«Если Россия нам вообще не будет поставлять ядерное топливо, мы будем способны обеспечить и функционировать без поставки ядерного топлива из РФ», — сказал Насалик в ходе брифинга 21 августа.

Эксплуатируя 15 ядерных реакторов, Украина не имеет собственных мощностей по производству ядерного топлива, а потому вынуждена его импортировать для своих четырех действующих атомных электростанций. Если еще несколько лет назад все ядерное топливо для украинских АЭС поступало из России, в последнее время оно все чаще замещается топливом производства американо-японской компании Westinghouse.

По данным официальной статистики, за первое полугодие 2019 года Украина импортировала ядерное топливо на сумму в $100,991 млн. В России было закуплено 60,3 т ядерного топлива на сумму $49,5 млн, а в Швеции (где расположено предприятие Westinghouse) — 70,4 т стоимостью $51,2 млн. В общей структуре закупок доля российского топлива составила 49,5%.

ЧАЭС разберут по кирпичику. Экономическая подоплека сериала «Чернобыль»
ЧАЭС разберут по кирпичику. Экономическая подоплека сериала «Чернобыль»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Украина — единственная страна, использующая альтернативные поставки ядерного топлива для спроектированных в Советском Союзе реакторов типа ВВЭР-1000. Летом прошлого года оператор украинских АЭС «Энергоатом» впервые загрузил весь блок АЭС топливом производства Westinghouse. Ранее это топливо на украинских АЭС использовалось только в смешанных загрузках с российским. Как заявил тогда президент «Энергоатома» Юрий Недашковский, полная загрузка третьего энергоблока Южно-Украинской АЭС топливом Westinghouse позволит в течение года завершить процесс его лицензирования и перейти с опытно-промышленной к промышленной эксплуатации.

Тем не менее в 2018 году Украина продлила контракт на поставку ядерного топлива из РФ, действие которого истекало в 2020 году. В том же году «Энергоатом» продлил действие истекавшего в 2020 году контракта на поставку ядерного топлива с Westinghouse. Соглашение, подписанное "Энергоатомом" с россиянами, закрепляет за «ТВЭЛ» до 2025 г. доминирующее положение на украинском рынке (8 реакторов из 15). Таким образом, у российского ТВЭЛ оказалось 60% поставок топлива для атомных реакторов, в то время как у американского Westinghouse при наличии контрактных обязательств перед украинской стороной обеспечить АЭС топливом в случае прекращения поставок из РФ — лишь 40%.

Дело в цене

По мнению аналитика Александра Мордковича, Украина действительно может отказаться от российского ядерного топлива. «Но хорошо бы подождать и посмотреть, как отработает реактор с полной загрузкой сборками Westinghouse. Во-первых, безопасность, во-вторых — эффективность топлива. Реальная мощность реактора может отличаться на 10% в зависимости от топлива, а это деньги за проданную энергию или их отсутствие», — пояснил Александр Мордкович.

Аналитик обратил внимание, что американское топливо на 25-30% дороже российского. «Кто будет платить? Промышленные потребители, которые и так лоббируют удешевление энергии? НАЭК «Энергоатом» продлил контракт с «Росатомом» до 2025 года, значит надо ещё и неустойку оплатить. Глядишь, и зелёная энергетика станет конкурентоспособной в отдельно взятой стране. Кроме всего прочего контракт с «Росатомом» — комплексный и предусматривает частичную переработку отработанного топлива, когда хранить надо будет меньший объём более безопасного материала. Сборки «Вестинга» просто положат в Чернобыльской зоне, где они будут лежать в хранилище отходов».

Правда, в случае отказа от поставок из России, придётся закрыть два блока ВВЭР-440, ведь топливо для них никто, кроме «Росатома», не продуцирует и не будет — реакторов такого типа мало, они старые и будут потихоньку закрываться. Так что вопрос скорее философский, но на фоне газа из Лихтенштейна и колумбийского угля — да, могут и отказаться, считает Александр Мордкович.

