В Германии победившая на выборах партия «Зеленых» обвиняет Россию в энергетическом кризисе и требует от правительства Ангелы Меркель заставить ее увеличить поставки газа.

«Мы зависим от России, она ограничивает поставки газа», — сказал сопредседатель немецкой партии «Союз-90»/«Зеленые» Роберт Хабек 17 октября.

Он отметил, что хранилища газа в ФРГ недостаточно заполнены, и «действующее правительство ФРГ должно быстро поговорить с Россией по поводу того, чтобы это изменилось».

Такая же тональность в последнее время прослеживается в высказываниях многих других европейских политиков, а также в публикациях в европейских масс-медиа.

С другой стороны, целый ряд политиков в той же Германии отмечает, что к «Газпрому» претензий быть не может, потому что российская энергокомпания полностью и точно по срокам и объемам выполняет свои обязательства перед своими западными партнерами.

Так что же происходит? Насколько справедливы претензии к Газпрому? Почему образовалась нехватка газа в Германии и Европейском союзе?

Причины дефицита

Первая причина, которая повлекла за собой массу негативных факторов для энергетики ЕС — это чрезмерное увлечение Европейского союза «зеленой» энергетикой.

Ее форсированное развитие привело к серьезным диспропорциям отрасли. Принятые европейскими бюрократами решения о перенаправлении средств, инвестиций с традиционных источников энергии на новые — ветроэнергетику, солнечную и водородную — оставили без бюджетного финансирования собственную добычу газа, что незамедлительно привело к ее уменьшению.

Действующие месторождения, как, например, Гронингенское в Нидерландах, истощаются, а новые разрабатывать никто не берется, так как менее чем через 30 лет, к 2050 году, использование газа в ЕС будет запрещено. А какой смысл вкладываться в разработку новых месторождений, если они могут не окупится из-за перехода в ближайшие годы ЕС на новые виды энергии и отказа от газа?

При этом до сих пор не решены многие технические проблемы возобновляемых источников энергии (ВИЭ), в частности, нестабильность в производстве электричества, зависимость от природных условий, невозможность накапливать излишки энергии и пускать их в сеть в моменты повышенного спроса.

Пока что все провалы в производстве электричества из ВИЭ компенсируются в Европе в основном тепловыми электростанциями, сжигающими газ. Этот энергоноситель признан европейскими бюрократами наиболее экологичным среди ископаемых источников. 

При этом в 2021 году производство электроэнергии из ВИЭ упало на 15% по сравнению с 2020-м. Это было связано с погодными условиями — в Европой ветры стали дуть слабее.

Недостачу в энергобалансе стали компенсировать, сжигая газ, но оказалось, что потребности в нем одновременно выросли не только в Европе, но и в Азии.

Экономика Китая бурно восстанавливается после пандемии, энергии не хватает, и правительство КНР сделало обеспечение страны электричеством государственным приоритетом.

Китайские трейдеры смогли перебить деньгами предложение европейцев, и поставщики сжиженного природного газа (СПГ) изменили маршруты с европейских на азиатские.

Как рассказал американский эксперт в сфере энергетики Ариэль Коэн, это легко удалось сделать, так как европейцы сами отказались от долгосрочных контрактов с американскими компаниями и торговали с ними только на спотовом рынке.

У поставщиков СПГ были развязаны руки, и они немедленно воспользовались ситуацией. В итоге импорт газа в страны Евросоюза упал на 10% по сравнению с 2020 годом и на рынке возник существенный дефицит.

Обвинения в адрес России

То, что «Газпром» выполняет все контракты с европейскими контрагентами в полном объеме, признают даже его жесточайшие критики.

Более того, поставки в ЕС идут на уровне, близком к рекордному, и существенно превышают показатели 2020 года.

Как рассказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, поставки увеличены до максимума в рамках действующих контрактов.

То есть помимо обязательных объемов, заказчики выбирают все дополнительные объемы, прописанные в соглашениях с «Газпромом».

Однако это не может компенсировать 10% дефицит, возникший на европейском рынке из-за ухода поставщиков СПГ в Азию. Европейские чиновники надеются его ликвидировать за счет России.

Как утверждают в Брюсселе, «Газпром» якобы может нарастить свои поставки еще на 15%, однако не делает этого, что говорит об использовании Москвой энергетики в качестве оружия для влияния на рынок с тем, чтобы заставить ЕС быстрее сертифицировать «Северный поток — 2».

Россия эти обвинения отвергает и приводит вполне разумные контраргументы.

Позиция Москвы

Для того, чтобы поставить газ в Европу, «Газпром» сначала должен разведать месторождение, потом организовать добычу газа, его хранение до того момента, как он понадобится и доставку «голубого топлива» заказчику.

Все это требует существенных затрат. Причем деньги за газ компания получает только после того, как заказчик получил свой газ.

Если заказчик в последний момент откажется забирать газ, компания понесет большие убытки. Чтобы этого не происходило, в контрактах прописывается пункт «бери или плати».

Он гарантирует защиту инвестиций поставщика и обязывает заказчика оплатить минимальные объемы газа, даже если он не будет их забирать.

Именно по таким контрактам работает «Газпром». Он предлагает Европе увеличить поставки газа, подписав дополнительные долгосрочные контракты.

Однако Брюссель на это не соглашается, так как считает газ временным энергоносителем, от которого к 2050 году намерен полностью отказаться.

Поставки на спотовый рынок без долгосрочных контрактов не выгодны уже «Газпрому», так как его инвестиции в разработку и добычу не будут защищены.

Излишков же, которые «Газпром» мог бы сейчас поставлять на рынок краткосрочных поставок, не наблюдается.

