За принятие Закона №8361 «О прилегающей зоне Украины» проголосовали 244 депутата при необходимом минимуме в 226 голосов, нормативный акт был принят во втором чтении. Теперь для вступления его в силу необходима только подпись президента Порошенко, что, скорее всего, произойдет в ближайшее время. И тогда — война. Возможно, не сразу, возможно, пока без применения оружия, но это решение парламента фактически исключает любые возможности для переговоров и поиска компромиссов.

В законе необходимо обратить внимание на два пункта, которые, собственно, и являются главными.
Первый — увеличение так называемой прилегающей к Украине зоны морской акватории. Она увеличена украинским парламентом в одностороннем порядке вдвое, что позволяет Украине делать Международное морское законодательство.

Второе. Закон регламентирует применение оружие кораблей и катеров Морской охраны украинской Госпогранслужбы. Теперь они могут это делать без предупреждения с целью отражения вооруженного нападения и вторжения на территорию Украины, прекращения вооруженных конфликтов и вооруженных провокаций, отражения нападения на украинские корабли и суда, а также прекращения вооруженного сопротивления.

Чья теперь акватория вокруг Крыма?

По закону, прилегающая зона Украины — это зона открытого моря, прилегающая к территориальному морю Украины, внешняя граница которого находится на расстоянии не более 24 морских миль, отсчитанных от исходных береговых линий, от которых отмеряется ширина территориального моря Украины. Раньше эта зона была 12 миль и практически не мешала судоходству в акватории Крыма. При этом стороны основывались на договоре между Украиной и Россией от 2003 года, по которому были закреплены 12-мильная прилегающая зона и использование Азовского моря как внутреннего моря двух государств.

Теперь, когда Украина в одностороннем порядке изменила размеры «прилегающей зоны», предполагается, что тоже может и должна сделать Россия. А после этого стороны должны провести делимитацию морской межгосударственной границы и договориться об урегулировании на этих участках судоходства — как и какие суда будут проходить в свои порты через прилегающие зоны России и Украины. Так делают все, но так не получится сделать в этой ситуации.

Дело в том, что Украина не признает Крым территорией России, а считает его «временно аннексированной территорией» и поэтому 24-мильная зона пролегает в том числе и от береговой линии Крыма. То есть фактически вся 24-мильная зона вокруг Крыма, а, следовательно, и Керченский пролив, и виадуки Керченского моста попадают в эту 24-мильную зону.

Это война! Украина будет задерживать в Черном море все суда РФ и стрелять на поражение

Более того, ст. 2 этого закона предусматривает необходимость делимитации (разграничения) прилежащей зоны в соответствии с принципами и нормами международного права. Но делитмитация (то есть точное разграничение с определением географических координат границы) может производиться между государствами, признающими границу. А раз Украина не признает Крым территорией России, то не признает и межгосударственных российско-украинских границ на этом участке, а, следовательно, не будет и никакой делимитации. Россия будет считать эти участки своей акваторией, а Украина те же самые участки — своей.

Причем позицию Украины по территориальному спору поддерживает большинство западных стран, в том числе ЕС и США. Получается, что новым законом украинское государство юридически выдвигает претензии на морское пространство вокруг республики Крым.

Огонь на поражение

Очевидно, что морские и торговые суда России, которые постоянно курсируют в этой акватории, могут и будут теперь подвергаться нападениям и задержаниям со стороны Погранслужбы Украины.

Дело в том, что тем же законом определяется, что уполномоченный орган, в данном случае Погранслужба Украины, который обеспечивает неприкосновенность государственной границы и охрану суверенных прав Украины в ее прилегающей и исключительной (морской) экономической зонах, может осуществлять следующие меры: приостановление судов; досмотр судов; задержание или арест судов и/или членов их экипажа.

