Сам список не опубликован. Санкции включают запрет на гражданство, въезд, требование депортации и блокировку всех активов. Секретарь СНБО Алексей Данилов также дал следующее определение криминального авторитета: «Вор в законе — это человек, который коронован в их среде, и он может раскороноваться и вернуться в общество после процедур, которые у них описаны».

Однако в законе о ворах в законе, принятом Радой в прошлом году, дается более размытое определение: «лицо, которое придерживается присущих преступной среде традиций и правил поведения, пользуется авторитетом среди лиц, совершивших уголовные преступления, руководит, координирует и/или организует деятельность преступного сообщества или его части или является участником такого сообщества».

И этот же закон, который упоминает Зеленский, позволяет упрятать за решетку известных властям воров в законе за наличие самого этого статуса, который криминальный авторитет не может отрицать, согласно кодексу преступного мира. Именно таким образом в свое время многих из них выдавили из Грузии, после чего они нашли убежище на постмайданной Украине. Иными словами, можно было обойтись и без санкций.

«Сердечный приступ». Зеленский объявил о санкциях против иностранных криминальных авторитетов
«Сердечный приступ». Зеленский объявил о санкциях против иностранных криминальных авторитетов
© president.gov.ua

Украинский адвокат Максим Могильницкий обращает внимание на это противоречие. «Секунду! А судить воров в законе уже не планируют? Неотвратимость наказания там… и все такое, не? Иные страны добиваются экстрадиции преступника, чтобы наказать по всей строгости, а мы им "бон вояж" говорим? К чему тогда всего год назад пафосно меняли Уголовный кодекс? Зачем вводили особую ответственность для них? План-перехват, как всегда, результатов не дал?» — пишет Могильницкий.

Исключенный из президентской партии депутат Александр Дубинский также подчеркивает смехотворность санкций против этой категории, так как криминальные авторитеты имущество не на свое имя записывают. «Санкции против "воров в законе" — это смешно и симптоматично. Смешно, потому что сложно представить себе "вора в законе" с оформленным на свое имя имуществом, счетом в банке и страховкой, на которую как-то повлияют ваши потешные санкции», — считает нардеп.

Ранее президент и СНБО также с помпой вводили санкции против «королей контрабанды». Контрабанды от этого меньше не стало, а все ее «короли» живут и здравствуют.

Возникают также вопросы относительно числа заявленных воров в законе. По данным ресурса «Прайм крайм» (который занимается исследованием именно воров в законе), во всем мире их 444. Украинская полиция в 2019 году насчитала в стране 15-25 воров в законе и еще около 50 заезжих гастролеров. А президент Зеленский объявил о 557.

Заместитель главреда издания «Страна» Светлана Крюкова видит в этой инициативе лишь попытку отвлечения внимания и спектакль для общества.

«Перечитала все новости и мнения по теме санкций СНБО — на этот раз против вроде бы "воров в законе" и "криминальных авторитетов" — это очередной дешевый спектакль, чтобы отвлечь внимание общества от насущных проблем, которые обещал решить, но не решил Зеленский. Отыскали каких-то людей, списки которых пока неизвестны. Без предъявления обвинения присвоили им криминальный статус и ввели санкции. Откровенно смешные санкции. Например, запрет на приобретение украинского гражданства и на открытие банковских счетов в Украине. Ну да, у нас же полтысячи находящихся вне Украины мафиози и криминальные авторитеты со всего мира в очереди стоят, чтобы получить наш паспорт и открыть счет непременно в украинском банке. Чтобы затем с гордостью сообщить своим подельникам: перечислять деньги от нелегальной торговли оружием и наркотиками нужно исключительно на карточки "Привата". У настоящих "воров в законе" семьями обзаводиться не положено, какие счета в банке?» — иронизирует Крюкова.

Украинский журналист Игорь Петрук полагает, что Зеленскому просто нравится повторять к месту и не к месту слово «санкции», которое часто используют руководители западных стран. «У нас все смеются с этого. Уже многие специалисты, политологи, эксперты — что, очевидно, Зеленскому нравится само слово "санкции". И мы сейчас санкции введем. А на деле оно что получается? На деле получается, что просто громкий звук: "Мы ввели санкции". А дальше ничего нет», — пишет Петрук.

