Тем не менее ситуация не представляется столь уж однозначной — прежде всего потому, что Порошенко в принципе не склонен к резким движениям и быстрому получению результата. Хотя, безусловно, сейчас очевидны моменты, которые выглядят как «зрада» (предательство), а вот «перемоги» (победы) просматриваются не столь явно.

Зрады

Во-первых, очевидным поражением Порошенко выглядит то, что в Раде не оказалось большинства для принятия исторического решения о введении военного положения по первоначальному решению Совета нацбезопасности и обороны (СНБО).

Более того, даже за переработанное решение проголосовали всего 276 депутатов (за конституционные изменения о ЕС и НАТО голосовали 311). Помимо «Оппоблока», не голосовала большая часть «Возрождения» (за — 3 из 24) и «Воли народа» (8 из 19).

Во-вторых, неожиданно был решен вопрос со сроками президентских выборов. Первая версия, в том числе нашей редакции, о главной подоплёке инициативы Порошенко состояла именно в том, что военное положение нужно для того, чтобы отсрочить выборы.

Чтобы исключить спекуляции, Рада приняла специальное определение — выборы должны состояться в установленные сроки. Причем без ссылки на режим военного положения.

В-третьих, изначально предполагалось, что заседание Рады будет закрытым, как было в 2014 году, когда принималось решение о так называемой антитеррористической операции (АТО в Донбассе). Тем более что один из пунктов президентского указа о ВП был секретным.

Однако заседание Рады прошло в полноценно открытом режиме — с прямой трансляцией. В результате зрители имели счастье наблюдать за блокировкой трибуны «секретного» заседания плохо дрессированными представителями «Радикальной партии» и выслушивать путаные объяснения гросс-адмирала безводных морей Муженко.

Объявив военное положение, Порошенко стал главным в Европе по транзиту газа
Объявив военное положение, Порошенко стал главным в Европе по транзиту газа
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

В-четвертых, совершенно неожиданно вновь приобрел актуальность вопрос «чей Крым?».

1) Верховная Рада фактически признала Херсонскую и внезапно Николаевскую области пограничными. Пограничными, простите, с кем? С Винницкой областью хоть что-то понятно — там рядом Приднестровье, откуда может быть нанесён внезапный удар прямо по Киеву, а вот Николаев?

2) Та же самая Рада не ввела военное положение в Крыму. Понятно, что исполнять решение некому, но это ведь не повод, если Крым действительно, как утверждает Киев, Украина…

3) Порошенко обратился к Путину с просьбой вернуть корабли. До этого, когда Путин сам предлагал их вернуть, Порошенко гордо отказался, сказав, что возьмет только вместе с Крымом. Между тем оставшихся в Крыму после событий 2014 года кораблей ВМСУ больше, да и в военном отношении они солиднее, чем бронекатера, чья задача сводилась к тому, чтобы быть закупленными за счет госбюджета у предприятия Порошенко…

Впрочем, эта неразбериха — в значительной степени следствие абсурдности формулировок самого закона о правовом режиме военного положения. По закону так получается, что вот Запорожская область вся такая отражает вероломную агрессию, а соседняя Кировоградская в ус не дует, потому что у нее войны нет. Это даже не федерализация, это просто бред сивой кобылы в безлунную ночь.

Кстати, военное положение удивительным образом не вводится в тех регионах, где самая сложная ситуация из-за массовых протестов «евробляхеров» (владельцев временно ввезенных на территорию Украины автомобилей с иностранными номерами).

В-пятых, президент не смог остаться самым радикальным политиком. С более жесткими требованиями выступили представители «Батькивщины», «Самопомощи» и «Свободы» (они требовали разрыва дипломатических отношений с РФ, прекращения торговли, национализации собственности резидентов «государства-агрессора» и репрессий против «российских агентов»).


Перемоги

Между тем тщательный разбор ситуации заставляет сомневаться в том, что Порошенко действительно потерпел поражение.