Проблема с сырьем

Одновременно с заявлением Насалика о возможном отказе от российских тепловыделяющих сборок появилась новость о том, что "Энергоатом" договорился с канадской компанией о поставках ядерного топлива. 21 августа в Канаде между НАЭК "Энергоатом" и канадской компанией Cameco Corporation, одним из крупнейших мировых поставщиков уранового концентрата и производителем ядерного топлива, был подписан меморандум о взаимопонимании в ядерно-энергетической сфере.

Согласно меморандуму, стороны рассмотрят возможности развития сотрудничества в поставках и производстве по технологиям Cameco урановой продукции и ядерного топлива.

Как пояснил экономический аналитик Александр Рябоконь, меморандум о взаимопонимании между НАЭК «Энергоатом» и канадской Cameco Corporation говорит о том, что украинская компания продолжает поиски вариантов по расширению диверсификации источников ядерных материалов и услуг.

«Cameco» является одним из мировых лидеров в добыче урановой руды (свыше 4 млн т в 2018 году) и занимает значимые объемы мирового рынка по поставкам уранового концентрата (закиси-окиси урана). Кроме того, компания заявляет о себе и как об одном из мировых лидеров в конверсии урана, владея значительной долей рынка поставок топливных продуктов для тяжеловодных реакторов CANDU. Компания также владеет немецким концерном NUKEM, являющимся крупным трейдером урана и урановых продуктов. Собственно, эти обстоятельства и составляют основной интерес «Энергоатома» к одному из лидеров мирового рынка урана», — сказал Рябоконь.

По его словам, новый виток поисков стал возможен после того, как месяц назад правительство Украины одобрило реорганизацию и присоединило госпредприятие «Восточный горно-обогатительный комбинат» к «Энергоатому». «Предполагается, что это решение позволит создать интегрированную инфраструктуру, начиная от добычи и переработки уранового сырья до генерации электроэнергии атомными станциями. Принадлежащие ВостГОКу три урановые шахты (Ингульская, Смолинская и Новоконстантиновская), эксплуатирующие несколько месторождений, оказались сегодня либо на грани истощения, либо являются малорентабельными по добыче. Например, Смолинская шахта (Ватутинское месторождение) из-за исчерпания руды прогнозируется к закрытию уже в 2023 году. Ингульская шахта, разрабатывающая Мичуринское и Центральное месторождения, уникальна тем, что значительная часть руды добывается прямо под областным центром — Кропивницким (ранее Кировоград). И из-за очевидных трудностей в дальнейшей добыче, шахта планируется к закрытию в 2030 году.

Наиболее перспективные новоконстантиновские запасы оценивают примерно в 100 тыс. т (в пересчете на концентрат урана). Проектная мощность шахты рассчитана на производство 1,5 млн т рудного сырья в год, но в 2018-м было получено только около 200 тыс. т. Такая ситуация сложилась из-за недостаточных финансовых инвестиций и технологий. Сейчас добыча ведется неглубоко под землей, на горизонте 200-300 метров, однако основной уран лежит глубже (до 700 метров). По предварительным подсчетам, для удвоения добычи руды нужно инвестировать в шахту свыше $100 млн, для выхода на проектную мощность потребуется минимум $250 млн.

В итоге получается, что из годовой добычи приблизительно в 750 тыс. т урановой руды гидрометаллургический завод ВостГОКа в Желтых Водах производит порядка 1 тыс. т оксида урана при ежегодной потребности эксплуатирующихся на Украине АЭС в 2-2,3 тыс. т концентрата», — констатировал Александр Рябоконь.

При этом он подчеркнул, что себестоимость уранового концентрата, полученного из украинских шахт, сегодня превышает мировые цены — $80 долл./кг из Новоконстантиновки и 100 долл./кг — из других шахт.

«Вследствие чего «Энергоатом» докупает некоторые объемы на внешних рынках (Казахстан, Австралия), отправляя для обогащения в РФ. Собственно, упомянутый выше меморандум и подписывался с основной целью — найти инвестора и поставщика технологий для увеличения объемов добычи урановой руды на украинских шахтах и рентабельности переработки путем модернизации мощностей гидрометаллургического завода в Желтых Водах», — полагает аналитик.

