Лично я бы вышел: Зеленский прояснил судьбу Минских соглашений
Лично я бы вышел: Зеленский прояснил судьбу Минских соглашений
© пресс-служба президента Украины
Об этом Зеленский сказал в интервью журналу «Фокус». Не все наши читатели регулярно просматривают этот журнал, поэтому отметим некоторые моменты, касающиеся Донбасса и гипотетической «большой войны» с Россией.

Что касается ситуации в Донбассе в целом (а там вместо обещанного Зеленским мира — хрупкое перемирие), то украинский президент считает, что Киев сделал «многое из того, о чем договорились».

«Кроме обмена мы открыли КПВВ «Счастье» и «Новотроицкое», больше строили дорог в Донецкой и Луганской областях, чтобы та сторона видела, как мы относимся к нашим территориям. Ещё строили в Закарпатской области, где нам говорили, что венгры вкладывают деньги в Украину, а Украина в свою страну — нет. Я хотел показать, что мы делаем по-другому. Также дороги строились в Херсонской области. У нас была задача показать людям в Крыму, что здесь делается. Это геополитический шаг, связанный с инфраструктурой», — поведал президент, посчитав нужным добавить: «И в асфальт мы ничего не закатывали».

Глава государства также отметил, что Киев не может просто так выйти из Минских соглашений, «потому что европейцы могут снять санкции с России и представителей ОРДЛО».

«Но лично я бы вышел», — заявил Зеленский.

Мобилизуем всех: Зеленский рассказал о «большой войне» с РФ
Мобилизуем всех: Зеленский рассказал о «большой войне» с РФ
© president.gov.ua
«Поэтому мы сказали, что с некоторыми моментами не согласны. И пропишем детальный план прекращения войны. Для этого предложили режим тишины и его соблюдение с конкретной даты, не обращая внимания на провокации. Считаю, что первый шаг сделан, — продолжил он. — Далее встречаются наши советники в «нормандском формате», готовят встречу лидеров. Считаю, что никто не хочет заканчивать войну, кроме Украины. Нет, европейские партнеры тоже хотят. Только Россия не очень спешит, боевикам это невыгодно. Получается простая ситуация, из которой надо найти сложный выход».

Не вполне понятно, каким именно боевикам невыгодно, по мнению Зеленского, заканчивать войну, от которой Донбасс устал ничуть не меньше Киева (да и начал войну не Донбасс). А вот о «партии войны» в Киеве президент, похоже, не догадывается.

О плане Б Зеленский говорить не стал — рано, «потому что это большая и тонкая дипломатия».

Отвечая на вопрос, задумывался ли он над тем, что «Россия снова может напасть на Украину, но уже с другой стороны» (вопрос замечателен этим словом «снова» — Ред.), например со стороны Крыма, президент ответил, что даже не хочет представлять такую ужасную ситуацию.

«Я против этого. Будем надеяться, что это невозможно. Иначе будет большая война. Мы никуда не уйдём, мы все будем воевать, все будут мобилизованы — и мужчины, и женщины. Это будет плохо для населения Украины. И я думаю, что Россия это прекрасно понимает», — сказал Зеленский.

Он также сообщил, что не звонит президенту РФ Владимиру Путину, поскольку сейчас «нет предмета для разговора». Но если будет нужно — например, если продолжится задержка со встречей советников — то позвонит.

Зеленский объяснил, почему не звонит Путину
Зеленский объяснил, почему не звонит Путину
© пресс-служба президента Украины/РИА Новости/Алексей Дружинин
«Как президент Украины я должен решать с ним все сложные вопросы. И если это поможет быстрее остановить войну, я должен с ним общаться. Мало того, я считаю, что должен быть диалог, — как в «нормандском формате», так и прямой диалог. Потому что есть вопросы, которые мы не поднимаем в «нормандском формате», — ни вопрос заложников в России или Крыму, ни вопрос Крыма. Этот формат — сугубо о Донбассе. Поэтому мы должны говорить с ним глобально тет-а-тет», — пояснил Зеленский.

Думается, тут нечего комментировать, всё и так понятно. Кроме того, что же (или кто?) мешает Зеленскому действительно снять трубку и обсудить все упомянутые вопросы с президентом России? Неужели действительно «нет предмета для разговора»?

Похоже на то, что лично Зеленский действительно не хочет войны, как не хочет её ни один нормальный человек. Он и обещал пойти на всё ради мира — потому только и выиграл выборы, стал президентом.

Но… война продолжается. И это не война Украины с Россией, как бы ни пытались вложить такую шизофреническую мысль в умы украинцев политики и политтехнологи власти. Это преступная гражданская война, война между гражданами одного и того же государства. Это война, за жертвы которой рано или поздно, но придётся дать и ответ тем, кто её развязал, и тем, кто войну продолжает. Остаётся лишь надеяться на то, что Зеленский это понимает.