Исторический фальсификат производится и распространяется в государственных масштабах, и в нынешней политической ситуации объективным исследователям очень сложно отстаивать право на поиск истины. Об этом в интервью изданию Украина.ру рассказал известный украинский историк Александр Каревин.

- В госбюджете на 2019 год вдвое увеличено финансирование Института нацпамяти. С чем это связано, ведь процесс декоммунизации как будто почти завершен?

— Ну, давайте сначала разберемся: что мы понимаем под термином «декоммунизация»? Если простую смену лозунгов и идеологических этикеток, то — да, процесс уже завершен, давно завершен. Лозунги, знамена, этикетки поменяли, памятники снесли, улицы в основном переименовали (кое-где еще допереименовывают, но это уже не принципиально). Если цель была в смене декораций, то она достигнута.

Если же смотреть глубже, то картина получается иная. Всё то хорошее, что существовало в советское время (например, достижения в социальной сфере), в самом деле «декоммунизировали» — отменили или отменяют. А вот всё плохое, что было тогда, оно и теперь есть. Например, отсутствие свободы слова, борьба с Православной церковью, репрессии.

Мало того! Как известно, в советской истории были разные страницы — героические и трагические, славные и позорные. Так вот: то, что происходит на Украине сегодня, — это возврат к самым мрачным страницам советского прошлого.

Возьмите хотя бы тот же «Институт нацпамяти» Вятровича. Ну чем не агитпроп минувших времен? По-другому называемый, с иной идеологической окраской, но такой же по сути. То же самое навязывание «единственно правильной» точки зрения, без возможности эту точку зрения оспорить. Та же самая подмена исторической правды вымыслом. Та же самая «переделка» истории, в соответствии с политической конъюнктурой.

Символизм вандализма: Декоммунизация требует новых жертв
Символизм вандализма: Декоммунизация требует новых жертв
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Разве что — в советском агитпропе наряду с откровенными дураками иногда встречались и умные люди, по-своему талантливые. А в ведомстве Вятровича лично я умных и талантливых не наблюдаю.

- Многие представляют себе декоммунизацию просто как кампанию по сносу памятников советской эпохи. Но, вероятно, задачи тут решаются куда более широкие?

— Безусловно. Сами по себе памятники нынешний режим особо не беспокоят. Кстати, их массовый снос — тоже наследование мрачной составляющей советского прошлого. Советская история ненавистна нынешним украинским деятелям не своими преступлениями (реальными и выдуманными). Не тогдашними лозунгами! Не тогдашними методами, которые, повторюсь, современные политики во многом копируют. Она ненавистна тем, что это общая история Украины и России. Из памяти людей хотят вытравить эту общность. Общность, которая корнями уходит далеко в досоветские времена. Но те, давние периоды истории мы знаем только из книг и фильмов. Советский же период многие из живущих помнят лично. Именно поэтому он так ненавистен тем, кто хочет навсегда рассорить сегодняшних жителей Украины и Российской Федерации. Именно поэтому его так старательно «атакуют».

Украинский историк: У нас в стране говорить правду за пределами узкого круга опасно

- Как всё это отражается на работе украинского научного сообщества? Можно ли говорить о цензуре — или о самоцензуре — в исторических исследованиях?

— Конечно, можно! И цензура, и самоцензура имели место и раньше. Но сейчас они проявляются в гораздо большей степени.

- Пытаются ли украинские историки сохранить объективность в своих исследованиях?

— Я не могу говорить о других. Чужая душа — потёмки. Но вот из того, что я вижу. Иногда встречаю у современных украинских историков вполне здравые суждения о тех или иных исторических событиях. Суждения, идущие в разрез с современной пропагандой. Редко, но встречаю! Подумаешь: вот какой молодец! Правду сказал, не побоялся пойти против течения! (Я сейчас говорю о тех историках, которые стремятся ужиться с нынешним режимом). Но проходит какое-то время, и у этих же историков, в их суждениях о других вопросах я встречаю полную ахинею, вполне в духе современной пропаганды!

«Франциско-Франковск»: декоммунизация украинского писателя
«Франциско-Франковск»: декоммунизация украинского писателя
© vgolos.com.ua | Перейти в фотобанк

Я не знаю, чем это объяснить. Может, ими руководит страх: сказали по одному вопросу правду и, чтобы не впасть в немилость, тут стараются засвидетельствовать свою верноподданность кучей лжи. А может, они в самом деле неадекватны, а по тому конкретному вопросу правду сказали случайно? Не знаю.

- Вероятно, цена объективности теперь высока?

— Очень высока! За пределами узкого круга близких людей, говорить сегодня на Украине правду просто опасно.

- Как вы думаете, в нынешних условиях история — это наука или идеология власти? Если идеология, то что тогда с наукой?

— Это простой вопрос. История — это, однозначно, наука! При любых условиях. Просто то, что нынешняя власть выдает за историю, наукой не является. Соответственно, подавляющее большинство тех, кто сегодня на Украине обслуживает правящий режим, представляясь при этом историками, таковыми не являются. Даже если они имеют ученые степени и должности в институтах. Они не могут скомпрометировать историю как науку, ибо в действительности (не по должности, а по сути!) не имеют к ней отношения.

Agora Vox: Дерусификация и этническая чистка Украины
Agora Vox: Дерусификация и этническая чистка Украины
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

- Похоже на то, что декоммунизация теперь плавно перетекает в дерусификацию?

— Перетекает. Но я бы не сказал, что плавно. Кампания переименований затрагивает уже не только коммунистических деятелей, но и, например, Суворова или Кутузова, которые, если не ошибаюсь, членами КПСС никогда не являлись.

- Какие, на ваш взгляд, цели преследует нынешняя украинская власть, пытаясь «переформатировать» историческую память народа?

— Кажется, я уже ответил на этот вопрос. Главная цель — лишить людей исторической памяти, заставить забыть об общей истории малорусов и великорусов. Не дать теперешним украинцам вспомнить, что они — малорусы, один народ с великорусами, две (с белорусами — три) ветви одного русского народа.

- Кто является настоящим заказчиком переписывания истории? Мы ведь наблюдаем похожие процессы и в других странах, например в Польше. Можно предположить, что существует какой-то единый центр «управления историей»?

— Можно предположить. Можно догадываться. Но тут мы становимся на довольно зыбкую почву. Это ведь догадки и предположения. А историк должен опираться на факты.

- Что можно противопоставить историческому «фальсификату»?

— А вот это сложный вопрос! Противопоставить можно стремление к истине. Но ведь даже установив истину, попробуй еще пробиться с ней на люди. В Российской Федерации с этим все-таки проще. Но вы ведь об Украине спрашиваете? А у нас всё очень печально. Фальсификат производится и распространяется в государственных масштабах. Пропагандой его занято большинство СМИ.

Борцы со всем русским. Вятрович получил в распоряжение 5 подразделений Института нацпамяти
Борцы со всем русским. Вятрович получил в распоряжение 5 подразделений Института нацпамяти
© Facebook/Volodymyr Viatrovych

Опровергать эту пропаганду не то что в тех же масштабах, а хотя бы просто в публичной сфере возможностей практически нет. На уровне личного общения или соцсетей достучаться удается до немногих. Это своеобразные оазисы, где сопротивляются тотальной фальсификации истории. В этих оазисах некоторое количество людей может уберечься от засорения мозга. Но кардинально проблему так не решить. Основная масса подвержена пропаганде. Да и сколько ещё смогут продержаться оазисы — вопрос. Пока Украина будет находиться в том политическом положении, в котором находится, ложь будет захлёстывать страну.