Апрельское обращение Петра Порошенко по поводу томоса на аналогию не тянет. Ведь оно принципиально не отличается от обращений к тому же патриарху Варфоломею со стороны президента Украины Ющенко в 2008 и Верховной Рады в 2016 годах. Оба то ли оставили без рассмотрения, то ли без официальных оглашений отклонили: ведь сейчас в Константинополе говорят исключительно об обращении президента Украины.

Но считать, что Порошенко просто убедил Варфоломея в том, что не смогли убедить другие, значит приписывать Петру Алексеевичу сверхъестественные способности.

Давайте посмотрим, каковы были в недавней истории поводы для таких резких политическим шагов, как признание новых государств или разрыв дипотношений между отдельными странами.

Все, что нужно знать о томосе. Видеосправка
Все, что нужно знать о томосе. Видеосправка
© скриншот с видео Украина ру

В 2008 году Россия признала Абхазию и Южную Осетию, которые до этого считала частью Грузии. Основанием для изменения позиции стала, как известно, попытка Грузии восстанавливать свой суверенитет не переговорами, а войной.

В 1999 году страны НАТО отделили Косово от Сербии, превратив его в международный протекторат, а затем признали его независимость. Ну а основанием для их военного вмешательства стало начатое в 1998 подавление албанского вооруженного мятежа, в котором Белград якобы нарушал права человека.

В 1973 СССР и его союзники разорвали дипотношения с Чили, а в 1967 — с Израилем. В первом случае причиной был военный переворот в латиноамериканской стране, во второй — война еврейского государства с его арабскими соседями.

В октябре 1949 СССР признал только что провозглашенную Китайскую народную республику (КНР), разорвав отношения с ранее признанной Республикой Китай. К тому моменту создавшие КНР коммунисты уже фактически выиграли гражданскую войну и контролировали большую часть страны, а к концу года вынудили их противников бежать на Тайвань.

Подобные примеры можно множить, углубляясь в более давнюю историю. Они ясно показывают, что для всех резких политических действий (объявления войны, разрыва дипотношений, признания государства) требовался очевидный повод в виде важных событий на соответствующей территории. Да, иногда такие поводы преднамеренно создавались. Но от того что резонансные события были следствием провокации, они не становились менее резонансными.

Ищенко: Варфоломей предоставит УПЦ автокефалию вопреки канонам православия
Ищенко: Варфоломей предоставит УПЦ автокефалию вопреки канонам православия
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк

Однако на Украине не было объективных поводов для резких действий. Не было ни увеличения влияния малочисленной автокефалистской группы в канонической УПЦ, ни роста числа приверженцев так называемого Киевского патриархата. Церковная ситуация принципиально ничем не отличается от той что была и четверть века назад, и в 2008 когда патриарх Варфоломей приезжал на 1020-летие Крещения Руси. Но, выступая тогда на Софийской площади, он подчеркивал справедливость передачи Киевской митрополии Московскому патриархату в 1686: «Вселенский Патриарх Дионисий IV рассудил, что при тогдашних обстоятельствах стало необходимым церковное подчинение Украинской Церкви Московскому Патриархату, чтобы не преумножать бед набожного украинского народа и чтобы он был под православным политическим руководством».

И вот теперь тот же самый Константинопольский патриарх говорит о том, как «начиная с ХIV века наши киевские браться неустанно стремились добиться независимости от церковного контроля Московского центра». А главное, объявляет, что не уступал Киевской митрополии Московскому патриархату в 1686-м и, стало быть, вправе заниматься церковным обустройством этой территории.

В мировой политике, по крайней мере, последних столетий, невозможно вспомнить, чтобы основанием для столь масштабного конфликта был отказ от ранее принятой трактовки документа четырехвековой давности. Константинопольский патриархат впервые вытащил этот аргумент в 1923, когда давал автокефалию Польской православной церкви (ППЦ). Но затем, и до, и после создания украинского государства, он не обращался к этому тезису и до нынешнего лета не сомневался в границах церковной юрисдикции.

В случае с ППЦ решение принималась вскоре после восстановления независимости Польши, когда местные православные поддерживали выход из подчинения Московскому патриархату, в том числе из-за неопределенности судьбы религии в атеистическом СССР. Украинская ситуация не похожа на тогдашнюю польскую. И это несходство до последнего времени понимали в Константинополе.

А сейчас изменилась не ситуация, а лишь отношение к ней патриарха Варфоломея. Почему? Часто говорят, что он хочет быть православным папой, вспоминают недружественные акты Константинополя в отношении Московского патриархата начиная с 1920-х годов. Но если дело только в этом, то почему там раньше не реагировали на обращение Ющенко и подобные поводы, а сейчас не боятся очевидного раскола в мировом православии?

Что будет после томоса: Сценарии создания Украинской поместной церкви
Что будет после томоса: Сценарии создания Украинской поместной церкви
© cerkva.info | Перейти в фотобанк

Обычно кардинальные перемены в публичных взглядах любого человека связаны не с его духовной эволюцией, а с изменением степени его свободы или с заменой одной несвободы на другую. Так, украинские писатели, славившие КПСС, с торжеством перестройки стали призывать к возвращению независимой Украины в семью европейских народов. А глава украинских греко-католиков Андрей Шептицкий в 1941 отправлял хвалебные послания Гитлеру, а в 1944 — Сталину.

Поэтому в случае с Варфоломеем теоретически возможны три варианта. Первый: в 2008 году он был тайным сторонникам автокефалии, но кто-то более влиятельный его сдерживал. Второй: тогда он был свободнее, а сейчас им манипулируют. Или третий: тогда он выполнял одни указания, а сейчас — другие.

Но первый и третий вариант, похоже, можно отбросить. Ведь влиять на Константинопольский патриархат могут только США, которые еще в 1948 году добились смещения подозрительно левого патриарха Максима. И влиять американцы могут только в пользу автокефалии.

Добавлю детали. В конце декабря 2017 ведущие гуманитарии Украины в докладе Национальной Академии наук о консолидации общества высказались против дальнейшей борьбы за автокефалию. А ведь годом раньше они были совсем иного мнения. Видимо, реакция Константинополя показывала бесперспективность затеи. Однако в марте одновременно с "делом Скрипалей" возникает новый виток напряженности между Западом и Россией. И в Вашингтоне, очевидно, решают что надо ударить по русским на церковном направлении, которое ранее не использовалось. Через месяц Порошенко, получив из-за Атлантики заверения в успехе дела, обращается к Варфоломею.

Томос для Украины: уврачевание или новый раскол
Томос для Украины: уврачевание или новый раскол
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Это только гипотеза. Однако резкая перемена позиции Константинополя и отсутствие casus belli в его нынешней войне с РПЦ лучше всего показывают полную зависимость этой церковной структуры от сильнейших мирских властителей за океаном.