Ее история восходит к концу 1895 года, когда кузнец Алексей Мерцалов из Юзовки (так тогда назывался Донецк) в компании с молотобойцем Филиппом Шкариным изготовили ее из цельного куска рельса. Эта самая пальма — настолько загадочное произведение кузнечного искусства, что вся ее история окружена массой легенд, как и подкованная блоха Левши.

Понятно, что это была гениальная находка для пиара продукции «Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производств», который основал Джон Юз, но почему именно пальма, а не, допустим, роза или паровоз?

Одни считают, что русский кузнец Мерцалов просто поспорил со своим немецким коллегой, кто владеет молотом лучше. Дело было в ресторане гостиницы «Великобритания», где в углу стояла пальма. Мерцалов предложил немцу на спор сделать металлическую копию оной, использовав в качестве материала обычный рельс. Немец, естественно, проиграл, а Мерцалов вошел в историю кузнечного дела. По другой версии, руководство Юзовского завода кинуло клич среди мастеров-кузнецов: кто придумает самую остроумную концепцию презентации рельсов, тому будет обеспечена бесплатная поездка на нижегородскую выставку. Идея Мерцалова про пальму оказалась настолько неожиданной и элегантной, что тот сразу получил карт-бланш.

Говорят, что на изготовление пальмы у мастера ушло три недели. Специалисты, правда, считают, что вдвоем такое дело не поднять и, скорее всего, в изготовлении пальмы участвовал чуть ли не весь завод. В любом случае пальма получилась потрясающей.

Высота ее составляет 3 м 53 см, от ствола отходят десять листьев, верхушка украшена венчиком. Пальма по замыслу авторов была установлена в кадке, сделанной из четырех рельсовых стоек, охваченных 23 металлическими кольцами разного диаметра. Число колец соответствует возрасту Юзовского завода, которому на тот момент было 23 года. Пальма произвела на публику самое благоприятное впечатление. Вот что писала тогдашняя газета: «Пальма поражает зрителей высотой, стройностью, удивительным изяществом. Ее темные рассеченные листья, веером расходящиеся от ствола, были так легки, а тонкий шершавый ствол так гибок, что вначале было трудно поверить, что это не живое растение, вывезенное с кавказского побережья, а тончайшее произведение искусства. Всем хотелось потрогать ее руками».

Стальная пальмовая республика. Столица ДНР размашисто отмечает славный юбилей
Стальная пальмовая республика. Столица ДНР размашисто отмечает славный юбилей

В 1896 году пальма из Юзовки поехала в Нижний Новгород на XVI Всероссийскую промышленную выставку. Там пальма получила почетную премию и вошла в список призеров. Список этот был длинным и включал 5 тысяч наименований — тогдашняя Россия была богата мастерами и талантами. Во первых строках призеров шли Шуховская башня, первый радиоприемник и первый автомобиль. Но даже на фоне таких сильных соперников пальма не потерялась.

Второй триумф пальмы случился уже через четыре года, когда она поехала на Всемирную выставку в Париж. Там пальма получила гран-при, правда, и тут призы давали списком. Пальма была одним из 212 выдающихся достижений российской промышленности. Во всей этой истории была одна немаловажная деталь: пальму из цельного рельса тогда никто мерцаловской не называл. Она проходила по всем выставочным документам как пальма Юза, что и было понятно — прославить она должна была не столько самого мастера, сколько юзовские рельсы.

После столь громких успехов в Нижнем Новгороде и Париже пальма отправилась на постой в музей Горного института в Санкт-Петербурге. Там она заняла почетное место и про нее, как водится, все забыли. Юзовка, скоро ставшая Донецком, решала проблемы революционных будней и вопрос о пальме не поднимала вплоть до 1953 года. Более того, послереволюционный Донецк напрочь забыл и что пальма была, и кто ее сделал. Шедевр юзовских металлургов так и остался бы безымянным, если бы не настырный и любознательный инженер Донецкого металлургического завода Константин Захаренков. Недолгие изыскания привели его к 74-летнему Филиппу Шкарину, тому самому, который 16-летним парнишкой  махал молотом при мастере Мерцалове. Шкарин, как выяснилось, никуда не пропадал, а все эти годы честно работал на том же металлургическом заводе. Он-то и рассказал про пальму, мастера Мерцалова и Горный институт в Ленинграде, где шедевр нашел свое пристанище. 

