С 1 января 2019 года на шесть месяцев государством, председательствующим в Европейском союзе, стала Румыния, которая вступила в него 12 лет назад, вместе с соседней Болгарией. Однако своеобразный национальный праздник по этому поводу был омрачён заявлениями председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, который за три дня до передачи эстафеты председательства в ЕС от Австрии к Румынии сказал в интервью немецкому изданию Die Welt, что вряд ли Бухарест «технически хорошо подготовлен» к руководству Евросоюзом.

«Я считаю, что правительство в Бухаресте еще не полностью осознало, что значит председательствовать среди стран ЕС. Благоразумные действия требуют готовности прислушиваться к другим и сильного желания покончить со своими собственными проблемами. У меня есть некоторые сомнения», — заявил тогда Юнкер. Это вызвало в Бухаресте раздражение, причём имевшее привкус ревности: ведь когда 1 января 2018-го председательство в ЕС перешло к Болгарии, подобные заявления из Брюсселя не звучали. Но, возможно, причиной этого была абсолютная очевидность неготовности Болгарии не то что к лидерству в Евросоюзе, но просто к членству в этой организации?

Болгарское экономическое античудо

За 12 лет пребывания в «европейском клубе» Болгария остаётся самым бедным его участником, и вообще — одной из беднейших стран Европы. Болгария — страна с самой низкой минимальной зарплатой в Евросоюзе, хотя в январе 2019-го она выросла на 10 процентов — с 261 до 286 евро, но это по-прежнему меньше, чем, например, в соседней Румынии, где она всё же составляет 446 евро. Брюссельские экономисты акцентируют внимание на том, что с 2009-го минималка в Болгарии выросла в 10 раз, но как прожить на менее чем 300 евро в месяц — не объясняют.

Не доставайся никому. Украина настаивает на тюрьме для молдаван за Крым
Не доставайся никому. Украина настаивает на тюрьме для молдаван за Крым
© РИА Новости, Тарас Литвиненко | Перейти в фотобанк
Хотя продукты в Болгарии стоят несколько дешевле, чем в странах Западной Европы, однако цена коммунальных услуг практически не отличается — ведь энергетические предприятия страны принадлежат транснациональным компаниям. Собственно, именно цены на электроэнергию привели шесть лет назад к самым массовым антиправительственным выступлениям в Болгарии, когда несколько человек, неспособных оплатить счета за свет, сожгли себя в Варне и Тырново. Тогда власти страны снизили стоимость электроэнергии, однако правительство Бойко Борисова всё равно вынуждено было уйти в отставку.

Причины «электрического кризиса» лежали на поверхности: ради вступления в ЕС Болгария закрыла АЭС в Козлодуе, под давлением Брюсселя отказалась от строительства совместно с Россией новой атомной электростанции в Белене (заплатив при этом 600 миллионов евро штрафа), а все оставшиеся генерирующие и распределяющие предприятия были проданы компаниям из Австрии и Чехии, которые немедленно взвинтили цены. Остальным сферам экономики Болгарии повезло ещё меньше: её промышленность и сельское хозяйство в процессе евроинтеграции фактически были сведены на нет. 

Кроме этого, страна сама лишила себя возможности получения российского газа и платы за его транзит, бездумно выполнив в 2014-м команду евробюрократов о запрете строительства «Южного потока», четыре ветки которого позволили бы Софии стать самым мощным газовым хабом на Балканах. Ныне ситуация изменилась, и опять ставший премьером Бойко Борисов постоянно ездит и звонит в Москву, чтобы получить право на прокладку хотя бы одной ветки газопровода, являющегося продолжением «Турецкого потока». Однако Болгария всё больше становится «отставшей навсегда»: в ЕС нет страны с более низким ВВП на душу населения (48% от среднего показателя сообщества по паритету покупательской способности), более невысокой производительностью труда, более слабым развитием бизнеса, а пять из ее шести регионов считаются наименее развитыми во всём Евросоюзе. 

Евростат пытается делать хорошую мину при плохой игре: мол, в ближайшие годы болгарская экономика будет показывать рост в 3,6%, средняя зарплата — в 10%, соотношение собираемых налогов к ВВП в стране составляет оптимистичные для бизнеса 29% (по сравнению со среднеевропейскими 40%), а инфляция, уровень инвестиций и удельный вес обрабатывающей промышленности практически идентичны средним показателям по ЕС. И хотя болгарские политики, в отличие от украинских, не рискуют заявить своему народу, что при таких «высоких показателях» уровень более зажиточных соседей даже из Восточной Европы будет достигнут только через несколько десятков лет, но люди понимают это сами.

Болгары массово уезжают на заработки на Запад, ведь, согласно данным того же Евростата, ныне нищета угрожает 38,9% населения Болгарии (для молодёжи до 18 лет — 41,6%, для пенсионеров — и вовсе 48,9%).  За последние 30 лет Болгарию покинули почти два миллиона граждан, в том числе почти полмиллиона — со времени вступления страны в Европейский союз. Согласно прогнозам французских демографов, до 2050 года количество населения Болгарии снизится с нынешних 7 до 5 миллионов. 

«Балканский тигр» с поджатым хвостом

Не намного лучше ситуация в Румынии, ведь по большинству социально-экономических показателей эта страна занимает в Евросоюзе второе место с конца, сразу после соседней Болгарии. В целом нищета угрожает 35,7% румын, для молодёжи показатель даже выше болгарского — 41,7%, чуть лучше ситуация у пенсионеров — 33,2%. Свои финансовые проблемы граждане Румынии пытаются решать точно так же, как соседи по ЕС из Болгарии — выезжая на заработки в более богатые страны.