До вступления в силу Закона Украины «О прилежащей зоне» Госпогранслужба Украины не имела никаких законных оснований осуществлять свою юрисдикцию на судах вне пределов территориальных вод Украины, тем более открывать огонь по судам-нарушителям украинского законодательства. А вот после вступления его в связи с увеличением прилегающей 24-мильной зоны все суда, выходящие из портов Крыма станут законной (с точки зрения украинского законодательства) мишенью для украинских пограничников.

Это война! Украина будет задерживать в Черном море все суда РФ и стрелять на поражение

Подчеркиваем, фактически любое судно — торговое, рыболовное, пассажирский лайнер и так далее.

Но основной новацией этого закона, помимо установления увеличенной 24-мильной прилежащей зоны, стала возможность применять оружие с целью задержания судов, нарушивших украинское законодательство о государственной границе либо таможенное, фискальное, миграционное или санитарное законодательство, а также в случае преследования судна, если таковое началось в территориальном море или в прилегающей зоне Украины. При этом стрельба по судну возможна, если оно отказалось остановиться либо пытается скрыться, а все остальные способы остановки судна исчерпаны.

Что будет теперь?

Обратим внимание на некоторые детали. Фактически Украина в одностороннем порядке распространила свой суверенитет на большую часть морского пространства вокруг Крыма. Это прилежащая зона с границей в 44,5 километра (24 морских мили) от побережья Крыма и черноморского побережья Украины и экономическая зона, упирающаяся в экономическую зону Турции в географической середине Черного моря.

Таким образом, зона украинской юрисдикции на Черном море перекрывает все морские коммуникации, пути следования торговых судов между причерноморскими державами — Румынией, Болгарией и Турцией, за исключением Грузии, которая и так не торгует с РФ.

В результате Украина, захватив в одностороннем порядке морские пути в Черном море, получает юридическую возможность, во-первых, контролировать в этой акватории судоходство, во-вторых, торговые суда, обслуживающие внешнеэкономическую деятельность портов республики Крым, станут новой мишенью для применения силы украинскими пограничниками.

Судно, вышедшее из крымского порта, в глазах украинской погранслужбы уже является нарушителем, поскольку посетило оккупированную территорию без согласия украинских властей, а его капитан и экипаж по украинскому законодательству являются преступниками, поскольку посетили Крым вне официальных пунктов пропуска госпогранслужбы Украины. Поэтому по выходу из территориальных вод российского Крыма судно будет остановлено и досмотрено поджидающими его в открытом море или, как считает Украина, прилежащей зоне, кораблем погранслужбы Украины, а в случае неповиновения — обстреляно. После этого судно будет задержано и доставлено в ближайший украинский порт, а его экипаж, если он имеет российское гражданство, окажется в тюрьме.

При этом госпогранслужба РФ не имеет никакой юридической возможности остановить или задержать судно украинских пограничников, если оно находится вне территориального моря России. Ведь, согласно Конвенции по морскому праву, украинские пограничники обладают полным иммунитетом от юрисдикции РФ, если они не вторгаются в ее территориальное море.

Конечно, тут все получится, как в том анекдоте, «съест-то он съест, да кто ж ему даст»? В том смысле, что, получив юридические основания, пограничники Украины, может, и захотят задерживать российские суда, да кто ж им это позволит в акватории, где уже находятся суда Черноморского военно-морского флота России?

Но тут есть два нюанса. Поскольку ЕС и США, а также НАТО не признают Крым российским, то политически, юридически и в военном смысле они будут на стороне Украины. То есть всячески будут (или во всяком случае могут) подыгрывать Порошенко. А потому, и это второй нюанс, режиму Порошенко ничего не стоит послать на убой по примеру уже произошедшего 25 ноября в Керченском проливе очередную команду своих военных моряков. Только на этот раз с приказом: «задержать» и «стрелять». А потом превратить приграничный конфликт в войну.

В принципе Порошенко именно такой локальный конфликт, перерастающий в локальную войну без линии фронта и прямых боестолкновений (или эпизодическими столкновениями для поддержания видимости войны) сейчас очень нужен. Это именно то, что позволит ему мобилизовать население на выборах президента.