Свидетельством этого является тот факт, что проходящий через Польшу газопровод «Ямал — Европа» сейчас загружен только на треть, а дополнительные объемы прокачки газа через украинскую ГТС оказались не востребованы.

Для того, чтобы увеличить поставки газа в ЕС, «Газпром» должен начинать добычу на новых участках, что означает серьезные капиталовложения.

Однако ЕС не хочет давать никаких гарантий того, что эти объемы будут востребованы в дальнейшем.

Опыт показывает, что поставки на спотовый рынок могут обернуться существенными потерями для поставщиков. Это уже происходило в 2020 году в ЕС.

Тогда из-за резкого падения спроса на энергию, связанного с пандемией и спадом производства, компании распродавали свой газ по ценам менее $80 за тысячу кубометров — намного ниже себестоимости — чтобы в результате не потерять еще больше.

Естественно, что такой риск «Газпрому» неинтересен хотя бы потому, что пандемия коронавируса еще не окончена, и исключать новый локдаун и очередное резкое падение спроса на газ нельзя.

Проблема с доставкой

При этом Евросоюз сам создал условия, при которых еще большее увеличение поставок российского газа в ЕС будет для России крайне невыгодным и может привести к финансовым потерям.

Первый «Северный поток» невозможно использовать на полную мощность из-за того, что евробюрократы лишили его полного доступа к газопроводу OPAL, через который российский газ поступает далее в распределительные сети стран Евросоюза.

Газопровод «Северный поток — 2» ждет долгая и скандальная сертификация: немецкий регулятор допустил к этому процессу польскую госкомпанию PGNiG, настроенную категорически против проекта.

Аналогичное влияние на сертификацию нового газопровода собирается оказывать украинский «Нафтогаз», который 18 октября подал аналогичную заявку и уверен в том, что она будет удовлетворена.

Наращивание поставок по украинской ГТС невыгодно экономически, так как поставки свыше обязательных 40 млрд кубометров в год, или 109 млн кубов в сутки, будут оплачиваться по сильно завышенному тарифу.

«Если "Газпром" будет прокачивать дополнительные объемы газа через Украину, он собьет цены для всего своего газа, который поставляет в ЕС по действующим контрактам по всем маршрутам (так как в большинстве из них учитываются котировки европейских бирж в формуле цены. — Ред.), а большую часть маржи придется отдать Украине за доставку», — объяснил изданию Украина.ру эксперт Финансового университета при правительстве РФ Юшков.

В этом нет никакого экономического смысла, подчеркнул эксперт.

Впрочем, проблемы с доставкой решаются просто — достаточно выдать разрешение на использование газопровода OPAL и сертифицировать «Северный поток — 2».

Однако Евросоюз решил не идти по такому пути и при этом пытается возложить вину за собственные ошибки на Россию.

То есть ошибки с планированием  и отказом от финансирования разработок месторождений газа на территории ЕС наложились на странную политическую позицию ЕС — не дать возможности Газпрому увеличить поставки газа в Европу по имеющимся более выгодным и более рентабельным новым маршрутам транзита газа.

Надавить на Москву

Европейцы не могут не видеть, что не «Газпром» виноват в дефиците газа, и некоторые политики прямо об этом заявляют.

«Все занимались спекуляциями на тему того, что цены на газ упадут, и ждали, когда это произойдет, чтобы продолжить закупку газа. Это, конечно же, не сработало. Но ситуация связана не с русскими, а с теми, кто формирует газовую политику здесь, в Германии», — сказал председатель комитета бундестага ФРГ по экономике и энергетике Клаус Эрнст в комментарии РБК 4 октября.

При этом от критиков «Газпрома» ни слова не слышно в адрес США и других поставщиков СПГ, которые перенаправили свои объемы в Китай. Не обвиняют они и Пекин в том, что тот перекупает СПГ у Европы.

Почему так происходит, можно понять из недавнего заявления главы Европейской дипломатии Хосепа Борреля. По его мнению, у Европы есть рычаги влияния на Россию, и она намерена ими воспользоваться.

«ЕС зависит от России в импорте топлива, но российская экономика, государство также нуждаются в доходах от энергетических поставок», — написал он в своем блоге 14 октября и призвал Европу сильнее сплотиться против России в вопросах энергетики.

Его слова означают, что Евросоюз намерен попытаться использовать политические рычаги влияния на Москву с тем, чтобы добиться выгодных для себя условий от «Газпрома».

Очевидно, что повлиять подобным образом на поставщиков СПГ невозможно: у них нет трубопровода, в который вложены миллиарды долларов, это частные компании, которые имеют отношение к бюджету своей страны только в смысле уплаты налогов.

«Мы видим обвинения только в адрес "Газпрома". Не обвиняют поставщиков СПГ, не обвиняют других трубопроводных поставщиков, в частности, Норвегию, которая четыре года снижает объемы поставок в ЕС, хотя у нее есть месторождения в Баренцевом море, с которых можно увеличить поставки. Это двойные стандарты», — подчеркнул Юшков.

Европейцы верят, что смогут выкручивать руки «Газпрому» и России. Именно этим объясняются все абсурдные обвинения в адрес Москвы. 

Эта вера подкрепляется решением Стокгольмского арбитража в пользу «Нафтогаза», когда аргументы российской компании не были приняты в расчет и она фактически заплатила более $4 млрд только потому, что Россия богаче Украины.

В общем, если подытожить — в нынешнем энергетическом кризисе в Европе виновато руководство ЕС и правительства некоторых европейских стран, не сумевших просчитать изменения на рынке. А виноватой выставляют Россию — лишь для того, чтобы за ее счет решить проблему.