Впервые о появлении этого видео сообщил 29 ноября венгроязычный сайт Karpatalja.ma, уточнив, что «видео было загружено на YouTube два дня назад». Причем, как отмечалось в публикации, у видео было «сербское (szerb) название», что звучит не очень понятно.

Так или иначе, проверить это уже сложно, так как уже по состоянию на 29 ноября, как упомянуто в статье, исходное «видео было удалено из-за языка вражды».

Битва за улицы Украины. Блогера Анатолия Шария неонацисты пообещали убить
Битва за улицы Украины. Блогера Анатолия Шария неонацисты пообещали убить
В настоящий момент доступно несколько копий видео, на большинстве из которых (например, на перезалитой на сайте «Цензор.Нет») речь мужчины в камуфляже начинается посреди разорванной фразы «…украинской земле» или «…украинские земли». Однако на копии, размещенной 30 ноября на YouTube-канале пользователя Миколы Старосты, начало речи не срезано, хорошо слышно «Вы на украинской земле» (произносимой на украинском языке).

Кроме того, заметно, что в большинстве копий обрезан конец видео (присутствующий на канале «Микола Староста»), где после завершения спича мужчина в камуфляже вскинул правую руку в римском салюте — то ли дабы избежать блокировки ролика за разжигание розни, то ли дабы не давать повода обвинять националистов в нацизме.

Если реконструировать оборванное начало так, как это делают украинские журналисты, речь мужчины в камуфляже звучит таким образом: «Вы на украинской земле. Но я знаю его, каждого. Кто из вас получил паспорт или получает какие-то гранты от венгров. Запомните, мы придем к вам, мы повсюду, мы везде. Мы знаем, где вы работаете, где вы живете, где учатся ваши дети. Внимательно следите за своими мыслями и за своими мечтами про автономию. Иначе мы придем за вами и вашими детьми».

Днем 1 декабря, когда информация о видеоролике с угрозами разошлась уже по всем украинским СМИ, на сайте МВД было опубликовано жесткое заявление от имени Арсена Авакова (кстати, действительно хорошо узнаваем стиль речи министра): «Украинское государство жестко преследует нацистов и экстремистов, которые рядятся в патриотов и несут угрозу нашим гражданам. Провокаторы, которые угрожают украинцам венгерского происхождения, — это враги государства. Приложим все усилия, чтобы их разоблачить и наказать».

Кстати, как сообщил вслед за Аваковым и глава Национальной полиции Игорь Клименко, возбуждено и уголовное дело по части 1 статьи 161, предусматривающей ответственность за «умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства или оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями, а также прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или непрямых привилегий граждан по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного состояния, местожительства, по языковым или другим признакам» вплоть до «ограничения свободы на срок до пяти лет».

«Украина — демократическое государство, где не должно быть места для экстремистских высказываний и притеснений граждан по любому признаку. Мы внимательно просмотрели ролик, где неизвестные в масках угрожают украинцам венгерского происхождения, и проводим мероприятия для установления и задержания провокаторов», — говорится в опубликованном на сайте Нацполиции заявлении главы ведомства.

Реакция тем более нервная, что видеоролик с угрозами дает козыри Будапешту, который пытается привлечь внимание Евросоюза к давлению СБУ на венгров Закарпатья.

Террор националистов. «Национальный корпус» заходит на местные выборы «уличным фронтом»
Террор националистов. «Национальный корпус» заходит на местные выборы «уличным фронтом»
© odesa.depo.ua
Все это заставило, наконец, отреагировать и руководство «Правого сектора»*. До этого, как отмечалось 29 ноября в публикации Karpatalja.ma, «официальные страницы «Правого сектора» (в соцсетях. — Авт.) никак не отреагировали на происходящее».

Вечером 1 декабря, спустя несколько часов (если быть точным — шесть с небольшим) после заявление Авакова, вождь «Правого сектора» Андрей Тарасенко написал на своей странице в Facebook про «попытку дискредитации нашей организации»: «Недавно мы стали свидетелями целого ряда информационных атак против нашей Организации. Апофеозом абсурда стало видео, на котором неизвестный в маске, с красно-черным флагом и с шарфом ПС, угрожает венгерскому населению Закарпатской области этническими чистками. Наше имя сознательно используют для разжигания межнациональной розни… Мы, Провод (так по образцу ОУН называется руководство организации. — Авт.) НВР (Національно-визвольного Руху, то есть Национально-освободительного движения. — Авт.) «Правый сектор», заявляем, что этот человек, как и его видеообращение, не имеют никакого отношения к нашему Движению».

