В минувшие выходные Киев вышел на первое место среди городов мира по степени загрязненности воздуха. Свою роль в этом сыграли лесные пожары неподалеку от украинской столицы. Дошло до того, что в ситуацию вмешалась Нацгвардия.

«Вчера во время вечернего мониторингового облета в Чернобыльской зоне обнаружили вот таких 4 «феномена» на площади около 100 м. Хорошо, что рядом были силы и удалось быстро потушить. Каким ублюдком надо быть, чтобы делать такое? Чудовищно сухая зима — уровень воды в экосистеме ушел вниз на 1,5-2 метра. Лесная, особенно хвойная подстилка легко уязвима для пожара. Высохли торфяники, и это особая проблема. И все это, конечно, возможность для негодяев и провокаторов… Создал специальную группу МВД, Нацгвардия начала антидиверсионную операцию в лесу», — заявил в понедельник, 20 апреля, министр внутренних дел Арсен Аваков.

Он рассказал, как облетал на выходных Киевскую и Житомирскую области, где и зафиксированы возгорания. И увиденное министра не обрадовало.

«Тысячи наших не спят на пожаре сутками, хватают пыль и радиацию, а кто-то из-за угла… ух попадетесь! А попадетесь точно! И штрафом уже не отделаетесь», — пообещал он.

Однако и до того, как Нацгвардия начала проводить антидиверсионную операцию, власть пыталась бороться с лесными пожарами.

Свидетельство государственной импотенции

После того как улицы Киева окутал удушающий дым, в украинских соцсетях начала распространяться карта пожаров. И она была довольно красноречивой. Огонь останавливался на линии государственной границы с Белоруссией.

Впрочем, некоторым украинцам это дало повод заговорить о диверсиях.

«Посмотрите на Белоруссию. Ни единого пожара и это при том, что их зима ничем не отличалась от нашей. Или вы хотите сказать, что там селяне другие, что там, как и у нас не было давней традиции сжигать весной сухую траву. Там все, как у нас, и люди те же, и традиции, и менталитет <…> Это все спецоперация, и не внешняя. Наши, доморощенные. Акция запугивания. Посмотрите на центры возгорания, всё рассчитано — погодные условия, направления ветров. Всё», — написал в Facebook украинский журналист Дмитрий Романюк.

Огонь невежества, порождающий нищету. Как украинцы сожгли свою страну

Другие же украинцы обнаружили, что и в Белоруссии есть проблема пожаров. Однако там ее решают с помощью высоких штрафов. К этому же методу решили прибегнуть и на Украине.

«Очень советую всем, кто до сих пор не понял, почему нельзя жечь траву, посмотреть фотографии с места пожара, увидеть уставшие лица пожарных, их окровавленные, обожженные руки. Я верю, что мы — разумная и взрослая нация, но если кто-то еще думает жечь траву, знайте, что это может стоить вам 153 тыс. грн. или даже лишения свободы», — заявил президент Украины Владимир Зеленский 14 апреля.

Ранее он подписал закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины с целью сохранения окружающей среды (относительно усиления ответственности за действия, направленные на загрязнение атмосферного воздуха и уничтожение или повреждение объектов растительного мира)», который и увеличил штрафы за поджоги.

Впрочем, некоторые нардепы уверены, что эти меры не помогут.

«Закон ничего не изменит в катастрофической ситуации, сложившейся для экологии, окружающей среды и безопасности граждан. Увеличенные админштрафы ничего не дадут, ведь накладывать их фактически не на кого. Уголовные дела возбуждаться не будут, превенций также не ждите — из-за некомпетентности Нацполиции и неудачных «экспериментов» и «реформ» над ее структурой и компетентностью личного состава. И самое страшное — власть никоим образом не демонстрирует понимания, что нужен глобальный, структурный и единый подход к проблеме. Как в законодательном аспекте, так и в аспекте реформы государственной структуры управления. Поэтому Украина будет гореть и дальше. Но надолго ли нас хватит?» — заявил народный депутат Григорий Мамка.

По его словам, фиксация и доказательство вины человека, совершившего поджог, а также определение размера нанесенного ущерба — это пока самая большая юридическая проблема. Так, согласно украинскому законодательству, напомнил Мамка, полномочия составлять админпротоколы имеют общественный лесной инспектор, общественный инспектор по охране окружающей среды, а также инспекторы Государственной экологической инспекции. На практике же Гослесагентсво и Госэкоинспекция перекладывают эти обязанности друг на друга.

В общем, проблема. А украинские селяне тем временем продолжают жечь траву.

Сгорела хата, сгорел и сарай

Жгли траву, а сожгли село. Вряд ли жители села Борятин, что на запад от Житомира, могли предположить, чем обернется борьба с сухой травой. Изменившийся ветер в понедельник, 13 апреля, развернул огонь с поля на село.

«Огонь фронтом 500 метров мгновенно перекинулся на населенный пункт Борятин и охватил 27 строений, расположенных на одной улице около поля», — рассказали позже пожарные, которых вызвали селяне.

Когда пожар наконец потушили, оказалось, что сгорело 18 домов, из них два жилые, и 9 сараев.

При этом один из пожарных попал в реанимацию из-за ожогов верхних дыхательных путей.

Сейчас его коллеги непрерывно несут свое дежурство на пожарах в области. Они тушат пожары в Овручском районе.

Огонь невежества, порождающий нищету. Как украинцы сожгли свою страну

Эти пожары можно было бы назвать пожарами невежества. Но они еще и пожары бедности: ведь тем селянам, чьи дома сгорели, сейчас буквально негде жить.

«Над Киевом дым развеялся, а над этими бедными сёлами — нет. Когда-нибудь развеется и там, но люди уже сегодня без крова, без надежд и средств к существованию. Они и до пожаров бедствовали, а теперь вообще предоставлены сами себе. Хоть бы кто-нибудь заикнулся из так называемого руководства о них, хотя бы счёт какой-нибудь открыли, чтобы им помочь. Не смешно на вас, девяносто пятый квартал», — написала одна из пользовательниц Facebook.

Огонь невежества, порождающий нищету. Как украинцы сожгли свою страну

Она прикрепила к записи видео пожаров. Оно впечатляет. Снимавший едет по улице, на которой полыхают дома.

А украинская власть пока лишь ограничилась проведением антидиверсионной операции и повышением штрафов за поджоги. При этом о том, как помогать пострадавшим от пожаров, а также о том, как проводить просветительскую работу среди населения сел, речи и не идет.