Убийство, рэкет, героин: Лерос обнародовал криминальное досье Тищенко
Убийство, рэкет, героин: Лерос обнародовал криминальное досье Тищенко
© Facebook, Слуга Народу

Бывший «Слуга народа» депутат Антон Поляков утверждает, что формирование списка криминальных авторитетов используется для вымогательства денег у крупных бизнесменов. «Знаете, что самое смешное? Список "воров в законе" СНБО так и не опубликовал…. И знаете, что самое печальное? Прямо сейчас силовики разводят денежных ребят. Даже тех, кто к криминалу не имеет абсолютно никакого отношения. Схема простая. Звонят, например, украинскому бизнесмену-миллионеру, у которого другое гражданство, говорят, что он попал в этот список, и крутят его на деньги за исключение из этого списка до его официальной публикации», — утверждает украинский депутат.

Другой депутат, Тарас Козак из ОПЗЖ, который ранее попал под санкции СНБО, в свою очередь, обвиняет секретаря СНБО Алексея Данилова в причастности к преступному миру.

«Случайный чиновник, еще два года назад торговавший на блошином рынке в Киеве краденой бижутерией и редкими книгами, решил самоутвердиться за мой счет. Напоминаю этому преступнику, что санкции нужно ввести против него самого, потому что мэром Луганска он стал прямо из членов луганской банды криминального авторитета Валерия Доброславского, где приносил местным ворам в законе выручку от десятков точек наперсточников с центрального рынка и автовокзала города Луганска», — заявил Козак.

Однако основная задача этих санкций против криминальных авторитетов — создать видимость борьбы с организованной преступностью. Периодически президент будет делать по этому поводу новые видеообращения, вводить новые санкции и обсуждать новый законопроект. На практике ничего не изменится — ни для самих воров в законе, ни для граждан, пострадавших от действий преступных группировок. Украинский преступный мир давно сросся с бандами националистов и ветеранов АТО. Такая «крыша» позволяет уходить от ответственности, что способствует росту преступности. Практически ни одно из громких убийств на Украине после Евромайдана не раскрыто. По стране «гуляют» тысячи единиц автоматического оружия, гранатометов и гранат, которые периодически стреляют или взрываются в кафе и на детских площадках. Буквально на днях в Николаеве зарезали известного историка Владимира Щукина, изучавшего тему холокоста и публиковавшего работы о проблеме антисемитизма в украинском обществе. В случае задержания подозреваемых в убийствах, содержании наркопритонов или обычных грабителей их подельники из числа националистов обычно терроризируют судей, устраивают пикеты и погромы, требуя отпустить «патриотов».

Отставной украинский оперативник, основатель криминальной разведки Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) Валерий Кур, которого когда-то называли «киевским комиссаром Каттани», рассказывал, что рост преступности после 2014 года связан с политизацией МВД.

Преступность и эксплуатация. Слободчук рассказал, какой будет Украина после коронавируса
Преступность и эксплуатация. Слободчук рассказал, какой будет Украина после коронавируса
© Facebook, Національна поліція України

«Причина одна — заполитизированность и назначение на руководящие должности, особенно в силовые ведомства, в 2014 году по квотному принципу, пакетом. Сейчас тех, кто борется с преступностью реально, — единицы. А военизированная, силовая часть МВД раздута до небывалых размеров… Забежавшие в 2014 году "на минуточку" в силовые ведомства бизнесмены-политики сейчас контролируют теневой бизнес, и поэтому разборки происходят из-за того, что нет адекватной ответственности со стороны государства. Политическое руководство МВД тоже имеет отношение к теневому бизнесу… Пока же в государстве не прекратится политизация правоохранительных органов, пока правоохранителями будут руководить какие-то бизнесмены или "теневики", а полиция будет служить этой группе лиц — ситуация никак не изменится. Преступный мир будет цинично воспринимать действия правоохранителей и потому — не будет бояться. Если киллера не находят в ближайшие дни, то дело застопорится, как и многие политические резонансные преступления, в том числе убийство Павла Шеремета», — говорит бывший оперативник.

Иными словами, реальная борьба с организованной преступностью требует не громогласных санкций против тех, кому они не страшны, а системной работы правоохранительных органов. И прежде всего, эффективность этой работы зависит от пересмотра подхода к набору кадров, начиная с бессменного главы МВД Арсена Авакова и до многочисленных националистов, поставленных на руководящие посты в украинской полиции лишь по причине приверженности «идеалам Майдана». И поскольку ворон ворону глаз не выклюет, они против своих «сотоварищей» из преступных группировок действовать не будут.