«Что нужно ещё сделать для уничтожения образования, культуры и книгоиздания в Украине» — под таким интригующим названием в четверг 18 ноября состоялась пресс-конференция в агентстве Интерфакс-Украина.

Чтение и «право на прогресс»

Интриги не получилось, президент Украинской ассоциации книгоиздателей и книгораспространителей Александр Афонин сразу же дал ответ: для полного уничтожения культуры «украинская власть должна продолжить делать то, что делала и делает до сих пор по отношению к культуре, по отношению к гуманитарной сфере вообще». А именно, «рассматривать сферу культуры как нечто второстепенное, маргинальное, необязательное…», не требующее ни опеки, ни поддержки от государства и ни на что не влияющее.

Дмитрий Бураго о том, почему на Украине не издают Булгакова и Гоголя
Дмитрий Бураго о том, почему на Украине не издают Булгакова и Гоголя
© Facebook, Дмитрий Бураго

Афонин подчеркнул, что это глубоко ошибочный подход, ведь «имеет право на прогресс и способна к прогрессу только та нация, которая читает». В мире это понимают, добавил он — Европе, в США, в азиатских странах есть программы популяризации и поддержки чтения, применяются разнообразные средства поддержки книгоиздания, поддержки библиотек и т. д. Там прекрасно понимают, что «книга является настолько ценным продуктом для развития государства, для развития человека, что её нельзя оставлять на произвол только исключительно рыночных отношений», нужна постоянная государственная опека.

А что на Украине? За 30 лет независимости издатели четырежды предлагали и пытались продвинуть программу поддержки чтения, но каждый раз безуспешно, рассказал Афонин. Очередной проект стратегии развития чтения на 2021-2025 годы лежит в Кабмине и сейчас — но после презентации в апреле «программа так и не утверждена».

Вопрос льгот для книгоиздателей тоже не решается, как и многие другие насущные вопросы, отметил издатель, приведя в пример проблемы с финансированием программ закупки книг для библиотек. Что до нарушений авторских прав, пиратства и контрафакта, то тут, по его словам, «Украина — объект номер один». При этом нет ни одного уголовного дела по пиратству, которое «цветёт буйным цветом».

Сегодня отрасль очутилась в катастрофическом положении, и во время пандемии она пострадала больше, чем другие креативные индустрии, констатировал Афонин, добавив, что вся надежда у книгоиздателей — на государство.

Украинские пограничники задержали грузовик с книгами из России
Украинские пограничники задержали грузовик с книгами из России
© ГПС Украины

«В стране кривых зеркал»

Но пока эти надежды напрасны. Глава правления союза «Национальная Образовательная Ассоциация» Виктория Войцицкая рассказала о катастрофическом недофинансировании издания школьных учебников. Ученики 6-го, 7-го и 8-го классов не имеют полного комплекта учебников — «и как им учиться?». Она продемонстрировала потрёпанные, заклеенные скотчем учебники, по которым дети учатся уже много лет. А ведь в учебные программы за это время было внесено достаточно много изменений.

При этом в 2021 и 2022 годах вообще не предусмотрено финансирование школьных библиотек, сообщила Войцицкая. Она подчеркнула, что такая политика фактически лишает украинских детей права на образование и «оставляет их без будущего».

Не легче и учителям. По данным ассоциации, обеспечено лишь 34% потребностей педагогов в учебно-методической литературе, не хватает 18,5 миллионов гривен. Войцицкая напомнила о словах Виктора Гюго — «тот, кто открывает школу, закрывает тюрьму», и продолжила: на Украине экономят на образовании, открывая при этом особые палаты в тюрьмах…

«Такое впечатление, что мы живём в стране кривых зеркал, где все приоритеты поставлены с ног на голову», — констатировала глава ассоциации.

«Семьдесят процентов Украины говорят на русском». Кто отказывается от книг на украинском
«Семьдесят процентов Украины говорят на русском». Кто отказывается от книг на украинском
© CC0, Pixabay

Зачем библиотеки, если там нет книг?

Гендиректор издательства «Фолио» Александр Красовицкий перечислил проблемы украинского книжного рынка, связанные с государством. Проблем множество. Так, количество публичных библиотек в Украине — 15 тысяч, и это больше, чем, например, в Англии или во Франции, но… это наследие Советского Союза. Но государственной политики относительно библиотек в независимой Украине как не было, так и нет. Теперь же чиновники говорят: а зачем эти библиотеки, если туда никто не ходит?

«Но мы понимаем, что туда никто не ходит, потому что там нет книжек» — сказал издатель, пояснив, что книжный фонд украинских библиотек давно устарел, а новых поступлений нет. Сами же библиотеки отданы теперь под ответственность местных общин, многие из которых фактически вынуждены эти библиотеки просто закрывать.

Проблема электронного пиратства: по словам Красовицкого, на Украине нет рынка электронной книги и аудиокниги, тексты распространяются беспрепятственно. Исправить ситуацию могло бы копирование европейского законодательства, где за передачу креативного контента наказывают провайдеров. Но украинское провайдерское лобби этому препятствует, сообщил издатель.