В вышедшем получасом ранее материале «5» телеканала приведен комментарий Тарасенко, который отказывался считать шарф принадлежащим «Правому сектору», хотя затем сам назвал его таковым: «Никакого вообще отношения ни организация «Правый сектор», ни какие-либо активисты «Правого сектора» не имеют к этому всему. Это не флаг «Правого сектора», это просто красно-черный флаг, и снизу то ли шарфик, то ли что-то такое, то, что у нас продается на каждом шагу. То есть это даже не наша символика официальная».

Судя по всему, для руководства организации в Киеве этот видеоролик оказался полной неожиданностью (возможно, оно вообще узнало о его появлении только от звонка журналистов). Что неудивительно — в Закарпатье «Правого сектора» реально нет уже с лета 2015 года, когда местное отделение откололось от головной организации и ушло в «самостоятельное плавание», а по сути — в никуда. 14 августа этого года полиции сдались последние участники знаменитой перестрелки 11 июля 2015 года в Мукачево со стороны «Правого сектора», скрывавшиеся около пяти лет от следствия.

Официально структуры организации, подчиненные Тарасенко и командиру Добровольческого украинского корпуса «Правый сектор» (ДУК ПС) Андрею Стемпицкому, в регионе вроде бы присутствуют. Например, 1-й резервный батальон ДУК ПС-Закарпатье упоминался среди участников националистического «Марша славы героев» 17 марта 2018 года в Ужгороде, организованного «Карпатской Сечью» (об этой организации — далее).

На сайте «Правого сектора» в марте и июне 2019 года публиковались объявления следующего содержания: «Вниманию жителей Закарпатья! Первая резервная сотня Добровольческого украинского корпуса «Правый сектор» приглашает в свои ряды сознательных украинцев!.. Бойцы 1-й РС ДУК ПС постоянно закаляют тело и дух, защищают украинский как на фронте, так и в тылу и меняют историю Украины уже сегодня».

Там был указан и адрес офиса, где находится организация в Ужгороде.

Наконец, в паблике самой упомянутой 1-й резервной сотни ДУК ПС упоминалось, что 24 августа 2019 года она принимала участие в марше ветеранов в Киеве. Пожалуй, это — а еще участие в тренинге, проведенном во Львовской области 12—14 апреля 2019 года, и посещения молебнов — единственные проявления активности закарпатского «Правого сектора» за прошедшие годы. Причем, судя по публикуемым фотографиям, численность этой резервной сотни — хорошо если десяток человек (учтем, что на коллективном фото присутствуют «правосеки» сразу из нескольких регионов).

Загадочное видео: кто угрожает венграм Закарпатья этническими чистками

Характерный момент: хотя «Правый сектор» выдвигал своих кандидатов на местных выборах 25 октября в соседних Ивано-Франковской, Тернопольской и Львовской областях (а помимо этого — в Киеве, Киевской, Полтавской и Сумской), в Закарпатской области ни один кандидат от партии не зарегистрировался хотя бы в какой-нибудь городской или поселковой объединенной территориальной общине (ОТГ).

Украина.ру проверила по сайту ЦИК — ни в одной. Хотя выборы — отличная возможность дополнительно заявить о себе или, в данном контексте, побороться с «венгерским сепаратизмом» если не через победу своих кандидатов, то хотя бы путем размещения и распространения наглядной агитации, возможности дать интервью, участвовать в теледебатах и т.д.

Вызывает сомнение и момент с приветствием вскинутой в римском салюте рукой — в «Правом секторе» это официально не было принято, хотя отдельные вступавшие в организацию в 2014—2015 годах неонацисты вполне могли такое делать.

Другое дело, что в массе своей они вскоре покинули возглавляемую ныне Тарасенко организацию.

Смущает и то, что видеоролик не распространялся не только через официальные интернет-ресурсы националистических организаций (это могло объясняться опасением уголовного преследования), но и через тот же Telegram-канал «ОпустиВату», который официально не связан ни с одной организацией и который ранее публиковал и видеозаписи избиений активистов «Партии Шария», сделанные нападавшими (а это уже куда более серьезная уголовная статья), и многочисленные фотографии и видеозаписи того, как националисты накануне выборов уничтожают агитационные палатки «Партии Шария», «Оппозиционной платформы — За жизнь» и кандидата в мэры Киева от партии «Наш край» Сергея Шахова (тоже уголовная статья).

Стоит отметить, что есть три ультраправые организации, которые ранее действительно проводили силовые и/или агитационные акции против венгров в Закарпатье, — это действующие непосредственно в регионе «Карпатская Сечь» и местное отделение партии «Свобода», а также базирующееся в Киеве «Братство»*.

