями, получит хороший резонанс и в Латвии, и за ее пределами.

- Как у вас сейчас обстоят дела с получением латвийского гражданства? Почему вы его до сих пор не получили?

— У меня, как и еще у двухсот с лишним тысяч жителей страны, особый статус — «негражданин Латвии». По сути, правильнее было бы назвать «лишенец», т. е. гражданин, лишенный ряда прав: права голосовать, занимать государственные должности, приватизировать землю, работать в странах ЕС и т. д. Список длинный, правозащитники насчитали около 80 ограничений в правах.

Десять лет назад я подал документы на получение гражданства. Латышским языком я владею, с этим проблем нет. Гражданство мне нужно было, чтобы участвовать в выборах. Но меня не допустили к экзамену под совершенно надуманным предлогом. Я обратился в суд, выиграл его. Но за то время, пока я судился, был принята поправка к законодательству. Теперь человеку можно отказать в получении гражданства, даже если он сдал экзамен, на основании его «нелояльности» государству. Причем этот отказ практически невозможно оспорить. Поправку принимали прицельно против меня и еще нескольких человек. Так что гражданство Латвии мне не светит.

- Почему латвийские власти запрещают работу российских СМИ в Латвии?

— Официальная доктрина безопасности Латвии рассматривает Россию в качестве военно-политического противника. Отсюда следует, что российские СМИ — идеологическое оружие враждебного государства, которое надо запретить или хотя бы ограничить. Кроме того, запрещая СМИ на русском языке, власть хочет создать дополнительный дискомфорт для русских жителей Латвии. И тем самым подтолкнуть их к эмиграции или ассимиляции.

- Какова на сегодняшний день политическая активность русской общины?

— Я бы ответил, что дела наши плохи, если бы в других сопредельных с РФ странах дела не обстояли еще хуже. У нас все-таки есть структуры, объединяющие русских: политические, общественные, информационные. Не сказать, что очень влиятельные, но они по крайней мере существуют и работают.

В конце августа пройдут внеочередные выборы в Рижскую думу. У партии «Русский союз Латвии» есть неплохие шансы пройти. Почему это важно? Понятно, проблема языка образования решается на государственном уровне. Но у муниципальных властей есть некоторые рычаги, возможности вмешиваться в школьные дела, включая кадровую политику. Если в Рижской думе будут депутаты, нацеленные на защиту русского образования, можно будет затормозить процесс тотальной латышизации школ.