Прежде всего Порошенко удалось в принципе уговорить депутатов признать, что есть хоть какие-то причины для введения военного положения. Пограничный инцидент в территориальных водах России (причем в тех, которые считались таковыми и до 2014 года), уж явно никак не причина. В противном случае военное положение надо было вводить в августе 2016 года. Тогда тоже был пограничный инцидент со стрельбой и убитыми, причем на границе Крыма, которая считается внутренней административной.

Более того, в сессионном зале вообще не прозвучал вопрос: что там делали украинские военные корабли? Хотя вроде бы всем очевидно, что это была провокация, причем именно с украинской стороны и именно для получения соответствующего результата.

Второй важный момент — выборы не были отменены, потому что такая цель пока и не ставилась. Собственно, это стало очевидно с того момента, когда Порошенко предложил вводить ВП на два месяца, что не затрагивает сроков проведения выборов, а лишь сокращает время агитации.

Получается, задача состояла в том, чтобы оказать влияние на результаты выборов. Отменять выборы совсем никто не собирался. Если же говорить о влиянии на результаты, то перенос сроков голосования — отнюдь не единственный (и даже, пожалуй, не самый важный) способ такого влияния.

Военное положение ничего не даст? Посмотрите на карту Украины
Военное положение ничего не даст? Посмотрите на карту Украины
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Сам по себе факт введения военного положения, как мы уже писали, убеждает радикально настроенных избирателей в решительности президента и его готовности противостоять агрессии. Это не обязательно приведёт к немедленному росту рейтинга, тем более что президент продемонстрировал согласие с полумерами, но потом это сыграет свою роль.

В любом случае, как мы отмечали ранее, режим военного положения можно продлевать сколько заблагорассудится. А инструменты для продления — в руках президента. Если уж депутатам хватило ума принять за чистую монету объяснения Турчинова, Муженко и Климкина, то в следующий раз они признают актом агрессии, достаточным для продления военного положения, сдувшееся колесо президентского лимузина…

Третий момент — похоже, что Порошенко банальным образом обманул депутатов.

Во-первых, в опубликованном «Правительственным курьером» тексте указа обозначено, что военное положение вводится на два месяца. Возможно, это, конечно, ошибка — старые кадры поувольняли, новые понабирали на Майдане…

Во-вторых, заявление президента с трибуны о том, что режим военного положения начнет работать только в случае полномасштабного вторжения со стороны России, не стоит… ничего не стоит. Полномасштабное отторжение трех областей от основной Украины произошло в соответствии со всеми официальными заявлениями еще в 2014 году, но тогда военное положение не вводилось ни Порошенко, ни его предшественниками. А если уж режим вводится, то он будет работать.

В-третьих, больше всего депутаты возмущались предполагаемым несоблюдением прав и свобод граждан Украины. Так вот, повозмущавшись, за эту норму они проголосовали.

Кстати, часть экспертов полагает, что норма прописана таким образом, что ограничения прав не привязаны к конкретным территориям и, таким образом, де-факто они могут вводиться на всей территории страны, что очень удобно в смысле предвыборной агитации. Суждение спорное, но вот на территории Донбасса военное положение вообще не вводилось, а реально в рамках так называемой АТО там можно было вытворять почти все что угодно. Так что прецедент есть.

А самое важное сформулировала пользовательница «Фейсбука» под ником «Виктория Форт»: «Когда я слышу: «Не паникуйте!» или «План Порошенко провалился», начинаю сомневаться в психическом состоянии пишущих это людей. По-моему, за пять лет уже надо было понять, что мы живём в Зазеркалье и следует делать всё наоборот. Пеця открыл окно, которое может превратиться со временем в дверь, так же как «закончим АТО за месяц» затянулось на годы».


Методические замечания

Давно надо было бы привыкнуть к тому, что Пётр Алексеевич Порошенко не склонен к резким движениями и радикальным решениям, зато отличается редким упорством в достижении своих целей.