По его мнению, дополнительным аспектом вероятного сотрудничества может также стать включение Cameco как третьего поставщика гексафторида урана для производства топливных сборок Westinghouse на шведском заводе в Вестеросе.

После Медведева. Россия – Болгария: новый формат энергичного партнерства
После Медведева. Россия – Болгария: новый формат энергичного партнерства
© РИА Новости, Дмитрий Астахов | Перейти в фотобанк

«Поскольку Westinghouse не имеет всей цепочки по производству ядерного топлива (отсутствуют компетенции в процессе конверсии и обогащения урана), то НАЭК закупает обогащенный уран у дочерних структур российского «Техснабэкспорта» и британско-немецко-голландской компании URENCO. Цена гексафторида урана производства URENCO на 20-25% выше, чем предлагает российский поставщик, поэтому возможное появление третьей стороны (если при этом у нее будет заинтересованность в работе с украинским сырьем) вполне может несколько снизить и общую стоимость производства сборок ТВС-WR.

Однако, что из желаемого «Энергоатомом» от сотрудничества с Cameco удастся воплотить в реальные формы (и на каких условиях), пока судить рано, время покажет», — заключил Александр Рябоконь.

Планов громадьё

По мнению экспертов, наилучшим вариантом для Украины стало бы создание собственного производства ядерного топлива. Еще до ухудшения отношений с РФ Украина планировала строительство завода по фабрикации ядерного топлива на основе технологии российской топливной компании "ТВЭЛ" в Кировоградской области. В 2012 году украинский госконцерн "Ядерное топливо" и российское ОАО «ТВЭЛ» подписали соглашение о создании совместного предприятия — ЧАО "Завод по производству ЯТ", в котором украинскому госконцерну принадлежит 50% плюс 1 акция в предприятии, "ТВЭЛ" — 50% минус 1 акция. Общая стоимость строительства завода оценивалась в $450 млн. В феврале 2016 года Госинспекция ядерного регулирования Украины отказалась предоставить "Заводу по производству ЯТ" лицензию на сооружение предприятия.

В том же году Насалик заявил, что работу по строительству на Украине завода для производства ядерного топлива готов начать Westinghouse. Однако американская компания вскоре опровергла слова министра.

Летом 2018 года пресс-служба Минэнерго сообщила о проведении трехсторонних переговоров об участии китайской стороны в реализации проекта строительства завода по производству ядерного топлива на территории Украины. Тогда же разгорелся скандал вокруг письма Насалика первому замдиректора "Росатома" Кириллу Комарову с приглашением на переговоры, в котором министр то ли предлагал российской стороне возобновить ряд совместных проектов с "ТВЭЛ", то ли, по утверждению самого Насалика, говорил лишь о необходимости "обсудить состояние реализации совместных проектов".

В феврале 2019 года Насалик вновь анонсировал строительство завода по фабрикации ядерного топлива. По его словам, уже осенью Украина планирует объявить конкурс на строительство и финансирование завода на базе Южно-Украинской АЭС.

По его словам, технологии предоставит компания Westinghouse, которая также готова софинансировать этот проект. Если американская компания выступит только в качестве поставщика технологий, то, по мнению министра, финансирование может обеспечить "НАЭК "Энергоатом".

По расчетам министра, стоимость сооружения завода, способного изготавливать топливные порошки и таблетки, составит около $400 млн, в случае упрощенной модели со сборкой комплектующих — $120-130 млн.

Как только стало понятно, что «Энергоатом» отказывается от совместной с россиянами работы в атомной энергетической отрасли, на Украине заговорили о полном цикле производства и хранения ядерного топлива. Как заявил еще в 2016 году вице-премьер министр Геннадий Зубко, «создание полного ядерного цикла на Украине возможно, оно есть в наших планах, но воплощение этих планов в жизнь требует значительных инвестиций».

Вот только Зубко не упомянул о том, что для создания полного ядерного цикла на Украине нет не только производственных мощностей по производству топлива, но и необходимых технологий по обогащению урана, а также мощностей по переработке отработавшего ядерного топлива.