Ещё одна проблема — российская книга. Красовицкий считает, что от 10 до 15% украинского рынка — это пиратские издания российских книг, и это наносит серьёзный ущерб «белым» украинским издательствам. Такая ситуация привела к закрытию целых сегментов рынка, и тут нужно вмешательство правоохранительных органов, подчеркнул издатель.

Книжные магазины? Тут тоже одни проблемы. Значительная часть продаж книг перешла в онлайн, а книжные лавки закрываются, поскольку не могут элементарно платить аренду…

«Успех - не для девочек»: на Украине решили за госсчет закупить сексистскую книгу
«Успех - не для девочек»: на Украине решили за госсчет закупить сексистскую книгу
© CC0, Pixabay

В результате складывающейся на рынке ситуации только в прошлом году 340 украинских издательств из примерно 1200 прекратили деятельность, эта тенденция продолжится и в этом году, сказал Красовицкий. По его словам, «эта шагреневая кожа будет уменьшаться, до тех пор, пока кто-нибудь не придёт и не скажет: а зачем нам вообще не только библиотеки, зачем нам книжные магазины, если они не работают нормально, зачем нам издательства, которые живут с долгами и не имеют денег на зарплаты — может, давайте мы закроем эту отрасль и отдадим этот рынок российским издателям?»

«Вопрос национальной безопасности»

Информацию о массовом закрытии издательств подтвердил генеральный директор издательства «Ранок» Виктор Круглов. Он добавил, что в настоящее время многие издательства работают в сокращённом режиме.

Виктор Круглов отметил, что книга — это действительно вопрос национальной библиотеки, это — «война за умы». Но, продолжил он — «наши северные соседи это понимают, поддерживают свою книгу».

Он подчеркнул, что на пополнение и обновление библиотечных фондов предусмотрен «ноль», поэтому молодёжь пойдет не в библиотеки, а на улицы. Издатель напомнил, что там где больше читают — меньше тюрем, и наоборот.

Прогноз Круглова довольно мрачен: украинскому книгоиздательству на самом деле грозит полный коллапс, а это негативно скажется на всей креативной индустрии. Издатель отметил, что стоит вопрос выживания всей книгоиздательской отрасли, а это в свою очередь ставит под вопрос будущее Украины.

Без русских книг: продлить запреты

Судя по всему, украинские издатели винят в своих бедах не только свою же власть, но и Россию. Хотя как раз постмайданные хозяева страны делают всё возможное для того, чтобы о русской книге в стране вообще забыли.

На Украине запретили еще 20 книг из РФ: что не смогут почитать украинцы
На Украине запретили еще 20 книг из РФ: что не смогут почитать украинцы
© flickr.com, Abhi Sharma

Ранее в Госкомитете Украины по телевидению и радиовещанию (Гостелерадио) сообщали о намерении инициировать продление действующих ограничительных мер для девяти российских издательств, санкции против которых истекают в 2022 году. На сайте ведомства публикуется перечень изданий, содержание которых якобы направлено, в частности, «на ликвидацию независимости Украины». Этот список книг сам по себе — очень занимательное чтение. В комитете заявляют, что предпринимают меры «по недопущению на украинский рынок пропагандистской литературы государства-агрессора».

Напомним, что запрет на ввоз российских книг с «антиукраинским содержанием» на территорию Украины действует с 2017 года. Наличие или отсутствие такого содержания определяет экспертный совет. В начале 2021 года в Гостелерадио отчитались, что за весь период действия разрешительной системы «легальным путём в Украину не попала ни одна книжка антиукраинского содержания». При этом отметили, что такой результат достигнут «несмотря на судебные иски и угрозы».

Сообщается, что за это же время был разрешён ввоз из РФ более 31 тысячи книг, в основном это классическая, детская литература и мировые бестселлеры.

Что до запретов, то поводы к ним могут быть самые неожиданные — например, неосторожное упоминание о ком-либо в предисловии (как это произошло с одним из изданий «Мастера и Маргариты» Михаила Булгакова) или иллюстрации. Почти два десятки изданий были запрещены к ввозу из-за ссылок. Как рассказал начальник управления разрешительной процедуры и контроля за распространением издательской продукции Госкомтелерадио Украины Сергей Олейник в интервью агентству Укринформ, такими ссылками читателей поощряют к пользованию соцсетью ВКонтакте и порталом Yandex.ru, а также популяризуют российские издательства «Эксмо» и «АСТ»…

По словам чиновника, украинским издателям и полиграфистам на пользу пошёл бы закон о полном запрете ввоза книг из России. Олейник отметил, что эту позицию разделяют патриотически настроенные граждане, сообщества и партии, тогда как «в сохранении русской книги на украинском рынке заинтересованы главным образом импортеры, а также пророссийски настроенное население и политические силы».

Российских книг на украинском рынке действительно стало заметно меньше, зато выросли объем контрабанды и тиражи пиратских изданий. По данным, которые ранее приводил Александр Красовицкий, пиратский рынок контрафакта составляет не менее 7% продаж на коммерческом рынке, а контрабандный — до 15-17% (это 8-12 млн экземпляров без учёта учебной литературы). Объем теневого рынка издатель оценил в 1,2-1,5 млрд гривен.