Закарпатское отделение «Свободы» — пожалуй, самая многочисленная ультраправая организация в регионе, причем многие ее активисты прошли АТО в составе добровольческого батальона (реально на уровне роты) «Карпатская Сечь».

География ее деятельности самая обширная. Активисты закарпатской «Свободы» добирались и до карпатских перевалов, где неоднократно оскверняли памятник переходу венгров через эти горы в IX веке, и до пограничного Берегова. Например, на устроенном в центре этого города митинге 12 ноября 2017 года активисты партии и «Легиона Свободы» (скорее символического формирования, в котором числятся все АТОшники-«свободовцы») сорвали венгерский флаг со здания Береговской городской рады, особенно раздражавший националистов, и попытались его сжечь.

«Карпатская Сечь» — возникшая в 2010 году и конкурирующая с закарпатской «Свободой» организация, преимущественно молодежная и более радикальная. Две организации друг с другом подчеркнуто не дружат. В ходе АТО «Карпатская Сечь» тоже сформировала батальон (примерно на уровне роты) и тоже под названием «Карпатская Сечь».

Позиция этой организации двоякая, как у многих адептов белого расизма. С одной стороны, «Карпатская Сечь» выступает за «белый интернационал» и дружит в том числе с венгерскими неонацистами, с другой — она достаточно жестко настроена против любых автономистских действий национальных меньшинств. Известен эпизод, когда 16 марта 2013 года активисты «Карпатской Сечи» и приехавшей в Ужгород С14 избили две группы венгерских туристов за флажки в цветах национального флага на шляпах. Но стоит отметить, что деятельность «Карпатской Сечи» локализована в Ужгороде.

Наконец, «Братство», которое 23 мая 2017 года опубликовало на своей странице в Facebook видеозапись сноса стел с надписями венгерскими рунами, установленных несколькими днями ранее в Береговском и Виноградовском районах, сопровождавшегося избиением охранявших стелы венгерских активистов. Стоит, правда, отметить, что прямо ответственность за организацию упомянутых нападений «Братство» не брало, а могло разместить видеозапись, присланную какой-то закарпатской ультраправой организацией. Хотя при желании можно было съездить из Киева в Закарпатье.

Однако никто и никогда не пытался маскироваться под членов других организаций. Либо действия совершались открыто от лица какой-то организации, либо маскировались упоминанием того, что это «совершили некие украинские патриоты». Тем более у «Свободы» и «Карпатской Сечи» всегда были нормальные отношения с «Правым сектором», и так «подставлять» побратимов было бы явно некрасивым шагом, ответом на который могли бы стать встречные действия «правосеков» по всей стране.

Опять же, перечисленные выше организации всегда предпочитали действия болтовне, и видеозаписи если и появлялись, то по итогу нападений, а не с угрозами таковых.

Какие в итоге остаются версии?

Во-первых, видеоролик мог снять человек или группа людей, которые когда-то действительно состояли или воевали в «Правом секторе», но давно уже не имеют к нему отношения, хотя считают себя периодически вправе надевать его форму как боевую (точно так же, как отставные десантники). Они давно живут обычной жизнью, тут начитались в интернете новостей про «венгерский сепаратизм» и решили «что-то сделать», подумали и решили записать ролик.

Отметим важный момент: мужчина в камуфляже на видео не говорит от лица «Правого сектора», не называет себя его членом и даже не упоминает эту организацию, хотя логично было бы начать речь словами «Мы, представители такой-то организации…». С некоторой степенью допущения эти же активисты могли быть участниками описанного выше нападения на венгров под Берегово (интересно и совпадение локации) 23 мая 2017 года.

Во-вторых, это могла быть провокация. Тем более что видео моментами походит на постановочное, словно его снимал человек, представляющий себе «Правый сектор» по роликам 2014 года и разоблачительным фотографиям про «фашистов» в интернете.

Но чья провокация и, главное, с какой целью? Появление видео не могло быть ответом на обыски у венгерских организаций, проведенные СБУ (чтобы дать Будапешту повод вмешаться и потребовать внимания всей Европы к региону, где угрожают этническими чистками), потому что обыски прошли 30 ноября, а видео было размещено на YouTube еще 27 ноября. СБУ накануне обысков у венгерских организаций тоже было незачем выставлять закарпатских венгров национальным меньшинством, терроризируемым неонацистами.

В общем, логичных версий не находится.

* Организации запрещены Верховным судом РФ.