Об одном из таких примеров на своей странице в соцсети Facebook рассказал журналист издания Украина.ру Федор Фефелов.

Мое детство прошло в Казахстане, куда мои родители приехали с Донбасса для поднятия целины, в поисках романтики и, конечно, желания как-то обустроить свою жизнь (в Донбассе, откуда они родом, в 50-х — начале 60-х годов с трудоустройством было очень непросто). Именно поэтому я родился в маленьком селе на Алтае и почти сразу после этого оказался в городе Ермак, Павлодарской области, Казахской ССР.

Надо сказать, что Ермак был весьма характерным для эпохи развитого социализма городом районного значения. Население чуть более 45 тысяч, крупные промышленные предприятия (ферросплавный завод и ГРЭС), бурное жилищное строительство и практически поголовно славянское население. Оно и понятно, поднимать целину и промышленность ехали со всего Союза, и так сложилось, что в Ермаке в этническом плане был полный интернационал. К примеру, у нас в классе средней школы №4 было только три представителя коренного народа, остальные причисляли себя к русскому, украинскому, белорусскому и даже немецкому этносам. И межнациональных проблем тогда у нас не было никаких.

Главной и единственной достопримечательностью города был памятник Ермаку Тимофеевичу и, насколько я помню, никого из немногочисленных казахов он тогда не раздражал. Были разные легенды, почему маленькое поселение в течении реки Иртыш получило имя великого первопроходца Сибири. Порой они были очень забавны: так, ходила байка, что именно здесь якобы выбросило на берег шлем Ермака Тимофеевича — хотя этого не могло произойти в принципе, поскольку утонул он далеко вниз по течению Иртыша. По всей видимости, свое гордое имя город получил благодаря потомкам сибирских казаков, которые первыми осели в этих краях.

Монумент казачьему атаману был чрезвычайно величественным, да и просто красивым. Изваяние Ермака было полно былинной мощи и сказочной силы. На огромном гранитном постаменте красовалась лаконичная надпись: «Ермак. От благодарных потомков-целинников».

Вот только после того, как целинники в 1991 году вдруг оказались чужими в городе и республике, которую они строили и поднимали из средневековья, «благодарности» казахов не хватило даже на то, чтобы цивилизованно поступить с памятником.

В угаре независимости и внезапно прорезавшегося национализма город Ермак 4 мая 1993 года был переименован в Аксу, но это ладно. А далее местные «патриоты», как это водится у этой узколобой публики, решили самоутвердиться посредством уничтожения памятников.

В том же 1993 году ночью, как настоящие преступники, «свидомые» казахи с помощью бульдозера и снесли памятник Ермаку. Раскололи его надвое, изувечили, снесли голову и выбросили на городскую свалку.

Нужно напомнить, что еще до этого, в самом начале 90-х, мэр Омска, бывший гражданин Казахской ССР, предлагал властям Казахстана перевезти памятник к себе, однако местные чиновники и слышать об этом не хотели. Известно, что представители сибирского казачества пытались выкупить памятник для дальнейшего вывоза в Россию, но все попытки спасения монумента были тщетными. Памятник покорителю Сибири так и валялся на городской свалке Аксу.

Однако спустя два года после сноса, в 1995-м, бывший житель города Ермака Сергей Яловцев провернул настоящую спецоперацию и тайно вывез за пределы Казахстана разбитый памятник. Ему удалось доставить его в Алтайский край, Змеиногорский район, в грузовой машине, засыпав остатки изваяния щебнем и землей.

Вот как об этих событиях рассказывает сам Сергей Яловцев:

«К 1996 году я уже закрепился в России, завел с друзьями бизнес. И поделился я с ними своей идеей — вернуть Ермака на родину. Был у нас КамАЗ, нашли подъемный кран. Постамент брать не стали, взяли только туловище и ноги, а головы у Ермака не было — всего получилось четыре метра железобетона. А когда-то в Ермаке было около восьми метров "росту". Погрузили эти фрагменты в кузов, засыпали щебнем и повезли к границе. Нас останавливали несколько раз — и гаишники по дороге, и на таможне — спрашивали, что везем. Ответ был заранее заготовлен: щебень для балласта, чтобы пустой кузов из стороны в сторону не болтало. Если бы как следует нас проверили, то наверняка бы дело завели — история-то политическая. В то время казачья общественность в Казахстане за Ермака пыталась заступиться, так их община была запрещена решением президента республики, а атаману Овсянникову дали срок по статье "Антигосударственная деятельность"».

В начале 2000-х годов памятник атаману Ермаку неравнодушные люди начали восстанавливать по описаниям, открыткам, фотографиям. Скульптура Ермаку была установлена в Змеиногорске в 2006 году. А открытие памятника состоялось в день празднования 270-летия города Змеиногорска.

Восстановленный монумент весит 8 тонн, его высота — 8 метров. Памятник виден из любой точки Змеиногорска. Скрестив руки, казачий атаман гордо смотрит на алтайские просторы.

Эффект Ермака. Внезапный пример воздействия на российско-казахские отношения

У памятника проходят мероприятия ежегодного праздника «Потомки Ермака». Здесь завершается крестный ход от Преображенской церкви Змеиногорска и совершается обряд верстания (посвящения) в казаки. И это очень символично, ведь у казачества в Алтайском крае давние корни — еще в начале XVIII века для защиты заводов и рудников была создана оборонительная Колывано-Кузнецкая линия. Она тянулась от современного Новокузнецка до Усть-Каменогорска.

Конечно, новый монумент не обладает той статью и мощью, но в данном случае важен не его внешний облик, а факт преданности русских людей своей памяти. И еще это очень показательный пример «дружбы народов» на фоне независимости, подаренной после развала СССР национальным республикам.

К слову, на примере судьбы моих одноклассников, коих практических не осталось в бывшем Ермаке — нынешнем Аксу, можно проследить настоящий исход славянского (и не только) населения из независимого Казахстана. И причиной тому во многом стало нетерпимое отношение к исторической памяти новых властей республики.

Все эти уроки нашего недавнего прошлого нужно помнить и брать в расчет, когда сегодня мы говорим об интеграции России с Казахстаном и другими бывшими республиками. Дружить с соседями, безусловно, нужно, но только не в ущерб себе и своей национальной памяти!

А Ермак Тимофеевич будет и далее гордо всматриваться в сибирские дали, которые когда-то покорил во благо великой России!