Те же яйца, только строже. Чем военный Донецк отличается от себя довоенного
Те же яйца, только строже. Чем военный Донецк отличается от себя довоенного
© Twitter, Александр Жучковский | Перейти в фотобанк
Во всей красе пальма расправила свои металлические листья над городом только в 90-е годы прошлого века. Если в прежние времена юзовский завод порождал талантливых мастеров кузнечного дела, то новая капиталистическая эпоха мобилизовала маркетологов и менеджеров. Именно таким человеком был бывший инженер-металлург Константин Воробьев. Когда производственная вертикаль на Украине пошатнулась после распада СССР, он понял, что его инженерные перспективы весьма туманны, зато организационные вполне ничего. Воробьев ушел в рекламный бизнес и там обрел себя. Один из его донецких приятелей так описывает эту яркую личность: «Я видел его в те годы… Все эти молодые львы свято верили в то, что невозможного нет, фонтанировали энергией и своим биополем способны были искривить пространство. Мне запомнился яростный, какой-то даже лихорадочный блеск воробьевских глаз и безапелляционные интонации, которые до этого я слышал только у секретаря горкома КПУ по идеологии. Как-то сразу становилось понятно, что такой человек действительно добьется любой поставленной цели».

Пальма мирового значения. Как кузнец Мерцалов и рекламщик Воробьев прославили Донецк

За Воробьевым сразу закрепилась слава авантюриста, против которой он ничего не имел. Рекламная фирма «Кардинал», возглавляемая Воробьевым, быстро обросла группой поддержки в лице главных людей Донецка и области и наложила лапу на самые амбициозные проекты. В числе последних был герб Донецкой области. Тут-то Воробьев и вспомнил про пальму Мерцалова. «Когда я разрабатывал имиджевую программу Донецкой области, я искал исторический символ, рожденный в Донбассе, который в настоящее время должен характеризовать регион, — рассказывал Воробьев про главный проект своего «Кардинала», — и «Пальма Мерцалова» как символ мира, первенства, гимн человеку труда, продвижения украинских торговых марок на мировые рынки (маркетинг, опять-таки) подошла как нельзя лучше».

В августе 1999 года, то есть 20 лет назад, на сессии донецкого облсовета был утверждён герб Донецкой области, где на золотом геральдическом поле колышутся листья мерцаловской пальмы. Так Донецкая область обрела символ, о котором практически ничего не знала почти сто лет. С этого момента с легкой руки Константина Воробьева должно было начаться торжественное шествие стальной пальмы по миру.

Аритмия стального сердца Донбасса. Судьба Донецкого металлургического завода
Аритмия стального сердца Донбасса. Судьба Донецкого металлургического завода
© commons.wikimedia.org, Andrew Butko

Донецкий областной фонд «Золотой скиф» предложил довести красивый жест до логического конца и сделать пальму символом возрождения Украины как мощного промышленного государства — тогда в 1999 году такие надежды еще не казались утопическими. Идея была принята на ура, и началась работа по установлению пальм производства донецких мастеров в крупнейших городах мира. Проект весьма успешно обсуждался более чем в 70 странах. Проблема состояла только в одном — инициатива была, а самой пальмы в Донецке не было.

Воробьев предпринял некоторые усилия, чтобы вернуть шедевр на родину, отняв его у Горного института Санкт-Петербурга. Говорят, что план почти удался. Люди Воробьева явились в Горный институт и уже было договорились со сторожем о том, чтобы унести пальму тихой сапой, но тут некстати появился директор и с воплем «Это же достояние России!» буквально вырвал пальму из рук донецких патриотов.

В Донецке перекуют мечи на часовню
В Донецке перекуют мечи на часовню
© Facebook, Виктор Бурдук | Перейти в фотобанк
Пришлось делать пальму заново. Донецкий кузнец Сергей Каспрук с сыном трудились три с половиной месяца и создали почти точную копию пальмы Мерцалова, правда, по собственной технологии. В сентябре 1999 года она была установлена в Донецке на площади возле «Экспо-Донбасс». В том же году аквалангисты установили пальму у крымского побережья под водой на мысе Тарханкут. В 2001 году Донецк преподнес свою пальму Киеву, за что получил ответный дар — статую архистратига Михаила. Пальму, к неудовольствию дончан, установили в подземном торговом центре «Глобус» под майданом Незалежности. В том же 2001 году в Дни Донбасса в Москве пальму поставили в ТРЦ «Охотный ряд», что на Манежной площади, и тоже под землей. В ответ Москва подарила Донецку копию Царь-пушки. В 2002 году пальма уехала в Оттаву. В 2003-м — в Ганновер и Львов. В 2004 году еще одну пальму поставили в аэропорту Борисполь, другая пальма улетела в Иерусалим. В том же 2004 году две пальмы подарили Харькову и одну — Ираку. В 2007 году в Донецке появилась вторая пальма Мерцалова — на бульваре Пушкина. В том же году разборный вариант пальмы уехал в Ульяновск.

Главным инициатором пальмового дела в Донецке по-прежнему остается Константин Воробьев. И хотя сейчас Донецку не до пальм, но вполне вероятно, что после долгожданного окончания войны знаменитая пальма Мерцалова и в самом деле будет установлена в 70 мировых столицах — как символ мира и возрождения промышленного могущества Донецка.