В 2017 году румынские граждане трудоспособного возраста, проживающие за рубежом в пределах ЕС, составляли около пятой части (19,7%) своих соотечественников, проживающих в самой Румынии (для сравнения: в Болгарии аналогичный показатель составляет 12,5%). В целом же Румыния с 1989 года потеряла более 3,5 миллионов населения, в том числе более чем полтора миллиона — со времени вступления в ЕС. Из нынешних 19,6 миллиона жителей до 2050-го в Румынии может остаться немногим более 16, ведь почти половина румынской молодежи в возрасте от 16 до 35 лет намерена эмигрировать.

Нормальные герои всегда идут в обход. Как Украина и Румыния превратили Молдавию в сухопутную державу
Нормальные герои всегда идут в обход. Как Украина и Румыния превратили Молдавию в сухопутную державу
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Кроме этого, в стране возник феномен «деревень нищих», где большая часть населения, состоящая из этнических цыган, живет за счет попрошайничества в Западной Европе и Скандинавии. Не стоит также забывать, что Румыния и Болгария являются центрами дешевого европейского секс-туризма. Всего за несколько последних лет эти страны превратились в лидеров по поставкам «живого товара» в страны Западной Европы, опередив даже Украину, легенды о доступности девушек из которой ходят годами.

Хотя, как отмечалось выше, минимальная зарплата в стране составляет 446 евро, при этом Румыния занимает второе место в Евросоюзе после Польши по темпам роста валового внутреннего продукта (в 2018-м этот показатель составил 4,5%), однако показатели ВВП на душу населения по паритету покупательской способности лишь немного превышают половину среднего показателя по ЕС. В 2005-2007 годах Румынию уже называли «Балканским тигром» за стремительный рост экономики, но кризис 2009-го поставил эту метафору под сомнение. В 2010-м в Румынии под давлением Брюсселя был введен один из самых жестких режимов экономии в ЕС, включавший в себя сокращение зарплат бюджетников на 25% — именно после этого многие решили уехать из страны. Несмотря на то что ситуация с промышленностью в Румынии чуть лучше, чем у южного соседа (в первую очередь — за счёт собственной добычи нефти, газа и других полезных ископаемых), однако общую тенденцию деиндустриализации в новых странах-членах ЕС это не отменяет.

Жить лучше уже сегодня? Только в долг

Брюссельские экономисты положительно оценивают перспективы Румынии и Болгарии в значительной мере потому, что у этих стран самое низкое соотношение ВВП к государственному долгу среди стран Евросоюза: в Румынии — 33,9%, а в Болгарии — всего 23,1% (средний показатель  по ЕС составляет 80,8%). В переводе на бытовой язык — они могут одалживать значительные суммы, не рискуя нарушить нормативы ЕС. Хотя искушение направить заёмные средства на временное, фактически иллюзорное повышение уровня жизни населения всегда плохо заканчивается: к примеру, именно закачивание в Украину западных кредитных средств в 2005-2007 годах привело к обвалу национальной валюты на 60%.

«Хорватский сценарий» для Украины: Наступление на Донбасс и гражданская война
«Хорватский сценарий» для Украины: Наступление на Донбасс и гражданская война
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк
Кстати, именно жизнью в долг можно объяснить более высокий, по сравнению с Румынией и Болгарией, уровень благосостояния населения Хорватии, которая присоединилась к Европейскому союзу 1 июля 2013 года. Минимальная заработная плата в этой стране с января текущего года составляет 506 евро — притом что уровень ВВП на душу населения по паритету покупательской способности в этой стране за 2018-й год ниже, чем в Румынии. По данным Евростата, нищета угрожает только 26,4% хорватов (молодёжи — 25,8%, пенсионерам — 32,7%), то есть показатели ощутимо лучше, чем у других «балканских новичков» Евросоюза. Вот только расплачиваться за это будут следующие поколения хорватов, ведь соотношение ВВП и государственного долга в Хорватии — 74,5%.

При этом 14% хорватов трудоспособного возраста работают за пределами страны — ведь как и в Болгарии с Румынией, в ходе евроинтеграции промышленность и сельское хозяйство Хорватии в значительной мере перестали существовать. Фетишизированный национальный проект — терминал по приёму американского сжиженного газа на острове Крк — вот уже более десяти лет остаётся в планах, а в случае постройки рискует оказаться невостребованным и убыточным, как его собрат в Литве. При этом строить СПГ-терминал придётся в том числе за кредитные средства, ведь Евросоюз готов выделить только чуть больше четверти необходимого бюджета.

Кстати, европейские кредиторы явно считают описанный выше опыт евроинтеграции Болгарии и Румынии позитивным для Украины, поскольку осенью минувшего года Европейский банк реконструкции и развития объединил программы кредитной поддержки Украины, Румынии и Болгарии. Хотя для нынешней Украины даже болгарская минимальная зарплата в 286 евро или румынские 20% населения на заработках выглядят недостижимой мечтой. Ведь в стране победившего Евромайдана соответствующие показатели значительно хуже: минимальная зарплата «на руки» — 110 евро, а количество украинских гастарбайтеров давно перевалило за треть трудоспособного населения.