Судите сами: заняв пост президента в условиях ограниченных (по сравнению с базовой версией Конституции) административных полномочий, он на протяжении четырех лет ухитрился, не меняя соответствующие разделы Конституции, создать систему, в которой, по мнению большинства наблюдателей, он имеет больше реальной власти, чем было, допустим, у Леонида Кучмы. Например, второй президент не мог назначить главу областной администрации без согласования с региональными элитами (хотя такие идеи у него возникали), а вот пятый президент может.

Военное положение на Украине. Справка
Военное положение на Украине. Справка
© Украина.ру

Как президент действует на практике, можем наблюдать на примере борьбы Порошенко с Коломойским.

Осенью 2014 года днепропетровский олигарх был фактически соправителем Украины, в администрации которого формировались команды управленцев для десятка самых интересных с финансовой точки зрения областей, а его возможности были подперты вполне реальной военной силой (причем не только добробатами, но и прикормленными армейскими частями).

Прямое выступление против него было чревато новой вспышкой боевых действий (и это после серии масштабных поражений на восточном фронте) с непредсказуемым результатом.

Порошенко не пытался арестовать Коломойского и разоружить подконтрольные ему вооруженные формирования вроде батальона «Азов». Нет, все делалось постепенно и аккуратно.

Когда ресурсов самого президента не хватало, Порошенко прибегал к помощи Запада. Так, отставка Коломойского с губернаторского поста стала возможной после звонка олигарха послу США. А вот ставленник Коломойского Игорь Палица год сидел в губернаторском кресле в Одессе, которое он освободил не просто так, а чтобы пустить в него экс-президента Грузии Михаила Саакашвили. Мы не знаем точно, какие задачи Коломойский ставил перед Палицей, но, похоже, он там ничего особенного не достиг.

Подконтрольные группе «Приват» вооруженные формирования были постепенно поставлены под контроль армейского командования и МВД. Своей добровольческой индивидуальности они не утратили, но к Коломойскому никакого отношения уже не имеют.

Удалось внести раскол и в само окружение Коломойского, оторвав от него группу Геннадия Корбана и Бориса Филатова (тут, правда, не все однозначно — эти люди изначально были независимы от Коломойского, и у них было много причин для конфликтов с ним).

Со временем дело дошло и до активов самой группы «Приват». Вплоть до национализации «Приватбанка». Большинство экспертов считали, что тут имел место элемент сговора, поскольку состояние банка было отнюдь не блестящим, и произошла, скорее, национализация убытков. Однако факт остаётся фактом — влияние Коломойского после национализации банка резко сократилось, а сам он до сих пор занят тем, что отбивается от исков новой администрации банка.

Таким образом, Порошенко постепенно, на протяжении двух лет, добился обнуления политического капитала Коломойского и выдавил его за пределы Украины. Политическое влияние у олигарха все еще остается, но его весомость снизилась в разы. И это только один пример последовательной, планомерной политики президента Украины. А есть еще Арсен Аваков и Арсений Яценюк, некогда весьма влиятельные и всесильные политики (ау, где они?), Саакашвили, успешно и безнадежно для Михи выдавленный из страны со всей своей командой грузинских реформаторов. И наконец, самое большое, вернее, масштабное достижение Порошенко — невыполнение Минских соглашений. Соглашения есть, выполнение политическая часть их саботируется Порошенко и его режимом, а ЕС и США обвиняют в этом Россию. И скажите после этого, что Порошенко — неуспешный политический менеджер…

Но есть одна зрада, вернее даже не зрада, а свойство, которое Порошенко никогда не позволит стать великим. Успешный политический менеджер действует всегда либо в личных интересах, либо в интересах своей компании. А государственный деятель — в интересах государства и народа. Так вот, будучи успешным менеджером, Порошенко никогда не дотянется до государственного деятеля.

Сейчас, разумеется, ситуация другая — у Порошенко нет до выборов ни двух, ни четырех лет для проведения нового последовательного курса. Но можно не сомневаться, что у него нет и не было плана действий, предполагающего отмену выборов по причине военного положения. Скорее, военное положение нужно для более частных целей — давления на оппозицию и как заранее висящее на стене ружье на случай, если что-то пойдёт не так…